Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Суровые норвежские негры

После феерического облома с норвежским берсерком у российских правых начались серъезные проблемы, о чем свидетельствует следующий пост:

"17 июля 32-летний Андерс Беринг Брейвик оставил в своем твиттере слова, сказанные в XIX веке английским либеральным философом Джоном Стюартом Миллзом: «One person with a belief is equal to the force of 100 000 who have only interests» — «Один человек с верой равен силе 100 000, у которых есть только интересы».
22 июля Андерс Брейвик, пошел и убил по меньшей мере 80 арабов и африканцев, участников молодежного летнего лагеря организованного "Рабочей партией" - главным лоббистом бесконтрольной иммиграции в Норвегию"
http://vadimb.livejournal.com/1315896.html

Фотография арабов и африканцев прилагается :))) (из ЖЖ drugoi)

 выложить фото бесплатно

Нет, я конечно понимаю, что Брейвик перед тем как пойти и стать героем, наверное принимал мухоморы и другие традиционные норвежские ВЕЩЕСТВА, а вот, что принимал  vadimb я даже не знаю:))

Жиды, кругом жиды


Сидим с другом в "Кофе-Хаузе", говорим по-английский о смысле жизни и на иврите о женских прелестях офицантки (ведь еще древние заметили, что для каждый темы требуется свой язык), и тут эта красотка в фартуке выруливает к нам и спрашивает: "А вы на иврите говорите? Ани мевина иврит!"  Это уже невыносимо!  Кругом ОНИ!  Нельзя даже спокойно кофе попить! Все нафиг брошу, уеду на Чукотку, там ОНИ  меня не достанут!  

Почему-то не удивляет


Взял у тов kommari :

Из мемуаров философа Ю. И. Семенова http://scepsis.ru/library/id_143.html

"...Но, кроме охарактеризованных выше противников, у меня оказались идейные недруги и несколько иного рода. Вплоть до 1967 г. я жил в провинции, вначале в Красноярске, затем в Рязани. Поэтому мне трудно сказать, когда всё это началось, но в 60-е годы значительная часть молодых столичных философов была настроена крайне антимарксистски. И объяснить это можно. За марксизм они принимали псевдомарксизм, с которым постоянно и везде сталкивались. А эти люди составляли основную часть работников редакций философских журналов. Если для верхов я был ревизионистом, то для них - консерватором, реакционером. Если номенклатурные верхи раздражало, что я писал об азиатской формации, то для "низов" было совершенно неприемлемо, что я отстаивал идею общественно-экономических формаций, не отвергал, а разрабатывал материалистическое понимание истории. И чем лучше была написана моя статья, тем большую неприязнь она у них вызывала.

Первоначально я об этом не подозревал. Но однажды меня просветил один из молодых сотрудников редакции журнала "Вопросы философии". "Ваша статья, - сказал он мне, - написана чрезвычайно ярко и убедительно. Прочитав ее, многие придут к выводу, что теория общественно-экономических формаций верна, что она не только не находится в противоречии с новыми фактами, но, наоборот, с ними полностью согласуется. Тем самым ваша статья будет способствовать росту доверия к марксизму, чего допустить нельзя. Марксизм должен быть дискредитирован. Поэтому мы ее в журнал ни в коем случае не пропустим. Из статей по историческому материализму мы отбираем только самые дубовые, самые глупые, способные лишь окончательно скомпрометировать это учение. А если вы вдруг захотите обратиться за поддержкой к главному редактору, то мы ему скажем, что ваша статья является ревизионистской, что она направлена на подрыв марксизма".