Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Бычок


Небольшой рассказик написанный в самолете по пути из отпуска:

"Жил-был бычок. Изо дня в день он тянул тяжелое ярмо, но как то раз он устал трудится. Лег прямо в борозду и жалобно замычал. На издаваемые животным звуки подошли его хозяев.
-Ну, что кажется пора мясника звать, - сказал хозяин почесав репу.
- Дурак, ты греховодник старый, - ответила хозяйка. - это к тебе надо мясника звать, чтобы он твое хозяйство укоротил. А бычок у нас хороший, да не старый еще. Пусть попашет еще, а сейчас дадим ему отдохнуть.
Сняли хозяева с бычка ярмо и отправили его на ферму к доброму молочнику. Последний, принял животное радушно. С улыбкой отвел он его в чистое стойло и навалил перед бычком столько травы, что ешь - не хочу. Ласковые доярки украсили рога бычка разноцветными ленточками, а к копыту прикрепили колечко, означавшее, что на ферме доброго молочника, бычок мог без ограничений получать все что его душе угодно.
Так началась для бычка райская жизнь. День за днем он только и делал, что пасся на живописных швейцарских лугах, ел зеленую травку, плескался в речке и бегал за крутобокими коровками. Добрые доярки начищали щетками его шкуру и полировали рога. Иногда, когда бычку становилось скучно, добрый молочник брал его на корриду и бычок возвращался к вечеру с ухом торреодора. А для развития культурного кругозора бычка, один раз его возили смотреть развалины древней скотобойни.
Так, день за днем, пролетела неделя. У бычка залоснилась кожа, запылили жиром мозги и осоловели глаза. Вскоре приехали и хозяева бычка.
- Ты смотри, действительно отходили, - удивился хозяин бычка.
- За ваши деньги, любые услуги, - улыбнулся добрый молочник. - Доплатили еще, мы его бы на парашюте с самолет сбросили бы.
-Это зачем? - удивился хозяин.
-Ну... Британские ученные утверждают, что это животным полезно. Да и американцы во время вьетнамской войны коров с парашюта в джунгли сбрасывали. Войскам на стейки. Мы так же можем вашего бычка шоколадом вымазать...
-Ну ладно, отдохнули и хватит, - сказал хозяин, снимая с копыта бычка кольцо доброго молочника и подтягивая к животному ярмо с позвякивающим колокольчиком.
Бычку стало жутко. Прощай травка, прощайте добрые доярки, прощайте древние скотобойни! Замычал он, заупирался, но ярмо приближалось к шее все ближе и ближе...

...Я открыл глаза от характерного звонка. На табло под потолком загорелось надпись "пристегните ремни". Самолет из Даламана готовился к заходу на посадку в Петербурге. На моей руке белел след от отельного браслета..."

"Красная волчица"

Левачки на покое

Сегодня радость у ребят, ликует пионерия. В очередной раз, порадовал шведский кинематограф. Длинные зимние ночи и неумеренное потребление напитков стимулирует творческое начало скандинавов, и они периодически выдают что-то такое нестандартное. Прошлый раз это были вампиры-нацисты, теперь – маньяки маоисты. Прошу любить и жаловать, «Красная волчица», по-моему первый триллер на леворадикальную тему.

Завязка сюжета такова. В шведском Мухосранске, в лихие 60-ее хорошие парни подрывают авиабазу. Власти объявляют, что это сделали русские (!!!!)* и закрывают дело, но один упертый журналист-алкоголик продолжает искать правду, в результате чего, на темной-темной улице напарывает на машину. Естественно, ему на смену приходит новая правдорубка, имя им легион…

Тем временем, Мухосранск взбудоражен слухами, что с Мечи и Урала в город прибывает бывшей местный лидер Народного Фронта Освобождения Иудеи, который был в бегах 40 лет. Теперь он намерен провести собрание ячейки, собрать задолжности по членским вносам и устроить капитализму Рагнарёк. Понятно, что постаревшие члены местного авангарда пролетариата испытывают от этого много радости, ибо последние десятилетия проводили в жизнь тактику глубокого энтризма в систему…

* Я так и представил себе советское или российское кино, где по сюжету власти на полном серьезе рассуждают о шведах или американцах, взрывающих авиабазы на территории СССР-России. А вы говорите "подводные лодки"!

Вести с полей

Сегодня гениальная творческая личность оставила наш город.
На моей памяти она покидала его три раза. Про ее первый визит я писал тут.
Второй отъезд был не менее блестящим чем первый. Провожать его собралась большая делегация поклонников и поклонниц. К сожалению, собирая творца в дорогу я допустил ошибку вылив в раковину его бутылку пива, из-за чего гений устроил истерику. В поисках бутылки и того гада, что ее забрал он перевернул всю квартиру. Наконец верно вычислив виновника злодеяния, он жестко заявил мне, что не выпив он никуда не поедет, стрелой вылетел из квартиры и помчавшись в ближайший бар  живо соорудил себе «отвертку». Кстати, мужик оказался человеком чести. Утолив жажду он покорно забрался в ожидавший его микроавтобус и поехал в аэропорт.

Как известно, творческие люди обладают непринужденными и экстравогантными манерами. Мой творец тоже не был исключением. По пути на аэродром, он элегантно возлежал полуспустив брюки и обнажив свои бедра, на коленях у своей очередной подруги. Напротив этой пары сидела другая творческая личность, по слухам, бывшая любовница гения и задумчиво взирала на них.

Путешествие проходило в веселой и непринужденной обстановке. Гений, обращаясь к автору этих строк рассказывал, что вчера хотел зарезать «кого-то пидора», но не сделал это из-за уважения ко мне. Мол, не хотел создавать мне лишних забот. Я вежливо заметил, если бы он оказался на зоне, хлопот бы у меня поубавилось. Творец выразил увереность, что ему ничего бы не грозило, а затем заявил, что уже побывал в латвийской, литовской и финской тюрьме и ему не терпится познакомится с российской зоной. Под конец, уже в аэропорту он отдал мне свою женщину и велел  заботится о ней. Признаюсь, я не принял столь ценного дара.

Как говорят язычники именующие себя христианами, Бог любит троицу. Третий отъезд знаменитости был аналогичен первым двум эксодусам. Правда, в начале поездки я оказался в некотором замешательстве, поскольку не нашел гения в его квартире. Перед этим он нажрался на банкете до такой степени, что очередная любовница не пустила его домой ночевать. После четверти часа напряженного ожидания и моих лихорадчных звонков, творец все-таки появился. Его панталоны традиционно болтались на бедрах, что открывало взору публики элегантные трусы национальных цветов Израиля.

Из-за полной невменяемости моего фельдкурата, переход от квартиры до машины дался мне гораздо тяжелее чем я ожидал. Трудно было держать одновременно и клиента и чемодан. Но в итоге задача была блестяще выполнена. В аэропорту все пошло как по-маслу. Заранее заготовленные мною дежурные фразы "Один из выдающихся... Гость Петербурга... Русское гостепреимство.... Вы должны понимать, творческий человек..." не пригодились. Когда я во всеоружие справок и корочек явился в представительство авиакомпании, меня встретили словами: «А мы Вас помним!» Еще бы они нас не помнили!   Под конец регистрации, гения взяли под руки сотрудники аэропорта и повели его сдавать багаж, и далее в самолет, под ехидное хихиканье таможенников. Благополучному отбытию Художника не помешало даже то, что он где-то посеял свой билет. Электронная регистрация все-таки великое дело.  К сожалению, мне не удалось церимониально раскланятся и сказать «Для меня было большой честью работать с Вами!», как я планировал изначально. А жаль, смешно бы смотрелось.

Да, я все знаю. Я гад и бездарность, которая только и умеет как потешатся над слабостями великих.

Трудовые будни

Несмотря на завершения командировки у меня продолжаются насыщенные трудовые будни.
Сегодня провожал в аэропорт очередную европейскую знаменитость. Знаменитость оказалась хроническим алкоголиком и вместо обсуждения контракта, его пребывание в Питере свелось к опустошению гостинечного бара и мелкому буянству (естественно включеному в счет). Приехав на переговоры он сразу заснул на диване в приемной, что вызвало вполне понятный всплеск гнева нашего начальства.
Путь героя на родину под моим бдительным надзором напоминала поездку Швейка с фельдкуратом Отто Кацем в пролетке. Герой долго устраивался на заднем сидение и под конец решил положить ноги между передними креслами, прямо на ручной тормоз и коробку передач. Так, понятное дело, удобнее. Пришлось принять дисциплинарные меры. По дороге творческая личность сначала восторгалась красотой питерского неба (я приготовил гигеенические пакеты), а потом поинтересовалась, что она делает в Берлине и к счастью погрузилась в крепкий сон.
В кресле аэропорта знаменитость к своему ужасу обнаружила, что она находится в дикой России и изьявила желание ехать домой. Я утешил ее теплыми и ласковыми словами, и побежал искать представителей авиакомпании, чтобы упросить их проводить творца прямо к самолету не дав ему по дороге свернуть в бар или в дьюти-фри.
Вернувшись в зал ожидание, я застал героя спящим. Рядом работница аэропорта выясняла кому принадлежит пакет забытый на тележке. Так и не установив хозяина она пошла за милиционером, который сразу же энергично полез рытся в подозрительном свертке. Я же меланхолически взирал на эту картину, восторгаясь героизмом простого работника милиции и думая, что если опасения охраны подтвердятся, мои хлопоты по отправке гостя благополучно разрешатся, а вот коллегам придется пару дне пыхтеть над некрологами и бегать в морг на опознание. Но через некоторое время, явился хозяин взрывпакета и инциндент был исчерпан. Тем временем я уже думал о том, что если бы я тоже отдавал должное спиртному, то события могли развиватся в духе ремейка "Иронии судьбы", тем более, что паспорт и билет гостя был у меня.
Несмотря на мои волнения, все закончилось благополучно. Перед концом регистрации дюжий сотрудник компании взял моего спутника под белые ручки и повел его в сторону европейской цивилизации, а я вызвал машину и поехал домой, есть бутерброды с сыром.

Возвращение блудного попугая

Из всех моих поездок куда бы то ни было, последнее путешествие в Израиль было самым кошмарным. Сейчас, когда я нахожусь в родном Ленинграде (временно оккупированном буржуями), в теплом кабинете и в мягком кресле, я только удивляюсь, что мне там еще на каждом шагу не попадались грабли, а сверху не выливали ушаты помоев.
Приключения начались уже с аэропорта Бен-Гуриона. В течение 4 часов ШАБАК мурыжил мою спутницу, из-за богатой коллекции арабских виз в ее паспорте. Дольше нас в полиции аэропорта держали только группу «Амнистии Интернешенал» прилетевшую клеветать на Израиль и еврейский народ.
Как понимают читатели, машина нашего друга, на которой мы ехали из аэропорта, благополучно сломалась, и до дому мы добирались с пересадками – на такси и на маршрутке. Только в час ночи мы наконец то добрались до Ашкелона.
Стоит ли писать, что ключ не вошел в замок, а попытки достучатся и дозвониться до квартиросъемщика оказались тщетными? От стен собственного крова, пришлось поехать на такси ночевать к друзьям в Ашдод.
На следующий день путем угроз и бесконечных звонков жилец был вызван на ковер. На редкость мерзкий тип из категории «русских марокканцев». (По ряду причин, раньше, пришлось сдать ему квартиру без личного интервью) Гад долго ломался и не хотел давать ключ, но под конец, угроза вызова полиции подействовала даже на этот продукт прямой абсорбции.
Что творилось в квартире – пером не передать! Завтра думаю поставить фотографии, нозаранее предупреждаю, что они не для слабонервных. Реэлтерша, как увидела всю эту красоту, сразу побежала на улицу тошнить. Живописную картину разгрома, дополнял тонкий аромат, отсутствие света и воды, и пачка писем на мое имя, которые, по словам гада «не приходили». Во время ревизии, он стоял на лестнице и скулил, жалуясь на проблемы, несчастную жизнь и свое психическое состояние. Негодяй, так же добровольно признался, что не пустил нас в квартиру, кода мы звонили ночью «потому, что он подонок». Правда, как он там ночевал, мне абсолютно непостижимо! Затем по израильскому обычаю, мерзавец стал клясться нам в вечной дружбе, заявлять, что мы будем ему еще благодарны и даже клянчить у меня книгу, с автографом!
Оставшееся время проведенное в Израиле, было просвещенно малоприятному общению, с адвокатами, банковскими служащими, посредниками, муниципальными чиновниками и ремонтными рабочими. Разумеется, все хотели от брата-еврея попавшего в беду только денег (да побольше, побольше), угрожая, судебными преследованиями и арестом имущества. Договор о пересдаче квартире я подписал уже такси по пути в аэропорт.
Здоровье мое пошатнулась, а новость о смерти моего научного руководителя вообще была последним «ударом милосердия». Лишь визит к любезному Изе Шамиру и общения с милейшей assel (http://assal.livejournal.com/), которая в отличие от меня с пользой провела время поддержали меня в этой стране, куда я так не хотел ехать.
На обратном пути в моем бауле сломалась молния, что исключило всякую возможность его закрытия. Последние часы в аэропорту я посвятил лихорадочному поиску скрепкосшивателей и клейкой ленты, чтобы не отправлять мой багаж открытым настежь. В это же самое время assel сообщала мне, что ее опять тормознули бдительные израильские полицейские…
Я удивлен только одному – как самолет до Питера долетел благополучно!