haspar_arnery (haspar_arnery) wrote,
haspar_arnery
haspar_arnery

Categories:

Экономика социализма (ч. 1)


(Краткий анализ краха экономики СССР в свете перспектив революции)

К разговорам об устройстве социалистического общества многие относятся скептически. Мол, когда рабочий класс свергнет господство буржуазии, установит режим пролетарской диктатуры — у нас будет время подумать о том, что делать дальше. В этих словах есть некоторый резон — действительно, революционный процесс может идти самыми разными путями. Можно ли заранее рисовать схемы будущего мироустройства? Что это, как не бесплодный утопизм? В конце концов, классики марксизма тоже не слишком детализировали устройство социализма и коммунизма.

Не все так просто. Скепсис рабочего класса в значительной мере относится именно к нашим целям и задачам. Речь здесь идет не только и не столько о собственно коммунистической формации, сколько о ее первой стадии — социализме и переходном этапе капитализма к социализму — диктатуре пролетариата. Опыт, который мы имеем сегодня: СССР, Китая, Кубы, КНДР, стран народной демократии — в значительной степени негативный опыт. Рабочие, к которым мы обращаемся, знают это очень хорошо. Особенно опыт СССР, со всеми его триумфами и поражениями. Наша программа экономических преобразований должна учесть ошибки прошлого и правильно оценить уровень развития производительных сил.

Национализация

Если в программах партий, претендующих на то, чтобы называть себя левыми, есть что-то общее, то это — национализация ключевых секторов экономики и банковской системы. Крупные корпорации, в первую очередь занятые добычей нефти и газа, безусловно должны быть национализированы. Технически, по своей организации, наличию готовой системы внутреннего планирования, они полностью готовы к национализации. Более того — многие из них… уже национализированы, то есть прямо или опосредованно принадлежат государству. Хотя большая их часть была приватизирована за копейки в 90-е, в процессе так называемых залоговых аукционов. Удивительным образом все они числились в тот момент убыточными, не перечисляя в бюджет ни копейки дивидендов на государственную собственность. Это обычная ситуация — при капитализме менеджмент крупных корпораций имеет массу в той или иной мере законных возможностей разворовывать не только прибыль крупных государственных компаний, но и фонды, необходимые для их развития.

Хороший пример — «Петролеос де Венесуэла» — государственная нефтяная кампания, созданная в ходе национализации нефтяной отрасли Венесуэлы в 1976 году. На протяжении многих лет ее менеджмент процветал, так же как и ее подрядчики, в то время как подавляющее большинство жителей Венесуэлы жили в нищете. Когда президент Чавес решил положить этому конец, то начальники и профсоюзные боссы ответили на это забастовкой зимой 2002-2003, которая по своей сути была актом саботажа. Национализация создает предпосылки для планирования и справедливого распределения ресурсов, но не может обеспечить их.

Рабочий контроль как панацея?

Есть две силы, которые могут реализовать преимущества государственной собственности на средства производства: бюрократический, полицейский надзор сверху и рабочий контроль снизу. К сожалению даже там, где рабочий контроль был развит лучше¸ чем в СССР — например, в Югославии Тито — обнаружились его естественные пределы. В первую очередь это коллективный эгоизм рабочих отдельного предприятия, заинтересованных в высоких ценах на его продукцию, выгодных заказах и так далее. Во вторую — психологическая усталость добровольных контролеров. Рабочие активисты редко отличаются повышенной подозрительностью. Как правило, группа добровольных контролеров оказывается невелика, что открывает широкие возможности для ее подкупа. Наконец, разобраться в традиционной бухгалтерии — непростое дело даже для человека с высшим образованием.

Все это ведет к тому, что «контролеры» сближаются с бюрократией и встают под ее контроль, как это было с рабочей милицией РСФСР в 18-19 годах. Рецепт лекарства от этой болезни очевиден — устранение бюрократии, полная ротация на любых управленческих позициях, «когда каждый является бюрократом — никто не является бюрократом» и так далее. Однако выполнение этой программы всегда наталкивалось и будет наталкиваться на противодействие.

Смешанная экономика

Экономика лежит в основе всей жизни общества. Сама же она, ее уклад, определяется собственностью на средства производства. Частная (и кооперативная) собственность на средства производства, сколь бы незначительной в своем натуральном выражении она не была, всегда порождает рынок. Это столь же естественная для нее среда, как вода для рыб. Все мы знаем, что существуют рыбы, которые проводят на суше часы и даже дни, преодолевая по ней километры пути. Но это не значит, что рыбы могут жить без воды, а частный хозяин — без рынка. История СССР, за изъятием нескольких лет НЭПа, — это история нерыночной смешанной экономики. Не осознавая четко этот факт, невозможно понять самую известную из экономических работ Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР». Разница лишь в том, что рыба без воды засыпает, а крестьянин и кооператор способны к сопротивлению. Это может быть активное сопротивление, как Антоновский мятеж 1920–1921 годов, или пассивное, как «хлебная забастовка» 1927 года; так или иначе — это меры, которые привели к радикальной смене политического курса: первый раз к НЭПу, второй раз к сплошной коллективизации. Однако частное, кустарное и, особенно, кооперативное хозяйство существовало и после этого. Более того, не будем забывать, что колхозы были формально и фактически именно кооперативами.

Любой экономически активный класс стремится найти выражение своих экономических интересов в политике. Кооператор заинтересован в рынке, именно там он может реализовать свои товары (зерно или радиоприемники — неважно) с максимальной выгодой. Интерес рабочих — прямое изъятие продукта по фиксированным ценам. Это противоречие не может быть разрешено, но может быть подавлено армией фининспекторов, милиционеров и агентов ОГПУ. Именно поэтому миллионы крестьян приветствовали вермахт в 41 году. Другое дело, что германское руководство и не подумало «освободить» русского крестьянина, сохранив колхозы и практику изъятия их продукции, что в немалой степени способствовало росту партизанского движения.

Противостояние не обязательно должно было быть столь жестким. Кнут можно сочетать с пряником, как это происходило в «странах народной демократии», особенно там, где не была проведена коллективизация на селе. Однако, если мы рассмотрим в деталях польскую или румынскую экономику послевоенного периода, то мы увидим, что вся она состоит из периодов отступления перед кулаком, ослабления монополии внешней торговли, роста внешнего долга, и периодов наступления на крестьянина и связанного с этим продовольственного дефицита.

Уроки НЭПа

Решение о замене продразверстки продналогом было принято на Х съезде РКП(б) в марте 1921 года, как вынужденная мера в условиях крестьянских восстаний, разрухи и голода. Натуральный продналог был установлен вдвое ниже, чем продразверстка, большие надежды возлагались на бартер:






«Мы должны внимательно присмотреться к этой мелкобуржуазной контрреволюции, которая выдвигает лозунги свободы торговли. Свобода торговли, даже если она вначале не так связана с белогвардейцами, как был связан Кронштадт, все-таки неминуемо приведет к этой белогвардейщине, к победе капитала, к полной реставрации». 1




Осенью, когда начались закупки зерна, стало ясно, что С товарообменом ничего не вышло, частный рынок оказался сильнее нас, и вместо товарообмена получилась обыкновенная купля-продажа, торговля.2. Из приведенных выше цитат видно, до какой степени развитие НЭПа и отступление партии было вызвано объективным экономическим процессом. Уже к концу 21 года частник играл ключевую роль в розничной торговле, в 22 началось введение хозрасчета в промышленности.

Известный революционер, экономист, один из создателей Госплана Юрий Ларин в начале 1927 года провел детальное исследование экономики НЭПа. Вот его выводы:






Можно сказать, что та буржуазия, которая действовала в первый период нэпа, вступила в этот нэп почти что с голыми руками, очень мало, часто почти ничего не имея за душой, кроме своей предприимчивости, кроме связей в различных советских учреждениях, кроме готовности идти на всякое преступление ради обогащения.

Припрятанных от дореволюционных времен остатков и накоплений периода военного коммунизма от валютных операций и от мешочничества можно насчитывать, как я уже указывал, в руках буржуазии примерно миллионов 150. Все же остальное, вся остальная величина частного торгового, промышленного и кредитного капитала, которая сложилась к 1923 г., т. е. примерно миллионов 350, — все это было накоплено частными капиталистами в период первых лет нэпа в результате их нелегальной деятельности.

Основные 12 видов этой деятельности следующие: 1) агенты и соучастники частного капитала в госаппарате, 2) лжегосударственная форма деятельности частного капитала, 3) злостная контрагентура, 4) неликвидные фонды, 5) хищническая аренда, 6) нелегальная перекупка, 7) контрабанда, 8) государственный денежный кредит, 9) государственные займы, 10) валютные операции, 11) уклонение от налогов и 12) лжекооперативы.

3




Последствия могли бы быть еще более драматичными, если бы 13 декабря 1922 г. Ленин решительно не выступил в защиту монополии внешней торговли, на демонтаже которой настаивало правое крыло политбюро при попустительстве центра: Бухарин не видит, — это самая поразительная его ошибка, причем чисто теоретическая, — что никакая таможенная политика не может быть действительной в эпоху империализма4.

Не имея возможности вывозить хлеб, крестьяне гнали из него самогон, который продавали на рынке. Этому способствовала отмена сухого закона летом 1923 года, которая, несмотря на установление государственной монополии, легализовала употребление алкоголя. Конец НЭПа был мотивирован не политически (все эти годы в партии шла борьба между правым и левым крылом), а «хлебной забастовкой». В 27-28 хозяйственном году не удалось законтрактовать минимально необходимого для армии и рабочих крупных городов количества зерна. Под угрозой голода Сталин был вынужден перейти к политике сплошная коллективизации.

Хозяйственный план

Планирование не появилось на свет с Октябрем. Мануфактура с ее разделением труда невозможна без хозяйственного плана. Капиталисту необходимо определить количество рабочих, занятых той или иной операцией. Фабрика требует расчета потребности в машинах и механизмах. Номенклатура комплектующих, путешествующих по сборочным линиям крупной корпорации, может достигать десятков и сотен тысяч наименований. Еще столько же поставляется тысячами поставщиков, связанных долгосрочными контрактами. Хаос рынка остается за пределами предприятия. Только сумасшедший решится заменить электронный компонент на «такой же, но вдвое дешевле». Главное здесь — не допустить остановки линии и брака.

Здесь весь этот плановый конгломерат находится в скобках рынка. Именно там оказывается готовая продукция. Всегда ли это так? Ведение войн немыслимо без огромного количества оружия и боеприпасов. Поскольку их импорт часто невозможен из-за санкций, морской блокады или недостатка золота в казне, оружейные бароны оказываются в исключительно выгодном положении. По сути дела, они могут выставить любую цену на свою продукцию. В условиях дефицита материалов государство вынуждено взять на себя распределение сырья, а потом фондирование и других важных материальных ресурсов. При этом промышленные предприятия ВПК могут находиться как в частной, так и государственной собственности. В конечном счете система распределения затрагивает отдельных людей через систему карточного снабжения.

Как плюсы, так и минусы системы централизованного планирования проявлялись в экономике СССР и крупных западных корпорациях одинаково. Например, с так называемой «штурмовщиной», то есть неритмичностью цикла производства из-за периодичности отчета по отгрузке продукции. Да, у нас на производстве могли «курить» без комплектующих неделями, зато три последних дня квартала!.. Кто это видел — уже не забудет. Но Макдонелл-Дуглас и Форд были поражены той же самой болезнью еще в конце 70-х. И решение этой проблемы — поставку комплектующих, что называется, «с колес», принес не рынок, а современные телекоммуникационные и компьютерные технологии, связавшие заводы, разбросанные в разных концах страны горизонтальными связями так, будто это расположенные в соседних корпусах цеха. Причем не только благодаря синхронизации систем АСУ, но также упрощению повседневного общения инженеров и управленцев.

«Социалистическое» соревнование

Кроме объективных трудностей масштабного планирования экономика СССР и стран СЭВ имела проблемы субъективного характера, связанные с бюрократическим характером управления и неудачными попытками преодоления отчуждения рабочих и служащих от процесса труда. Сдельная, а тем более аккордно-премиальная оплата труда экономически стимулировали рабочих наперевыполнение плана. Те же, кто далее всех продвинулись на этом поприще, получали квартиры, машины, ордена и номенклатурные должности, в то время как их товарищам доставалось лишь повышение норм выработки. Выступая на XVII съезде партии, Сталин сказал: Пора усвоить, что марксизм является врагом уравниловки.5, оправдывая систему, при которой реальные доходы рабочих с разницей выработки в 20-30% могли различаться в 2-3 раза. Пока рабочие правдами и неправдами боролись за «выгодные» наряды, бюрократия среднего и высшего звена молилась на цифры в статистических сводках. Рост любой ценой! Невозможно закрыть завод или даже производственную линию на реконструкцию — на заводе, в области и республике произойдет снижение валовых показателей. В одной из граф показатель окажется ниже 100%! Неважно, что этот временный спад вскоре окупится сторицей, что он учтен в общем хозяйственном балансе. Бюрократическая борьба за престиж между первыми секретарями раздувала основные фонды, провоцируя строительство новых заводов вместо реконструкции старых. В условиях низкой мобильности рабочей силы в СССР это привело к тому, что наиболее квалифицированные и опытные кадры сплошь и рядом работали на устаревшем оборудовании.

http://www.1917.com/XML/3HpqhQhJnYWu0e9ODl+zwdYks4Q.xml

Subscribe

  • "Голубой человек"

    Наконец прочитал книгу о которой много слышал - "Голубой человек" Лазаря Лагина. Вопреки названию, это роман не про гея, а про…

  • Нам пишут из святой земли

    За выходные накопилось некоторое количество интересных новостей из Земли Обетованной. 1. Прежде всего рад всех порадовать, что сбежавшая в Сирию…

  • Не праздничный пост

    Не совсем праздничный пост, хотя конечно всех поздравляю с Днем советской армии! А теперь по пунктам: 1. Несмотря на арктический мороз…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • "Голубой человек"

    Наконец прочитал книгу о которой много слышал - "Голубой человек" Лазаря Лагина. Вопреки названию, это роман не про гея, а про…

  • Нам пишут из святой земли

    За выходные накопилось некоторое количество интересных новостей из Земли Обетованной. 1. Прежде всего рад всех порадовать, что сбежавшая в Сирию…

  • Не праздничный пост

    Не совсем праздничный пост, хотя конечно всех поздравляю с Днем советской армии! А теперь по пунктам: 1. Несмотря на арктический мороз…