Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Десять тезисов о Маяковском



Почему-то тот факт, что Маяковский родился и провел детство в Грузии не играет роли в восприятие этого поэта. А ведь грузинский был его вторым родным языком, да и Владимир Владимирович по облику и по темпераменту был достойным сыном Сакартвело — высокий красавец в кепке «аэродром», горластый и обаятельный бабник, ценитель вина и красивого слова.

Талант или гений Маяковского непрост. Лично я не воспринимаю его стихов, но может быть я неправильно их читаю? Некоторые специалисты считают поэзию Маяковского «элитной» отнюдь не предназначенной для широких трудящихся масс, а между тем он один из самых цитируемых стихотворцев в нашей повседневной речи. «Ваше слово товарищ маузер», «Ешь ананасы рябчики жуй...» мы произносим с детства. Никакой другой русский поэт не сравним с Маяковским по влиянию на мировую поэзию — Арагон, Хикмет, Пэн, Неруда и еще дюжина заграничных Пушкиных вышли из его облака в штанах.

Маяковский довольный редкий пример творца-многостаночника. Он и поэт, и художник, и артист и мастер рекламы. Причем во всех этих областях ВВМ был новатором. Кто еще в русской культуре сравним с ним? Даже не знаю. Высоцкий был поэтом и артистом. Галич? - Не знаю, да и кто его вообще помнит?

Мы ничего не знаем о женщинах поэтов «золотого века». Кто там были женами Державина, Лермонтова, Жуковского, Батюшкова, да и были ли у них жены вообще никому не интересно. Жена Пушкина попала в историю только потому, что из-за нее Александр Сергеевич получил пулю, но не стоит преувеличивать сей факт «наше все» и до этого двадцать раз могли пристрелить из-за эпиграммы. А вот творцам начала XX века неповезло, - ударный женский батальон в лице Лили Брик, Зинаиды Райх, Анны Ахматовой опустошили их ряды похлеще всех Дантесов и Мартыновых вместе взятых. (Попытался себя представить Наталью Гончаров которая занимается любовью с Дантесом, предварительно заперев в комнату Пушкина, который скулит и рыдает под дверь, но не смог)

Что хочет критика от отношений Маяковского с Есениным? Чтобы они в кровать улеглись и блуду предались? Так это к Клюеву пожалуйста. По-моему у них были вполне корректные отношения, а взаимные пикировки на творческих вечерах являлись обязательным часть шоу.

История поездок Маяковского заграницу полностью объясняет его творчество. И «Я в Париже живу как дэнди...» и «Стихи о советском паспорте». Принимали его за рубежом по царски, как посла советской культуры, да и любовниц он там менял там как перчатки.

Лиля Брик это какая то жуткая аллюзия на историю советской интеллигенции. Начинает как роковая женщина, которая не любит революцию но спит с ней, пишет письма Сталину, культивирует быт и ездит в подвалы ЧК смотреть на расстрелы. К концу жизни бронзовет, скатывается на антисоветчину и рассказывает, что «все понимала». Потом кончает с собой. Елена Боннэр это позднее издание Лиличке, только дым пожиже.

Принято считать, что советская критика затравила Маяковского отказываясь признать его пролетарским поэтом. Этим она разительно отличается от современной либеральной критики представляющего поэта бездарностью, лицемером, психически нездоровым человеком и идеологом сталинских репрессий.

Совершенно непростительно самоубийство Маяковского в Москве. У него была любимая гостиница в Ленинграде - «Европейская». Там у него был любимый номер — 25-ый. Если в жизни возникли неразрешимые проблемы, неужели было так сложно свести счеты с жизнью на берегах Невы? Это все таки наводит меня на мысль, что Владимир Владимировича застрелил Яншин.

Весь футуризм можно уместить в предложение Маяковского сделать из Эрмитажа макаронную фабрику.

Алмазный мой венец


"Не имей сто рублей, а имей сто друзей" - именно этой народной мудрости последовательно следовал Валентин Катаев, а в итоге, на склоне лет, написал книгу "Алмазный мой венец". Как легко догадается читатель, украшением сей диадемы являются гении, с которыми автор бухал и ходил к шармутам.
В советское время о личной жизни творцов были принято писать в стиле викторианских романов - где все такие благородные, выражаются исключительно на "Вы" и пьют только "Баржоми". Поэтому Катаеву пришлось поверхностно зашифровать персонажи кличками "королевич", "Комондор", "брат", "штабс-капитан" и т.д. Лишь одного запрещенного Гумилева автор поминает по фамилии чуть ли не в каждой главе.
Чтобы прочитать по пьяного Есенина собиравшегося бить морду Зинаиде Райх, позднесоветские читатели говорят выстраивались в очереди, ходили слухи, что книга полна ТАЙНЫХ СМЫСЛОВ, а по мне все это напомнило самолюбование успешного советского писателя. "Я читаю лекцию в Сорбонне. Я путешествую по Сицилии. Я в Париже. А это все гении с которым я тусовался. Они все умерил, а я мне студентки цветы в Милане дарят".
Кстати, дался им этот Париж. В мире, что других симпатичных городов нет? В Висбаден съездите (Ах ну да, карантин!).
Ну конечно, какие то литературные анекдоты и истории интересны и могут быть полезны. Я вот забыл, что у Остапа Бендера был реальный прототип, и даже не жулик, а работник угрозыска. Очень интересно описание визита Катаева к опальному Зощенко, который замучили ленинградцы толпами стекавшиеся посочувствовать гонимому писатели. Лопух этот Жданов все таки. Вот обвинил бы Зощенко в херасменте, так народ бы от него на другую сторону улицы бы переходил. И от жены его Ахматовой тоже*.
* В народе не очень поняли постановление о журналах "Звезда" и "Ленинград", но в итоге решили, что во всем виноват Зощенко как мужик, а жена его Ахматова пострадала за компанию.

"Географ глобус пропил"




Прочитал и посмотрел "Географ глобус пропил". Если коротко - "Какая страна, такой и Гумберт Гумберт".
А вообще у нас в школе географ тоже был редкостный м...к. Не за что мне двойку поставил, а когда я сказал, "тогда уж и вторую ставьте!" поставил и вторую. Поэтому у меня по географии в аттестате было "четыре".
Книга в принципе неплохая, хоть что-то из жизни простых людей, а не политтехнологов, ментов и миллионеров. Главный герой мне абсолютно не симпатичен - не люблю алкоголиков. И перспективы Служкина видны невооруженным глазом - грустная смерть у закрытой станции метро, из которой прогнали бомжей на мороз.
Что же касается фильма, то Хабенский в главной роли неплох, хотя пьяницу и я бы лучше сыграл. То что убрали самый нелепый сюжетный ход картины это хорошо - никогда не поверю, что человек может полгода работать в школе и не знать, что у него в классе учится дочь завуча. А вот что убрали сцену где герой изображает перед жаждущей его женщиной коровку, посредством двух пустых бутылок - недочет.
Не знаю, хорошо или плохо что действия перенесли из 90-хх в нулевые. Находка с мобильниками хороша, но в нулевых главный герой в школе и дня бы не продержался....
В целом не самая худшая российская книга и не самое худшее русское кино.

"Трудно быть богом" - современная адаптация




"Трудно быть богом" как и все произведения Стругацких плохо поддается экранизации (особенно криворукими постсоветскими "творцами") но может быть удалось бы получить положительный результат если действие просто перенесли на Землю в наши дни.
Итак, Арканар у нас диковатое постсоветское государство, воюющее за ресурсы с соседними "баронами". Ученные естественное бегут оттуда толпой, потому что какая наука в постсоветскую эпоху? Зато вместо них процветают скрепы, вышиванки и прочие прелести духовного возрождения.

Румата это конечно засланец более развитой коммунистической цивилизации, с дипломатическим паспортом страны первого мира (при развитие печатного дела на Набиру вы понимаете это сущие пустяки), несколькими миллионами долларов на счету и пакетом акций "Теслы". Он известный светский лев, кутила и плейбой (о чем день и ночь распространяют мерзкие слухи подкупленные инстаграмм-блогеры).

Ну это все прикрытие, а на деле он раз в месяц ездит в горы в потайной домик где встречается с коллегами-засланцами, пополняет счет, саботирует важнейшие рыночные преобразования и даже добивается финансирования того что осталось от науки, культуры и медицины. Ибо у богатых свои причуды. От моделей его тошнит, а любит он библиотекаршу Киру. И телевизора его тошнит, и вообще нервная система никакая.

Ну а дальше все по книге. В стране поднимается движение "серых". которых можно легко списать с тех же йобиков или других восточно-европейских правых. Хитрый премьер-министр Рэба (его придется рисоваться с Путина, тут без вариантов) ведет интригу, провоцирует бунт "серых", а потом давит его "международными миротворческими силами ООН-НАТО", агентом которых он и является. Расстрелы в затылок на площадях, танки на улицах, спешно создаваемые Гуантаномо прилагаются.

Рэба конечно как и в книге раскрывает Румату через спецслужбы, но до рептилойдов-коммунистов он конечно додуматься не в состоянии, потому то в коммунизм он не верит.
В финале виллу Руматы блокирует спецназ, начинают работать снайпера и первым выстрелом убивают Киру. Ну и тут естественной у Руматы кукушечка окончательно слетает, он достает транклюкатор и устраивает "Силам по поддержанию мира в Арканаре" (СПМА) смесь "Леона" и первой "Матрицы".

Переполошившиеся пришельцы спешно усыпляют героя гипнозом и увозят на Набиру лечить нервы.

Fin

"Омерзительное иускусство"



Взросление это когда переходишь от советского издания "Легенды и сказки Древней Греции" к "Омерзительному искусству Софьи Багдасаровой.

Удивительно, как мы в детстве не придавали значения весьма НЕОДНОЗНАЧНОМУ содержанию творчества мифотворцев. Ведь несмотря на все старания советской цензуры всю ПРАВДУ были не вымарать. Я хорошо помню, что Геракл убил своих детей, Эдип женился на матери, Медея зарезала сыновей от Ясона, но мне это как то было параллельно. Как голая античная статуя, которая не вызывает никаких нехороших мыслей у тех кого с детства водят в Летний Сад.

Ну а в книге Багдасаровой все подается в стилистике "Лукоморья" (кому нравится, кому нет) и расставляя точки над i. Некоторых вещей я не знал, - например то что творец Делал сбежал на Крит после убийства более талантливого конкурент, а перед созданием знаменитых крыльев набивал руку мастеря аксессуары для любительниц зоофилии. Или что Геракл страдая у царицы Омфалы умудрился ей двоих детей заделать. Рабство оно такое рабство...

В целом мне кажется что книга полезная для тех кто иногда ходит в музее любоваться полотнами классиков. Хотя на слух (я слушал ее в машине) воспринимать содержание было сложно, когда шли описания иллюстрацией.

Николя ла Флок


По своей любви к осемьнадцатому веку, когда феодализм загнивал, но как красиво соблазнился сериалом "Николя ля Фок".

И все бы хорошо, и Людовик XV такой душевный, напоминающий позднего Брежнева (без орденов, но зато с пудрой), но нелепость сюжетов... Посудите сами:

Сидит в Лондоне какой то правдоруб Моранд, который пишет всякие гадости про близких друзей Государя. Казалось, какое до него кому дело, так нет, французская кровавая гебня посылает к нему киллеров-убийц. У вас там война с Англией только закончилась, Россия на подъёме, овес в Бургундии не уродился, а вы каким то рифмоплетом занимаетесь.

Затем не падайте со стула, организацией убийства занимаются литератор Бомарше и трансвестит де Еон. Конечно ничего у них не получается, а все заканчивается тем, что оппозиционеру с мотором отваливают несметное бабло и дают грант за небольшой творческий отпуск.

И я должен верить в эти нелепые бредни? Тут же сплошные нестыковки! А самое смешное, что у всех шпионов есть перстни с ядом, который действует в течение нескольких секунд с первого раза...

"Последняя дорога"

Посмотрите на Пушкина - в фильме вы его не увидите

В детстве в ДК Горького я посмотрел премьеру фильма Леонида Менакера "Последняя дорога". Картина почему то врезалась в память, хотя мне было 11 лет и кроме первых кадров я ничего не запомнил. Вчера я пересмотрел ее снова.
Те кто выросли в бывшем СССР знает, что никакой культ личности Сталина и в подметки не годится возвеличиванию "солнца русской поэзии", которое в "Последней дороге" приближается к обожествлению.
Начнем с того, что Александра Сергеевича в картине нет. Подобно лику Пророка в Исламе его лицо сокрыто и лишь пару раз зритель может лицизреть профиль гения. Может быть это связано с тем, что еще не родился великий актер Сергей Безруков, который смог воплотить Пушкина на экране, а артисты того времени были неспособны и недостойны.
Хотя поэта мы не видим, но в Петербурге 1837 года, естественно все только говорят о Пушкине. Других тем у горожан нет вообще. "Пушкин идет в гору и скоро будет сенатром", "Пушкин рогоносец", "Пушкин мне 40 тысяч должен", "А ты Пушкина то читал?" и т.д. Дальше следует вполне библейская история - враги планирует заговор, ближние предают или умывают руки и Пушкин отправляется на Голгофу, т.е. на дуэль, а затем на захоронение в Псковскую губерню.
Любопытно, что другой сокрытый образ это Николай Павлович, которого тоже показывают мельком пару раз. Да и образ его отнюдь не отрицательный, царь посылает Пушкину своего лейб-медика, в историографы берет, и вообще готов осыпать благодеяниями.
Кастинг картины на самом высоком уровне - Смоктуновский, Калягин, Мягков, Филозов. Правда Калягин в роли Жуковского (одна из центральных фигур картины) смотрится весьма забавно, после "Мертвых душ" и "Здравствуйте я ваша тетя", кажется что он вот вот начнет собирать деньги на лечение Пушкина и сбежит с ними заграницу. В картине (веление времени 1986 год!) появляется и благородный ростовщик, в исполнение Михаила Глузского.
Одним словом, такой ламповый, но немного мрачный предперестроечный фильм, который хорошой пойдет в наше сумрачное время.

Узбекская интеллигенция 90-хх о колониализме



"В последнюю неделю мы с Мунаввар беседовали о колониальном периоде узбекской литературы. Рассказ начался с "Петра-так-называемого-Великого", который обратил внимание не то, что у Англии есть колонии в Индии, решил, что у России должны быть колонии в Средней Азии. Петр снабдили себя книгой об управление и военной стратегии, написанной Тимуридами: "Вот так труды наших собственных дедов продали нас в рабство".
Русские мужики в те времена раз в год купались в Волге, даже не снимая с себя рубах. Средниазиаты е ежедневно парились в мраморных банях. Так кто кого колонизировал? Мунаввар рассказала, как в 1868 году царь перенес целую казачью деревню к Сурхандарье. "Теперь это ваше", - сказал царь безграмотным казакам, которые годились только копать землю да портить русло.
Агличане - совсем другое дело, чем русские; они отправили в Индию, не мужиков, а аристократов. "Для нас было бы куда лучше, если бы нас колонизировала Англия"- говорила Мунаввар. Это мнение у них распространено веесьма широко: они все уверены, что Индия - их упущенная судьба, так считал даже маленький Шурик, о чем он и сказал, когда зашел поропсить мой оксфордский русской-английский карманный
словарь, который, по его мениюю, был лучшим из всех виденных словарей, - наверное это так и есть. "Если бы нас колонизировала Англия, я бы уже говорил по-английски", - объяснил он, словно извиняясь".
"Бесы. Приключения русской литературы и людей, который ее читают"

Поэт и царь


Подумал, что у нас культурной политикой активно занимались только два правителя - Николай I и Сталин.

Темы "Николай и Пушкин", "Николай и Лермонтов" и "Николай и Шевченко", "Сталин и Пастернак", "Сталин и Шостакович", "Сталин и Булгаков" будет кормить еще несколько поколений литературоведов.

Причем в случае со Сталиным тут все логично и обосновано, - в стране проводилась культурная революция, сам вождь не чужд творчеству и интеллектуал. Все в точно в соответсвие с Сатириконом - "Если на троне сидел эстет, он за малейшую погрешность в стиле или литературной форме приказывал несчастному поэту повеситься. Ни о каких отсидках или заменах штрафом не могло быть и речи".

А вот Николай Павлович с детства воспринимался окружающимися как - "упал - отжался", хотя конечно человек очень неглупый. Однакож смотри и он - "Я сам буду твоим цензором".

Исраэль Шамир (Israel Shamir) заметил что в список надо добавит еще Екатерину, но та скорее пыталась сама быть русской культурой, а как только к концу ее царствования появились разные Новиковы и Радищевы, все они отправились куда Макар телят не гонял))

Пара строк о литературе

1) В 1924 году Маяковский написал, что "После великих реалистов Некрасова, Достоевского Петербург опал, затих,
стал реакционен литературно"
и
« В Ленинграде, по мнению Маяковского, после расцвета революционной поэзии в Москве “веет Чухломой” ... Наиболее реакционный поэт Сологуб и наиболее неинтересный и бесцветный Блок — продукты Ленинграда, давшего целый ряд реакционных фигур <...> С переходом столицы в Москву ленинградское искусство окончательно пало"
Про Блока я может быть и поспорил, но в целом Маяковский высказал мысль, которая посещала и меня. После отъезда столицы, Ленинград превратился в грибоедовскую Москву, гнилую хранительницу культурных традиций "Серебрянного века" и "России которую мы потеряли". Молодые, про-советски настроенные творческие силы от Светлова до Шолохова ехали к успеху в столицу. Ну а у нас сидела недобитая контра, бывшие царскосельские девственницы, которые передали свой яд сначала "ахматовским мальчикам", а те публике с подоконика "Сайгона". Как ленинградцу мне это осознавать больно и неприятно....


2) Мы не учитываем, какое количество советских поэтов и писателей было выбито в годы войны. Причем лучших, те кто пошли в 1941 году добровальцами на фронт - Гайдар, Уткин, Коган. Из поколения советских молодых литераторов ушедших на фронт вернулся каждый четвертый.
Первая мировая война выкосившая студентов Оксфорда положила конец британской аристократии. Вторая мировая перебила самую про-советскую часть интеллигенции Великого поколения. Остались только пресловутые "средние ряды", вроде Солженицины или Окуджавы. Которые и неписал свои толстые труды. Сами знаете о чем.