haspar_arnery

Categories:

Смерть Сталина

Пожалуй лучшее литературное описание смерти Сталина:

"Все было необычно в эту ночь, но невероятное воспринималось как должное, а обыкновенное вдруг поражало своей противоестественностью. К ночи скопище людей на улицах не уменьшилось, а разрослось. Беспорядочная людская лавина, захлестнув и мостовые и тротуары, безостановочно катилась в одном направлении; оттесненные ею машины едва ползли вдоль обочин узкой цепью, одна к одной, осторожно, покорно, в строгом порядке.
Безжизненные жестянки ослепших светофоров висели не мигая, и не они, а иная сила направляла движение в одну сторону — к центру. Народная лавина была слишком молчалива и трагична для демонстрации, слишком стремительна и беспорядочна для траурного шествия. Слово «смерть» стояло в воздухе, но слово это, обычно связанное с торжественной неподвижностью, в этот раз вызвало движение, подобное обвалу. С разных сторон, из разных домов, переулков, улиц шли и бежали люди и группы людей, обгоняя друг друга. — Сколько людей?.. Тысячи?.. Миллионы? — сказал Вальган, и голос его глухо прозвучал откуда-то из-за окна машины. — Величье жизни — величье смерти!.. ...Люди шли вплотную к ползущей машине, обгоняя ее. То одно, то другое лицо, словно выхваченное из толпы и вставленное в рамку автомобильного окна, двигалось вровень с «ЗИСом», и обрывки фраз звучали совсем рядом. Пожилые женщина и мужчина шли, тесно прижавшись друг к другу. Подняв залитое слезами лицо женщина говорила: — Мы привыкли: победа—это он! Гидростанция — это он! Лесные полосы — это он! Как же без него? Эти двое ушли вперед, и теперь генерал в зимней форме, в шапке серого каракуля поравнялся с окном. С ним шли две девочки. — Папа, его похоронят завтра, а что будет послезавтра? — спрашивала девочка. — Будем жить, дочка… — Папа, это все правдашнее или как в театре? А это кто? Папа, кто? — Не знаю… Не знаю… На середину улицы вышла колонна людей. Они были в простых штатских пальто, лица их были жестковаты, тверды, как у старых рабочих, но шли они по-военному, плотным, молчаливым строем. Траурное знамя неподвижно свисало над головой ведущего. — Что? Кто? — теребила девочка генерала. — Не знаю… Не знаю…" Галина Николаева "Битва в пути"

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded