Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Вильям Розенсон

Хочу напомнить, что до конца мая в Еврейском общинном центре не Рубинштейна идет выставка картин Вильяма Розенсона. У дядьки доставляющая биография. Окончил Муху, в 1972 году свалил в Израиль, а в 1987 году перебрался в Канаду (обычно те кто собирались валить в Канаду, до 1987 года в Палестинах не засиживали). В 2002 году Розенсон вернулся в Питер и до сих пор живет здесь.

Творчество художника мне понравилась. Жидо-большевистская тема хорошо раскрыта. Те кто хотят посмотреть шедевры могут посетить выставку на Рубинштейна 3 до конца февраля. ЭТО БЕСПЛАТНО!!!

Посмотреть на Яндекс.Фотках

Collapse )

Об отношнии рабочих к труду

nbsp;           Эта американская working class girl Норма Джин Доэрти любит свою работу. А ты ее любишь?

Мина Веттштайн-Адельт об отношение немецких ткачих к труду:

«…многие из этих девушек трудились с энтузиазмом, особенно те, кто осуществлял полный цикл операций по производству изделия, например, делал небольшие коврики или занавески. Работницы любили свои машины, как любят преданного пса, начищали их до блеска, украшали разноцветными лентами, безделушками и иконками».

О работницах из центральной Шотландии:

«Девушки думали … что машины принадлежат им. Они лишь управляли ими, но ощущали себя их хозяйками. По субботам утром, работницы чистили машины так, что те сверкали и были прекрасны». (Очень похоже на взгляды русских крестьян – «Мы хозяйские, но земля наша» Г.А.)

Наборщицы из Эдинбурга: «Я люблю мою работу»; «Я работала бы и в выходные, будь мне это позволено».

В СССР исчезновение подобного отношения к труду и орудиям труда традиционно связывают с индустриализаций, введением элементов фордизма на производстве, значительной мобильностью рабочей силы. А когда эмоциональное отчуждение произошло на Западе? Раньше или позже чем в СССР?  

Анна Чапман в стенах СПбГУ

Сегодня Петербургский университет распахнул свои гостеприимные двери для последней героини России – легендарной разведчицы Анны Чапман. Как я узнал позднее, по городу ходили упорные слухи, что встреча Чапман не состоится, но я как-то пропустил эти пустословия и ровно в 17.00 вошел в Актовый зал здания Двенадцати Коллегий.
 
Я рассчитывал пройтись по поводу мэтров науки, пресмыкающихся перед новой мадам Дю Барри, но маститых ученных в зале не оказалось. В аудитории преобладали студенты, которые наверное хотели поучиться у Чапман как придти к успеху.
У входа в зал стояли какие-то подозрительно ухмыляющиеся ребята. «Автографы собрались просить», подумал я … и ошибся.


  Welcom Anna!

Collapse )