Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

"Звездные войны"



Вчера, закрывшись на даче с колой и попкорном я посмотрел последний фильм "Звездных войны". Даже бухло и тяжелые наркотики наверное не помогут воспринимать эту киношку...

...Когда члены Политбюро ЦК КПСС вернулись с закрытого просмотра «Зведных войн» они не сговариваясь направились в кабинет Сталина в Кремле, где Иосиф Виссарионович принимал самые ответственные решения в годы войны.
- Но, как, как они смогли такое сделать? - вопрошал дорогой Леонид Ильич, дрожа всем телом от беззвучных рыданий.
- В Тунис поехали, товарищ генеральный секретарь. Нашли пару бедуинских пещер, перешил местные хламиды, старые МГ-34 раздобыли. Они то думали, что В-муви получится, а вышло..
-А вышло, дорогие товарищи, что 60 лет коммунистического строительства коту под хвост! Нет у нас идеологического оружия, чтобы противопоставить его этому тлетворному шедевру западной поп—культуры. Нету! - веско промолвил товарищ Суслов.
- Ареснову звонили? Скажите что бы он поторопился со своей «Гостей из будущего».
- Звонили Леонид Ильич, но обещает, что фильм будет только к концу следующей пятилетки. Ну и если говорить честно, как коммунист коммунисту, не годится «Гостья из будущего» в качестве паритетного ответа. Это как «Ну погоди!» против «Тома и Джери»
Долго сидели партийцы в глубоком молчание, пока не встал самый старый и мудрый член политбюро и произнес вещие слова:
-Вижу я товарищи, что конец приходит коммунизму, но скажу вам следующее: Пройдет много лет и снимут жадные голливудские продюссеры сиквел «Звездных войн». Причем будет он такой блевотный и забитый штампами из предыдущих десяти картин, что даже помешанный на бластерах подросток выйдет из кинозала с сожалением, что не потратил эти три часа на онанизм. И вот тогда то капитализм и рухнет, коммунисты воспрянут и установят кровавую тоталитарную диктатуру, чтобы самим помучится и другим жить не давать.
Посветлели лица членов Политбюро, а некоторые из них даже оказались в состояние дотянуться до тюбиков валидола в кармане.
-А где Михаил Сергеевич? - внезапно спросил Леонид Ильич, обратив внимание на отсутствие самого юного номенклатурщика.
- А он побежал по спецсвязи Рейгану звонить, узнавать когда вторая серия выйдет, - ответил референт.
Партократы накинули полы серых пиджаков на лицо и погрузились в глубокое молчание...

"Ночной портье"



Использую имеющиеся время, чтобы закрыть "хвосты" по киноклассике.
Посмотрел "Ночного портье". Для меня 70-80-ее годы это золотой век кино. В это время великие актеры стали великими, а фильмы стали снимать на цветную пленку, что облегчило их восприятие. Западные режиссеры не боялись снимать фильмы про революцию, а восточно-европейские режиссеры настолько боялись цензуры и гебни, что порой даже делали приличные картины.
Сюжет картины актуален как никогда. Пара старых знакомых встретилась вновь после долгого перерыва и предалась блуду. Мужик кстати настоящий нацист и даже хранит в шкафу эсэсовский мундир, что дико напомнило старый мем про почтальона Печкина - "Это почему я раньше плохой был?" Потом они запаслись консервами и закрылись на самоизоляцию. Соседка с собачкой гуляла, а у них собачки не было. В конце концов герои вышли на улицу и умерли ̶о̶т̶ ̶п̶о̶б̶о̶ч̶н̶о̶г̶о̶ ̶я̶в̶л̶е̶н̶и̶я̶ ̶к̶о̶р̶о̶н̶о̶в̶и̶р̶у̶с̶а̶.
Да, и еще тема "Золотых ключей" раскрыта еще до "Гранд Отель Будапешт"

И снова о "совке"




Все кому не лень посмеялись над бедной американской теткой с плакатом "Социальная дистанция =коммунизм". Хотя что тут смешно? Подобных персонажей масса и вокруг нас.
Вас обманули в фирме? - "Совок там какой то творится!" Развалился товар из китайской посылки? - "Совковое качество!" Мужик за окном неприятный? - "Совок типичный!" На улице мрак и депресняк? -"Совок!" Для многих людей, особенно сильной ушибленных поздним СССР 80-хх "Совок" уже давно потерял всякое отношение к советской действительности, а стал универсальным понятием обозначающим все плохое в этом мире. Особенно забавно читать эмигрантские форумы, где какие нибудь ультра правые (большинство) и либеральное меньшинство бичуют друг друга как закоренелых и неисправимых "совков".
Но забавно это до определенной степени, поскольку язык все таки влияет на сознание. Слишком у многих людей "советское", "совковое" на подсознательном уровне ассоциируется с негативом от которого надо бежать любой ценой. А вот слово "европейское" не менее эффективно отключает мозги и вводит человека в состояние экстаза.
Сегодня кстати День Катастрофы и уместно напомнить какую цену заплатили евреи ждавшие "культурных европейцев" которые придут на смену "совкам". Большою цену в ближайшие годы и возможно месяцы придется заплатить и тем кто верит что все зло в "совке". Тем более что у них будет больше времени чтобы осознать глубину рва, в который они полетят.

"Бесы"


Посмотрел экранизацию 2014 года "Бесов" Федора Михайловича Достоевского.

Кастинг заслуживает самой высокой оценки. Шагин в роли Верховенского это точное попадание. Да и вся его революционная тусовка - такие хорошенькие мелкие бесенята на посылках. После картины возникает желание молится, кается, слушать "Радонеж", да вот грехи не пускают. Одно мне все время мешало, - мысль, что где то я то видел. Потому догадался - конечно же "Адвокат дьявола". Если бы это снимали американцы, да еще в современном антураже - один в один получилось бы.
Так же подумал, что Ставрогин это сам Федор Михаилович. Но не тот который выбрал путь к Иисусу, а тот которой петрашевец и педофил. И еще много у Достоевского штампов которые кочуют из романа в роман - грешник, святая женщина, преступление. Интересно, анализировал ли кто-то творчество Федора Михайловича именно как автора детективных романов? Наш Этгар По и Чейз.

По части тонких намеков и ватных отсылов Достоевский конечно мастер. Верховенский не только бес, но еще возможно и бастард и поляк (а тогда это вообще дно) "Как ты можешь быть русским если не православный!" - это я уже слышал в версии "не бывает светских евреев". Причем даже тема "настоящим православным Бог не указ" присутствует.

Дмитрию Быкову экранизация не понравилось, ибо чует толстый бес на кого направлен творческий замысел гения. Старое "не быдло" развратившие молодежь в лице Степана Трофимовича, либеральные власти благодушно взирающие на происходящее сквозь пальццы, "хомячки Верховенского". Но он безусловно верно заметил, что бесовщина властей в сто раз хуже бесовщины революционеров.

P S Захару Прелепину срочно надо садиться и по делу "Сети" писать гениальный роман

"Охота"




Если Вам за последнюю неделю еще не осточертел зомбоящик, уделите 1.5 часа фильму "Охота", который вышел в этом году.
Сценаристы и режиссеры взяли избитый голливудский сюжет - группа плохих (и богатых) парней думающих, что им можно ВСЕ устраивают охоту на людей, и внесли несколько творческих дополнений. И получился отличный фильм в духе Квентина Тарантино.
В качестве злодеев выступают представители либерального не-быдла, которые решили перенести интернет разборки в офф-лайн и доказать тупым реднекам, что они ошибаются касательно глобального потепления, геев, а главное, - поместья смерти, где представители глобальных элит выпиливают правдорубов с КРАЙНЕЙ ЖЕСТОКОСТЬЮ.
На свою беду люди со светлыми лицами дорвавшиеся до снайперских винтовок оказываются не меньшими идиотами чем их оппоненты, да еще на их пути становится персонаж Бетти Гилпин - Умы Турман для бедных. В итоге добро (с многозначительным именем "Снежок") побеждает зло и раздает икру широким массам трудящихся частных авиалайнеров. Консерваторы и либералы тихо лежат в уютненьких гробиках.
Любители "Убить Билла" и "Голодных игр" будут порадованы отсылкам к их любимым произведениям. Знатоки оценят драку двух сильных и независимых женщин на кухне.

"Двадцатый век"


Идут по дороге Спящая Красавица, Сталин и Джофри Баратеон.
Спящая Красавица - Я самая красивая на свете!
Сталин - Я вождь пролетариата!
Джофри Баратеон - Я самый мерзкий персонаж в кино!
Доходят до домика где говорят правду, заходят внутрь по одному, а затем выходят со слезами.
Спящая Красавица: - Я не самая красивая, есть еще Белоснежка
Сталин: - Я не вождь пролетариата, есть еще народный председатель совхоза им Ленина товарищ Грудинин
Джофри Баратеон: - А кто такой Аттила Меланкини?
Прибывая со своим народом под домашним арестом посмотрел "Двадцатый век" Бертолуччи. Фильм конечно великий и я категорически рекомендую сию картину для убийства пяти часов на карантине но...
Альфредо, в исполнение Роберта де Ниро получился неплохо. Вылитый Лапша из "Однажды в Америке". Слабые мужики это его конек. В комплекте к де Ниро должна идти женщина - алкоголичка или наркоманка, которая довершает его падение. С этим еще до Шарон Стону ("Казино") отлично справилась Доменик Санда. Ну и конечно вспоминается здесь "Последний император" того же Бертолуччи. Все эти эпосы чем то похожи.
Жерара Депардье без пивного брюха и российского паспорта я сначала даже не узнал. Но его персонаж ,Ольмо, это все таки не живой человек, а некая функция, символ трудового народа. А к символу трудно проникнутся соучастием.
Но перед Дональдом Сазерлендом я просто снимаю шляпу. Какой образ подонка он создал! Говорят сам актер не мог несколько лет подряд пересматривать "Двадцатый век", чтобы не испытать желание убить себя головой об стенку. Его Аттила мерзок, испачкан в компосте, убивает праведных старушек, детей и даже кошечек. В фильме он возглавляет банду антиавторитарных антикоммунистических активистов. Вылитый портрет современного восточноевропейского неонацика-либертарианца. Да, еще, сцена убийства любопытно мальчика сильно напомнила мне завязку "Игры престолов".
В остальном все достаточно понятно для людей знающих. Старая аристократия помирает в коровнике, потому что "не может", фильм начинается со смертью Верди (ушел XIX век), "красная неделя" 1908 года, футуристы, кокаин и возвращение хозяев после 1945 года. Странно что две мировые войны остались почти за кадром. Мы старики все это помним, но для молодежи пересмотреть ленту было бы очень полезно.

Офицер и Шпион




"Будь у Севрюгова слава хоть чуть поменьше той всемирной, которую он приобрел своими замечательными полетами над Арктикой, не увидел бы он никогда своей комнаты, засосала бы его центростремительная сила сутяжничества, и до самой своей смерти называл бы он себя не «отважным Севрюговым», не «ледовым героем», а «потерпевшей стороной"

История Альферда Дрейфуса конечно интересна и примечательная для понимая борьбы прогрессивных и реакционных сил во Франции рубежа XIX - XX веков, но показанная нам картина повествует не о национализме, антисемитизме, милитаризме, конфликте во французской правящей верхушке.

Это фильм о бедном Романе Поланском. Кино начинается со сцены разжалования Дрейфуса, который с трудом сдерживая себя кричит "Да здравствует армия!" "Да здравствует Франция!" "Я не виновен!". Дрейфус был заурядным офицером, которого засосало в политические жернова (к концу дела, публика кстати вообще о нем почти и забыла), он верно служил системе, а система обернулась против него.

Нечто похожее можно сказать и о Поланском. Статусный западный режиссер, выходец с польской диссидентской тусовки, который вдруг оказался обвиненным педофилом. Если бы Поланский был чуть менее известен, то он был сейчас как и Дрейфус отдыхал бы за решеткой. Но всемирная слава и деньги позволяют ему разьезжать по миру и обидчиво покусовать любимую систему, которая внезапно оказалось к нему столь неблагосклонна.

Но один раз картину посмотреть можно. Кстати даже из нее понятно, что дрейфусары были весьма влиятельной группировкой и к началу Первой мировой войны заняли ключевые посты во французской верхушке.

"Оно"


На первом курсе, в четверг, в конце недели, я садился в 20.15 на последний автобус из Иерусалима в Ашкелон и ровно без десяти десять врывался в дом. В 22.00 начинался ужастик. Сначала "Кошмар на улице Вязов", потом "Пятница 13-ое", потом "Восставшие из Ада". За полгода, я пересмотрел всю классику ужастиков и сегодня добравшись до "Оно", вспомнил старые добрые деньки.

Фильм мне понравился. Во-первых, не страшно. Во-вторых хорошо показана социальная иерархия американского Мухосранска. Тут тебе и белые люди в синагоге, и реднеки, ну а освобожденный негр-шохат вообще где -то на выселках обитает.

По сравнению с классическими фильмами 80-хх, радует зашкаливающий уровень эротики в лице Лолиты-Беверли, диалоги из "Грязного Гарри" в устах личинок и подростковое насилие уровня Набережных Челнов конца 80-хх. Хорошо получился мальчик Ричи - этакий попугай-матерщинник из "Очень страшного кино" в облике батана.

Финальная схватка дословно повторяет легендарные строки поэта: "Дети в подвале играли в гестапо, зверски замучено сантехник Потапов".

Еще почему то, хотелось надеть на героев красные галстуки, а предводителя назвать Тимуром.

На фото: Сын раввина, не то что Тору читать не умеет, но даже ее вверх ногами держит.

Cиндром Джокера




Фильм «Джокер» обратил на себя внимание уже тем, что он вновь вернул не телеэкран почти забытую нами актерскую игру. Нельзя не согласиться с теми, кто называет эту картину персональным моноспектаклем актера Хоакина Феникса. Вопреки законам жанра в фильме мало драматических диалогов и зрелищных поединков. Действие разворачивается вокруг перерождения больной человеческой личности – и Феникс талантливо раскрывает этот процесс мимикой и пластикой, в сопровождении отлично подобранного звукового ряда.

Кто-то наивно полагает, что «Джокер» – это картина о революции. Нет, это кино о кризисе системы. Герой фильма отнюдь не революционер. Он сам говорит об этом, утверждая, что действует вне политики. Великие революционеры – это харизматичные фигуры, которые ведут за собой благодаря воле, организаторским способностям, знаниям. Им хочется подражать. Но наблюдая за Артуром Флеком, мы видим несчастного человека, полного личностных обид и жалости к самому себе. Перед нами американский Раскольников – и мы постоянно слышим о таких джокерах в новостях, когда очередной гражданин самой богатой на свете страны берет в руки автомат, чтобы убить пару десятков своих сограждан.

Собственно, новый фильм как раз и показывает логику событий, которая превращает самых обычных людей в беспощадных, слетевших с катушек киллеров. Причины этого превращения действительно носят социальный характер. Среди них – высокомерие и вседозволенность класса имущих, воплощенного в образе Томаса Уэйна. Рвущийся на пост мэра миллиардер называет протестующих «клоунами» – что весьма созвучно нынешнему эквадорскому правителю Морено, который обозвал участников демонстраций «трутнями». Еще одной причиной трагедии является развал системы общедоступного здравоохранения и социального обеспечения, в результате чего психически больной человек лишается медицинской помощи. А культ оружия и укоренившаяся в обществе привычка к насилию, ведет к тому, что «доброжелатель» вкладывает в руки безумцу боевой пистолет.

У будущего Джокера – неудачливого комика Артура Флека – нет защиты от вызовов со стороны общества, еще более безумного и больного, чем он сам. Он не находит убежища в семье – потому что его сумасшедшая мать тоже стала очередной жертвой системы. Любовь к соседке Софи оказывается иллюзией. Коллеги на работе – вечные соперники и конкуренты, которые стремятся затравить и подсидеть неудачника, а циничные представители медиа хотят «хайпануть» на его болезни ради рейтингов и просмотров.

Создатели картины жестоко издеваются над пресловутым «позитивным восприятием мира», таким типичным для современной буржуазной культуры. Когда-то я уже написал, что радостная улыбка является производственной травмой работников сферы обслуживания. А в фильме «Джокер» смех Артура Флека вызывает у окружающих не веселье, а ужас и отвращение.

По мере развития сюжеты, клоунская маска на лице Флека превращается из нелепого грима в боевую раскраску. Образ лицедея всегда был далеко не безобидным, и в масскульте полно клоунов-злодеев – от Пеннивайза до Рональда Макдональда. Это классический элемент европейской карнавальной культуры – хулящий божественное мироустройство бес, изуродованный бандой «компрачикос» Гуинплен, живущий в рабочих трущобах Гиньоль, раздающий пинки своим коллегам по цеху. Подобно тому, как прекрасное граничит в культурной традиции с безобразным, смешное всегда соприкасается с жутким кошмаром. И привлекательный грим капиталистического общества внезапно становится устрашающим лицом Горгоны Медузы.

В итоге, фильм завершается не революцией, а американским бунтом – бессмысленным и беспощадным. Тысячи Артуров Флеков превращаются в злых клоунов, и идут громить город Готэм-Сити – вымышленный аналог Нью-Йорка вместе с Чикаго. От их рук погибает Томас Уэйн, система балансирует на грани разрушения – однако на смену ей приходит не более справедливое мироустройство, а торжествующее варварство в спайке с государственной диктатурой.

Как результат, финал картины можно трактовать двояко. С одной стороны, он как бы предупреждает, к чему приводит в итоге безумная антисоциальная политика элит. Но, вместе с тем, представляет социальный протест порождением личностных психических патологий, обращаясь к униженным и оскорбленным с весьма отчетливым мессиджем: «не пытайтесь изменить существующий миропорядок, чтобы на смену ему не пришел хаос».

Хотя, не излечив смертельно больное общество, вы никогда не сможете вылечить искалеченного под его давлением человека.

http://liva.com.ua/simptom-dzhokera.html

Cинонимы - понять израильскую душу


Французские богемные парочки любят подбирать валяющихся на дороге симпатичных иностранцев, а затем использовать их как любимых домашних зверюшек и секс-игрушки. Это мы уже знаем еще по фильму Бертрано Бертолучи «Мечтатели». Теперь в фильме израильского режиссера Надава Лапида в лапы юных буржуа, Эмиля и Каролины попадает их сверстник из Израиля - Йоав.

История, которая привела Йоава в Париж, примечательна, хотя и не уникальна. Как мы знаем, ключ к израильской идентичности это еврейская самоненависть. Быть евреем порой доходно и почетно, порой смертельно опасно, но всегда непросто. Заложенное в еврейскую культуру стремление к знаниям, стремление быть лучшим это тяжелое психологическая нагрузка, от которой в периоды кризиса хочется освободиться как от непосильной ноши. Подобно тому, как хороший мальчик вынужденный сидеть у окна и забрить уроки завидует хулиганам бегающим по улице с мячом, так и евреев порой охватывает неукротимое чувство самоотрицания, желание быть как все.

И сионизм удовлетворяет эту потребность – отправляясь в Палестину, будущие израильтяне радикально порывают со своим языком, культурой, ментальностью. В Израиле «галутные» ценности подвергаются осмеянию, а на их место выдвигаются диаметрально противоположные израильские добродетели – грубость, культ силы, невежество, легендарная «хуцпа». Когда пользователи рунета дивятся проклятиям, которыми новоиспеченные израильтяне поливают «совок» и «рашку» следует понимать, что прежде всего эти несчастные люди проклинают самих себя.

Однако, в эту игру можно сыграть и по-другому. Разумеется, абсолютное большинство израильтян, малообразованных, запуганных и находящиеся под постоянным прессом пропаганды верят, что они живут «в самой безопасной для евреев стране», что здесь они спаслись от ассимиляции, что только в Израиле (ну или еще в США) можно достичь материального благополучия.

Исключением является небольшой образованное меньшинство, преимущественно из обеспеченных слоев, имеющих доступ к частным учителям, расположенным в Тель-Авив, Иерусалиме и Хайфе культурным центрам. Они достаточно хорошо знают прошлое свое страны и понимают, что официальная история Израиля и сионизма это такой же миф как «Краткий курс» Сталина. Они знают, что Израиль обречен, и весь круговорот насилия и интриг это лишь попытка оттянуть неизбежный драматический финал. Путешествуя по миру, они видят, что евреи во всех странах живут гораздо богаче и безопаснее чем израильтяне. Выросшие в унылых городах застроенных блочными домами, они испытывают шок, прикасаясь к памятникам мировой культуры. Им не нравится служба в армии на оккупированных землях и превращение Израиля в «Государство Галахи». И в како-то момент у этих людей пропадает желания быть израильтянами.

Любопытно, что они не хотят вернуться, к корням, стать евреями. Нет, они мечтают превратится в американцев, канадцев, французов. Йоав, главный герой картины Лапида, типичный пример такого персонажа. Он родился в знатной по израильским меркам семье, чьи предки эмигрировали в Палестину еще до Второй мировой войны. Он хорошо знает, что Израиль обречен, говоря «я переживу эту страну». Пройдя через психологический кризис во время военной службы, он бежит во Францию.

В отчаянно попытке бежать себя, герой фильма отказывается говорить на иврите, прерывает общение с семьей и проводит дни блуждая по Парижу зубря французские слова. Но происхождение не отпускает Йоава.

Франции он не интересен в качестве француза. Израильтяне нужны западу лишь в качестве карикатурных экспертов по безопасности, вроде Эррана Морада из фильма Саши Барона Коэна. Герой находит сначала работу в компании по безопасности, в окружение типичных израильтян, бравирующих свой идентичностью и провоцирующих парижан на конфликты. Когда же Йоав отказывается принять навязанную ему роль, он оказывается на улице. У художницы Зои Черкасской-Нидаль есть картина «Алия», где эмиграция из СНГ изображена в виде голой блондинки стоящей в локтеколенной позе. В фильме Лапида в такой же позиции оказывается израильтянин.

В итоге попытка бегства заканчивается неудачей. Йоав осознает, что является только игрушкой в руках своих пересыщенных друзей. Фантастическая Франция, в которую он бежал оказалась пустой оболочкой. В финале он возвращается домой со словами вы «посылаете меня на смерть».