Category: литература

Это не то что вам полагается знать


Моя рецензия на книгу Андре Влчека

Мы познакомились с американским левым публицистом и режиссером Андре Влчеком в сентябре 2012 года, когда он после долгого перерыва приехал посетить Ленинград – город своего детства. Мы долго ходили по улицам и разговаривали о пребывании Че Гевары в Праге, о культуре коррупции в Кении и о влиянии родственников Обамы на геноцид индонезийских китайцев. Знания о положении в странах Африки и Юго-Восточной Азии были у Андре поистине необъятными, поскольку за свою жизнь он посетил самые опасные и уделенные уголки этих континентов.

В чем-то наши позиции совпадали, в чем-то мы расходились во мнениях – но наши жизненные пути были во многом схожими. Мы оба были ленинградцами, оба оказались в подростковом возрасте за границей, где столкнулись с жестким социальным прессингом и циничным расизмом буржуазного общества. Оба испытали искушения условного Запада, но в итоге смогли найти верную дорогу.

И вот теперь я рад представить читателям очередную книгу Андре Влчека – сборник статей с красноречивым названием: «Это не то, что вам полагается читать».

Как мне кажется, эти тексты по настоящему важны для современного марксистского понимания развития Таиланда, Индонезии, Камбоджи и других стран Тихоокеанского региона, превратившихся сейчас в сборочный цех планеты. Именно туда выносится промышленность из Европы и Америки, а рабочие трудятся в рабских условиях, вполне сравнимых с Англией XIX века. И если вы хотите увидеть настоящий, «нормальный» капитализм, скрытый за фасадом богатых стран – тогда книга Влчека непременно должна лежать у вас на столе.

Сборник «Это не то, что вам полагается читать» дает ответ на важный вопрос – почему в регионе, который стал сегодня местом концентрации мирового пролетариата, не наблюдается подъема революционного движения? В XIX веке говорили, что Америка заимствует самые передовые европейские технологии, а Россия перенимает самые передовые европейские идеи. Сегодня же в Азию и Африку сбрасывают как устаревшие технологии, так и архаичные идеи – что, кстати, во многом касается и постсоветской периферии. А независимая мысль десятилетиями выкорчевывалась в этом регионе путем террора и промывкой мозгов.

В результате этого мы читаем в книге Андре Влчека про нищих индонезийских женщин, стирающих белье в канавах с нечистотами, но мнящих себя «средним классом», и об исламистах, которые верят, что сегодня у власти в Кабуле до сих пор находится «коммунистическое» правительство: «США пришли в Афганистан воевать с Талибаном, а не с коммунизмом. Это правительство все равно является марионеточным режимом России», – говорят эти люди. А это так похоже на радикальных украинских националистов, которые считали российским агентом даже Петра Порошенко. Или на русских капустнобородых правых, уверенных, что Кремлем заправляют представители конспирологической «мировой закулисы», а вовсе не правящий класс туземных капиталистов.

Альтернативой западному империализму Андре видит страны Бушевой «Оси Зла» – Китай, Сирию, Венесуэлу, Россию. Безусловно, он идеализирует мотивы российского и китайского руководства, которые не противостоят империалистическому давлению, а просто пытаются интегрироваться в мировую капиталистическую систему, на приемлемых условиях для своих коррумпированных правящих элит. Однако, читая Влчека, я вспоминаю герцога Альбу: узнав о том, что Испанская католическая империя намерена аннексировать Португалию, он заметил – «а где мы тогда будем искать спасения от гнева нашего короля?». Если весь мир станет вотчиной Американской и Европейской империй, то где же будут искать спасения западные диссиденты и инакомыслящие – такие как Сноуден или Ассанж? Кто помешает окочательно затравить Оливера Стоуна, Ноама Хомского, Роджера Уотерса, или Майкла Мура? Проживая в «свободных» странах, где RT или Press TV зачастую являются единственной альтернативой собственному корпоративно-государственному мейнстриму, левые оппозиционеры активно вслушиваются в голоса с Востока. И отнюдь не потому, что они любят Путина.

Книги Андре Влчека, несомненно, будут востребованы в странах бывшего СССР, а их распространение надо только приветствовать. Я надеюсь, что нынешнее издание «Это не то, что вам полагается читать» – только начало, и русскоязычные читатели в ближайшем будущем познакомятся с другими книгами нашего соотечественника, который имеет смелость смотреть на мир своими глазами.

http://liva.com.ua/eto-ne-to-chto-vam-polagaetsya-chitat.html

И были они смуглы и рыжеволосы



Некоторое время назад я написал несколько небольших эссе для альманах "На святой земле" . Сейчас этот проект ищет нового редактора, и если кто-то готов взять на себя этот нелегкий и неблагодарный труд, то рекомендую ему обратится к Влад Ривлин (Vlad Rivlin)

Ну а Вашему вниманию я представляю один из моих текстов, для данного журнала.



И были они смуглы и рыжеволосы

«И были они смуглые и золотоглазые»
Рей Бредбери

- Я поведу тебя в музей – сказала Халилу сестра. – Сегодня день Накбы и Героизма.

В этот нежаркий майский день Халилу не хотелись идти ни в какой музей. В его планах значился гироскутер, море и возможно, если очень повезет, вечерняя прогулка с Захирой вдоль пардеса. Но отсутствие в музее в такой день, конечно, будет заметно. Учитель скажет об этом директору, директор – родителем, вообщем, надо было идти…

Музей НАКБЫ в Маджале располагался в самом центре города, на проспекте Ясера Арафата, между театром и больницей, там, где магистраль устремлялась с холма к синеющему внизу Средиземному морю. Музей был невелик, и внешне напоминал типичную палестинскую деревню, устроенную на склоне холма. Постройки окружали оливы, а каждый дом был посвящен десятилетию борьбы палестинцев с израильским владычеством.

Вместе с одноклассниками Халил шел из дома в дом, от десятилетия к десятилетию, и слушал рассказ про историю своего народа, о приплывших из-за моря жестоких колонистах, которые больше века огнем и мечем пытались покорить и изгнать палестинцев. Голограммы транслировали портреты героев – Жоржа Хабаша, Лейлы Халед, Ахед Тамими, видеокадры с разгонами демонстраций и ковровыми бомбардировками. Но сегодня Халила интересовали не они. Его взгляд привлекали образы врага.

Израильтяне, кто они? Закованные с головы до ног в доспехи фигуры волокут арестованных подростков. На их головах шлемы с забралами, в которых отражаются лица жертв. Агенты спецслужб в балаклавах. Темные, зловещие силуэты на заднем плане. «Лица, где их лица?» - думал Халид. Не первый раз его интересовал этот вопрос. Когда-то он даже задал его наставнику, и тот улыбнувшись ответил, что задача музея показать, что палестинцы вели борьбу прежде всего против людоедских идей колониализма, расизма и империализма, в которых нет ничего человеческого. Конечно, когда он будет старше, он легко сможет найти в книгах и в Интернете все изображения, которые сочтет нужным увидеть. «Даже израильтян?» - Спросил Халид – «Даже израильтян» - улыбнулся наставник.

Мысль посмотреть на врагов не оставляла Халида и по возвращению домой. Он уже собирался развернуть планшет и войти в сеть, как снизу раздался призывный свист и мальчик вспомнил о своих обязательствах перед Захирой. «Картинки никуда не убегут. Я посмотрю их завтра. Или послезавтра. Или зимой, когда пойдут дожди, и я буду сидеть дома. Иншалла». Захлопнув планшет Халид выскочил за дверь, и кубарем скатившись по лестнице, побежал на улицу к подружке.
….Несколько лет назад, забравшись в шкаф в спальне родителей, Халид нашел коробку с бумагами на незнакомом языке. Наверное, если бы Халид знал русский, он бы смог прочитать приглашение семье Поляковых приехать на постоянное место жительства в Государство Израиль, удостоверение к медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и переписку Сары Соломоновны Цинклер из Ленинграда с уехавшими в Ашкелон внуками. Но Халид не знал этого языка и просто сложил бумаги обратно в коробку, закрыл ее и убрал подальше в шкаф.

Мандат неба истекает






В Древнем Китае считалось, что стихийные бедствия и катастрофы являются предзнаменованиями утраты «Мандата Неба» или, проще говоря, легитимности правящей династии. Надо сказать, что многие из этих катастроф были неслучайны — наводнения на китайских реках часто случались после того, как администрация демонстрировала свою неэффективность в обслуживании рукотворных дамб и плотин.

Можно вспомнить, что и падению СССР предшествовала череда техногенных катастроф — авария на Чернобыльской АЭС, взрыв трубопровода, пожар в Библиотеке Академии Наук. В школах даже был сложен стишок:

Перестройка важный фактор,
Сразу грохнули реактор, потопили пароход,
Пропустили самолет,
А какая-то свинья с рельс спускает поезда…

Дети правда не знали, что «свиньей» была советская бюрократическая машина, которая на тот момент работала на холостых оборотах.

Сегодня по всему миру в огне снова гибнут памятники. Горит Национальный музей Бразилии, библиотека ИНИОН РАН, Успенская церковь в Карелии, и наконец, Собор Парижской Богоматери. И почти за каждым случаем мы видим издержки капиталистического хозяйствования — «оптимизация» на охране, пожарной безопасности, ремонтных работах.

Памятники культуры и архитектуры давно уже утратили свое значение сами по себе и превратились в станки для печати денег. Когда загорелся Нотр-Дам, газеты написали о пожаре в «крупнейшей туристической достопримечательности» Франции. Святыни и заповедники нещадно эксплуатируются для получения прибыли — так, например, фонтаны Петергофа, некогда включаемые только по торжественным дням, сегодня работают без перерыва для нескончаемого туристического потока (750 руб иностранец, 450 — гражданин РФ). Несложно догадаться, как это влияет на техническое состояние шедевров, возводимых веками.

Впрочем, для альтернативно одаренных, для катастрофы в Париже есть более простые объяснения. Близкая к власти журналистка Ксения Собчак объяснила пожар «крысами, бомжами и радикальной толерантностью». Вероятно, в детства папа не давал ей читать «Собора Парижской богоматери» Виктора Гюго, где вокруг знаменитого храма бродила цыганка Эсмеральда с козой и бомж Квазимодо. Дикари лепечут, что «никто не плакал о храмах Донбасса, или когда французская авиация бомбила Сирию». Их скудным умишкам не дано понять, что через 1000 лет французской авиации не будет, но было бы желательно, чтобы Нотр-Дам сохранился как достояние всего человечества.

Впрочем, альтернативно одаренным мы и так уделяем слишком много внимания. Реакция большинства граждан России была куда более адекватной. Ведь мы, бывшие советские граждане, были воспитаны не только на российско-советской культуре, но и на мировой литературе. Именно Гаврош Виктора Гюго был первым и любимым героем детства многих читателей этих страх. Нам, «совкам», не чужд и «сумрачный тевтонских гений», и «острый галльский смысл». Именно мы, трудящиеся, унаследуем все эти шедевры, созданные предшествующими поколениями. А сейчас наша задача в том, чтобы сберечь остатки цивилизации, могущей погибнуть под руинами рушащегося капитализма.

http://1917.com/XML/A494ClRA3GG2z58xNaNbEiPT+xQ.xml

И снова о "совках"




Я часто обращал внимание, что люди хорошо вписавшиеся в капиталистическу систему это люди без мечты, без призвания. "Где ты учился? - В военмехе. - О, здорово, техникой интересуешься?! - Да, нет надо было корочку получить... - А сейчас чем занимаешься? - Менеджер по продажам ... - Ага..."

"Он очень неприхотливый, он гибче и ловчей". В позднесоветское время таких персонажей появилось очень много и это был один из крупнейших провалов советского образования. Внутренний мир такого человека как правило заканчивается примитивным потреблядством. Но сегодня он герой - потребитель, гибкий, мобильный, приспособленный к меняющимся условиям рынка.

Советский человек, "совок" это человек творческий, человек у которого есть мечта, призвание. Он с детства мечтает стать археологом, поэтом, художником, конструктором космических короблей. И при капитализме эта мечта входит в противоречие с окружающей действиетльностью. Какие космические корабли в Казахстане, на Украине, даже в России? Ну а гуманитарии должны быть голодные в принципе.

Большинство встает на путь приспособления. Когда вы видите програмиста с потухшими глазами, ненавидящего свою работу, возможно что дома у него лежат ненаписанные стихи или заметки о работе с дельфинами. Но он уже стал современным "креативным человеком", совка он в себе убил.

А вот совок, которые сохранил в себе мечту, которые мечтает о раскрытие своих талантов, своего призвания, в большинстве случаев становится революционером.

Левые и правые поэты Израиля



Поэзия на языке иврит имеет многовековые корни, уходящие в библейские времена – но история израильской ивритоязычной поэзии начинается только в конце XIX столетия.

Если двумя титанами русской поэзии считаются Пушкин и Лермонтов, то в Израиле их роль отведена Хаиму Нахману Бялику и Шаулю Черниховскому. В их честь называют улицы, дома культуры и литературные примии. Однако, как и великие русские – а также украинские, белорусские или казахские поэты, Бялик и Черниховский с трудом переводятся на другие языки и известны в зарубежных странах только благодаря популяризации их имен на государственном уровне.

Collapse )

Урсула Ле Гуин - память о будущем



Уход Урсулы Ле Гуин закрыл еще одну главу в великом литературном явлении – американской фантастике XX века.

После завершения Второй Мировой войны Соединенные Штаты оказались на пике политического и экономического могущества, в сочетании с невиданным доселе уровнем жизни населения. Технологии развивались революционными темпами – за несколько десятилетий сотни тысяч людей приобщились к телевидению, полетам на реактивных самолетах, увидели первые космические ракеты. Однако в тени этого процветания было слишком много мрачного и неприглядного – глобальное военное противостояния с Советским Союзом, паранойя маккартизма, расовое неравенство и сохраняющаяся бедность множества «свободных» людей.

Именно такой была атмосфера, в которой сформировались таланты Рэя Брэдбери, Стивена Кинга, Роберта Шекли, Гарри Гаррисона, Урсулы Ле Гуин – и многих других выдающихся американских фантастов. Они в полной мере воспользовались полученной после войны передышкой, и вызвались смело заглянуть в будущее, дабы осмыслить через него настоящее.

В прогрессивной американской фантастике можно выделить два основных направления: Гуманистическое, виднейшим представителем которого, конечно же, был Рэй Брэдбери, с его великой антиутопией «451 градус по Фаренгейту» и марсианским циклом. А также, критическое, представленное Шекли и Гаррисоном – авторами прекрасных сатир «Билет на планету Транай», «Билл – герой Галактики» и «Неукротимая планета». В стороне от прогрессивного мейнстрима творил ультраправый фантаст Роберт Хайнлайн – но его оды милитаризму и традиционным ценностям всегда балансировали на грани фарса, а Пол Верховен переосмыслил его творчество в блестящем фильме-пародии «Звездный десант», который даже призывали запретить к показу на украинском ТВ в феврале прошлого года.

Книги Урсулы Ле Гуин вобрали в себя и гуманистическую и критическую тенденцию американской фантастики. Подобно творцам Ренессанса, в центре ее произведений всегда находится человек – и он мерило всего. Гибель человека – это гибель Вселенной. Роканнон, получивший возможность мыслить и сопереживать вместе с другими существами, умирает, уничтожив своих врагов. Не И не будет преувеличением сказать, что «земноморский» цикл Ле Гуин – это одно из самых светлых литературных произведений XX века.

Но самоеизвестное произведение критической фантастики Урсулы Ле Гуин – это, конечно же, написанный в 1974 году «Обездоленный». Критики до сих спорят, к какому жанру относится эта история анархистского эксперимента на отдельно взятой планете – к утопиям, или антиутопиям. Публицист Михаил Магид назвал анархистскую луну Анаррес сырьевым придатком капиталистической планеты Урраса и каторгой для революционеров. На мой взгляд, в этих словах есть информация для размышления – особенно для тех, кто верит в чудесную реализацию всемирного антиавторитарного проекта.

Я также помню, что при первом прочтении «Обездоленных» складывается впечатление, что Ле Гуин «очерняет» капиталистическое общество Урраса, описывая нищету низов и жестокое подавления восстаний рабочих. Но из моего внимания ускользнул тот факт, что книга была написана в начале 70-х годов, когда безнаказанные расстрелы восстаний в гетто и студенческих демонстраций в США были никого не удивляющей нормой.

В 1989 году я впервые прочитал роман Урсулы Ле Гуин в журнале «Техника молодежи» и с тех пор являюсь большим поклонником творчества этой писательницы. Сегодня мы скорбим о смерти замечательной писательницы, которая ушла, оставив за собой определенную традицию – например, творчество Чайны Мьевиля, который не раз говорил о ее наследии.

http://liva.com.ua/ursula-le-guin-pamyat-o-budushhem.html

Вечер идиш





Вчера ребе Yoel Matveyev в библиотеке Маяковского раскрывал нам тайны языка идиш. Что удалось подчерпнуть?

1. В СССР идиш считался восточным языком, т к где находится Биробиджан вы знаете. Хорошо что его еще с китайским не объединили.
2. Многие солдаты (причем порой и не-евреи) за время службы в Биробиджане этим языком овладели.
3. В средние времена на идиш писали рыцарские романы (я тут сразу вспомнил фантастический роман "Многоярусный мир", где тема еврейского рыцарства была раскрыта)
4. Сейчас на идиш пишут трешевые детективы для хасидов на 800 страниц, про то как Мордехая Школьника похищают в Боливии повстанцы ФАРК, но его спасают с вертолетов агенты ЦРУ... Кровь, расчлененка, но никакого секса. Кстати теперь понятно откуда появился сценарий "Большого куша"
5. Для тех кого секс все-таки интересует, в Нью-Йорке работает ортодоксальная полиция нравов.
6. Переводчик с идиш на ГУГЛЕ такой кривой, то загнав слово "девушка" сразу же попадаешь на сайт канадских идишеговорящих проституток.
7. На Кубе три синагоги, где говорят на идиш и русском. И там висит фотка как туда приходил Фидель Кастро. Ну вы поняли "Проходит Фидель Кастро в синагогу..." Местные евреи считают его своим.
8. Идиш жив и живее всех живых!

А, забыл еще написать, что в Америке Есенин бухал с идишскими поэтами. Те конечно его перепили и обидевшийся Есенин стал кричать про "жидов". Но потом они помирились, а поэт Мани Лейб даже переводил вирши Есенина на идиш.

Слово поэта


Спалился старина Бродский. Осторожен был, я ведь знаю массу людей, которые искренне верят, что Иосиф антисоветчиком не был. Но со встречным американцем, поэт смог раскрыть свою душу:

Гений о войне во Вьетнаме:

«Мне жаль это говорить, я люблю людей, но вы должны отправиться туда и сбросить на них водородную бомбу. “Это очень печально, но они же не люди”, – добавил он".
Гений о неграх:

"Полушутя Иосиф сказал, что если бы сейчас в комнату вошел негр, он бы его не убил. Однако раньше он цитировал заявление американских правых о том, что превратить Вьетнам в автостоянку было бы лучшим решением для этой страны"
http://relevantinfo.co.il/neterpimoct-sovkov/

О гражданских свободах:

"Позже вечер принимает неприятный оборот. Андрей и Иосиф нападают на нас из-за нашего отношения к войне во Вьетнаме. Как и большинство людей нашего возраста, мы против войны. А они считают, что мы дураки, если не стремимся уничтожить коммунизм везде, где можем. Что до протестующих студентов в Америке – поделом, что их бьет полиция, пусть занимаются своими студенческими делами, а не играют в политику.

Этот спор естественно переходит к теме гражданских прав. Андрей и Иосиф в один голос говорят, что протестующие своего счастья не понимают – любой русский был бы рад жить так, как обыкновенный черный американец. Карл терпелив, даже когда возмущен, и только спрашивает, как именно, по их представлению, должны применяться к демонстрантам предлагаемые законы."

http://bookz.ru/…/ell…/brodskii_118/page-2-brodskii_118.html

Поразительно, как все эти люди Солженицын, Бродский были повернуты на ядерной бомбе...

Попаданец (фантастический рассказ)



Был обычный серый питерский вечер. Я спешил домой с работы, и уже собирался повернуть с Кирочной к метро «Чернышевская», как вдруг мой утомленный слух потревожили истеричные мужские вопли:

- Нет, пустите! Вы не имеете права! Смотрите люди как русского человека…

Звуковые волны исходили от распростертого на асфальте тела, над которым возвышались два блюстителя порядка. Внешне жертва полицейского произвола напоминала обычного бомжа, в изодранной обуви и странных лохмотьях, некогда бывших то ли пальто то ли плащом. Единственным отклонением от привычного облика капитана песчаных карьеров был противогаз, висевший на грязной шее лица без определенного места жительства.

Collapse )

Что хотел Всеволод Кочетов?



"-Папа, а 37-ой год был?
-Нет сынок, но обязательно будет"

Из пародий

Книга Всеволода Кочетова «Чего же ты хочешь?» — это поистине легендарное произведение по трем причинам: оно оказало большое влияние на современников; его почти никто не читал; слухи об этой книге более известны, чем ее содержание.

Всеволод Кочетов был главным редактором журнала «Октябрь» и идейным сталинистом, яростно противостоявшим либеральному лобби в КПСС и в литературной среде. Современникам была хорошо известна полемика Кочетова с «Новым миром» и Твардовским. Нетрудно догадаться, то это бодание теленка с дубом не могло закончиться добром. Брежневское руководство (как, кстати, и нынешней режим) старательно лавировало между крайностями, и левые «охранители» ему были еще более чужды чем либералы. В итоге главная книга Кочетова была отправлена на полку, а ее автор покончил с собой.

Collapse )