haspar_arnery (haspar_arnery) wrote,
haspar_arnery
haspar_arnery

Category:

Гражданская война XVI века во Франции. Часть II

Image Hosted by PiXS.ru




КОРОЛЕВА МАРГО

Для французского двора конца XVI, начала XVII вв. имя королевы Марго ничего не говорило. Его просто не было. Впервые назвал Маргариту Валуа «королевой Марго» писатель Александр Дюма, в XIX в. С его легкой руки имя это получило распространение не только в художественной, но и в научной литературе.

Маргарита была шестым ребенком из девяти детей Генриха II и Екатерины Медичи. Она родилась в 14 мая 1553 г. в Сен-Жермен-ан-Лэ. Уже в детские годы она блистала красотой и образованостью. Девочка выучила итальянский и испанский языки, а так же греческий и латынь. К совершеннолетию принцесса имела и некоторые познания в медицине. Маргарита сочиняла стихи и хорошо танцевала. Ее называли «жемчужиной» (Маргарита по гречески означает «жемчужина») Но между тем, ее детство вряд ли можно назвать счастливым. В шесть лет она потеряла погибшего на турнире отца. Суровая мать была поглощена борьбой за выживание династии. Братья сменявшие один другого на троне Франции демонстрировали свое равнодушие к сестре.

С самого раннего возраста Маргарита была предназначена для династического брака в интересах французской короны. Среди ее женихов были дон Карлос (старший сын испанского короля Филиппа II), сам король Филипп, сын португальской королевы принц Себастьян. На руку и сердце Маргариты претендовал и герцог Генрих де Гиз, причем его чувства не остались без ответа. Но королева Екатерина Медичи отклонила кандидатуру могущественного герцога, опасаясь усиления роли клана Гизов во внутренней политики Франции. Сердце Маргариты было разбито. Она утешила себя тем, что сделала Генриха де Гиза своим любовником.

Наконец решение о замужестве «дочери Франции» было принято. В ее мужья был выбран Генрих Навварский, лидер партии протестантов. Маргарита не испытывала к своему жениху (который к тому же приходился ей кузеном) никаких чувств, долго сопротивлялась этому браку. Но в итоге ей пришлось покориться необходимости. Свадьба состоялась 18 августа 1572 г. Как писала сама Маргарита Валуа: «Наша свадьба, совершалась с таким триумфом и великолепием, как никакая другая, король Наварры и его свита были в богатых и красивых одеяниях, а я — по-королевски в бриллиантовой короне и горностаевой пелерине, трен моего голубого платья несли три принцессы».

В итоге несчастливый брак оказался весьма удачным альянсом. Генрих и Маргарита договорились предоставить друг-другу свободу в личной жизни и в политике, демонстрируя на людях тесный семейный союз. Даже после кровавых событий Варфоломеевской ночи Маргарита не отреклась от Генриха и воспротивилась планам его ареста. Фиктивный брак давал ей свободу выбора партнеров в любви, чем она и пользовалась. Маргарита блистала при дворе, меняя любовников как перчатки. Периодически она пыталась принимать участие в политических интригах, но редко какие ее козни заканчивались для нее успешно. Так 31 октября 1575 г. один из ее любовников убил антииспански настроенного фаворита короля Генриха III де Гаста. А в ответ, по наущению Генриха III, ревнивый граф де Монсоро и его слуги зарезали любовника Маргариты, знаменитого дуэлянта де Бюсси (был пушен слух, что де Бюсси спал с его женой). Королеве Навварской дали понять, что она занимает при французском дворе далеко не первое место.

Несколько лет Маргарита прожила в Нераке, где находился королевский двор Наварры. Там она окружила себя поэтами и ученными. Королева всегда покровительствовала наукам и искусствам.

В 1585 г. Маргарита Валуа объявила себя сторонницей Католической Лиги и заперлась в крепости Ажан на Юго-Западе Франции. Но помошь со стороны испанцев и Гизов опоздала, замок взяли штурмом войска Генриха Навварского. Маргарита сумела бежать из плена, но вскоре снова попала в руки агентов супруга. К тому времени Генрих уже стал католиком и превратился короля Франции. Маргарита стала настоящей королевой. Но их брак из-за бездетности был обречен. 17 декабря 1599 г. супруги расстались. Генрих IV обеспечил своей бывшей жене солидные отступные в качестве платы за развод.

Лишь бурная чувственная жизнь компенсировала королеве ее политические неудачи. Как минимум два раза ее любовники убивали друг-друга прямо на ее глазах. Во второй раз Маргарита приказала отрубить победителю (ее восемнадцатилетнем поклоннику) голову, за убийство ее возлюбленного Дату де Сен Жюльена. К тому времени она уже ничем не напоминала былую красавицу: королева Марго располнела и стала лысеть. Ее попытки удержать увядающую красоту стали темой для едких острот парижан.

В Париже Маргарите так же возобновила ученые занятия в своем доме на левом берегу Сены. Ее бывшую резиденцию можно найти и сегодня по адресу: 6-ой округ, улица Сены, дома №№2-10, с прилегающими улицами Болот (rue de Marais) и Голубятни (Colombier, сейчас ул. Жакб, Jacob).

В конце жизни Маргарита все больше времени стала уделять вере, проводя долгие часы в молитве. 27 марта 1615 г. она умерла от воспаления легких. Из-за нехватки средств в казне, торжественные похороны бывшей королевы Франции и Наварры состоялись только год спустя, под покровом ночи в аббатстве Сен-Дени.
Конец сюжета

СЮЖЕТ

ЗАГОВОРЫ И ИНТРИГИ

К удовольствию романистов грядущих веков заговоры зрели и в самом Париже. Героем одного из них стал граф де Ла Моль, хорошо известный читателям по роману Александра Дюма, «Королева Марго». Он действительно был любовником Маргариты Валуа и приближенным герцога Алансонского (младшего брата Карла IX), но на этом сходство между реальным де Ла Молем и персонажем романа заканчивается. Настоящему де Ла Молю было не 20-25, а более 40 лет, возраст по тем временам весьма почтенный. Каждый день граф простаивал три-четыре мессы (он был католиком), чтобы замолить грехи, которых у него имелось в избытке. Де Ла Моль слыл одним из первых распутников двора. Амурные успехи бойкого старичка вызвали зависть его покровителей – герцога Алансонского и самого Карла IX. Они даже как-то сговорились задушить героя-любовника на дворцовой лестнице – маленький эпизод иллюстрирующий придворные нравы тех галантных времен.

Правда, из этого, по непонятным причинам ничего не вышло. В это время Генрих Навварский находившийся в заключение в Лувре писал своему другу: «Двор как никогда причудлив. Мы все готовы перерезать друг другу глотки. Постоянно носим под плащами кинжалы, кольчуги, а иногда и кирасы».

Маргарита и де Ла Моль уговорили герцога Алансонского принять участие в заговоре против короля Карла IX. Но планы заговорщиков потерпели крах – их выдала баронесса Шарлотта де Сов. Де Ла Моль был казнен.

Конец сюжета

Уцелевшие протестанты заперлись в своих крепостях и вооружились против королевских войск и отрядов католиков. Юг, включая и его католическое меньшинство, фактически отделился от французского королевства. Там возникла гугенотская Конфедерация - союз дворянства и городов - со своими финансами и армией.

Наверное, ведущие французские политики в ту пору чувствовали себя в состоянии де-жавю. Усиление лагеря Гизов после Варфоломеевской ночи, вскоре вызвало очередное сближение «политиков» и гугентов.

Реагируя на сближение между гугенотами и правительством партия Гизов основала в 1576 г. Католическую лигу. Первоначально эта организация влачила убогое существование, но по мере нарастания кризиса число лигеров увеличивалось за счет недовольного населения городов. Рост налогов, инфляция и непрекращающийся хаос привели к тому, что против королевской власти под знаменами Лиги выступил и Север Франции.

ЛИГА И ГЕНРИХ III

Структура Католической лиги напоминала гугенотскую Конфедерацию. Средства на войну давало купечество, а дворянство находило им достойное применение. Власть лишившейся подданных династии Валуа повисла в воздухе.
В 1576 г. Карл IX умер без законного наследника и французский престол занял его брат Генрих, ставший королем Генрихом III. Ради французской короны он буквально бежал с польского престола, на который его избрали за год до смерти Карл IX. В ночь с 18 на 19 июня Генрих III выскользнул из Краковского замка и три дня без отдыха скакал до границы спасаясь от своих верноподанных поляков. Возможно, это была ошибка. Как и его братья, Генрих не был способен управлять страной. К тому же, согласно очередному перемирию между католиками и протестантами подписанному в 1576 г. в Болье Франция была поделена между вождями католиков и протестанов. Юг отошел Генриху Навварскому и Конде, север Гизам. Место короля Генриха III в соглашении оговорено не было.

Король уединился в Лувре под охраной 45 гасконских дворян. Свое время он делил между охотой и развлечениями с фаворитами. Подробности любовных игр короля памфлетисты Католической Лиги старательно доводили до сведения парижан.

У короля не было детей, а, следовательно, после его смерти власть должна была перейти от династии Валуа к другому знатному роду. Основными претендентами на власть были Генрих Навварский, лидер гугенотов и Генрих Гиз - лидер Католической лиги. Стремясь удержаться у власти, Генрих III пытался маневрировать между враждующими группировками. Но страх перед массовым движением побудил его в 1585 г. издать указ о роспуске Лиги.

В ответ, в ночь с 12 на 15 мая Париж покрылся баррикадами. Сочувствующие Лиге ополчение парижане поднялось против короля. Восставшие быстро смяли швейцарских гвардейцев, которые спасая свою шкуру поднимали вверх руки с четками, свидетельствую о верности католицизму. Горожане выставили 30 тыс. вооруженных милиционеров из числа ремесленников, мелких торговцев, моряков. Для осуществления командования милицией, каждый округ выбирал полковника и 4 капитанов ему в помошь. Профессора Сорбонского университета объявили об освобождение французов от присяги королю.

Движения лиггеров охватило и другие города северной и центральной Франции. Оттуда изгнали королевских чиновников, а власть оказалась в руках городского самоуправления. Очевидец писал, что не было ни одной деревни, которая не стала бы независимым государством по примеру немецких, швейцарских или нидерландских городов. Восставшие населенные пункты старались координировать свои действия и рассылали гонцов побуждая к мятежу новые районы.

В Католической Лиге имелось как радикальное, так и умеренное крыло. Умеренные представляли собой верхушку городской буржуазии, это были купцы, юристы, чиновники, цеховые мастера. С ними смыкалось разочаровавшееся в правящей династии католическое дворянство. Как и в гугенотской конфедерации, дворяне лиги были ударной военной силой оплачиваемой горожанами. Их требование сводились к проведению жесткой политики, направленной против протестантов. Плебейские круги выдвигали радикальные, демократические требования, некоторые из которых в дальнейшем оказали влияние на движение луддитов во время Английской революции 1640 г. и на радикальное крыло Французской Фронды в 1642 году. Интересно, что идеи католических радикалов затронули и протестантскую Францию, где некоторые гугенотские общины стали выдвигать претензии к Генрих Навварскому.

В Париже власть оказалась в руках Совета шестнадцати – представительного органа шестнадцати парижских кварталов. Перепуганный король упросил Генриха Гиза утихомирить парижан, а сам тем временем бежал из города в Блуа. Не симпатизировавший Лиге и поддерживавшим ее испанцам папа Римский Сикст V был возмущен малодушием монарха. По мнению понтифика Генриху III следовало вызвать к себе Гиза, «отрубить ему голову и выбросить ее на улицу». Французы же иронизировали, что в стране идет война «трех Генрихов» - Генриха III Валуа, Генриха Наваррского и Генриха Гиза.
Но в конечном итоге, совет главы святой церкви не пропал даром. Бежавший из Парижа король заключил союз с гугенотами. Их войска вместе с отрядами королевских наемников осадили восставшую столицу. Почувствовав за собой силу, король вызвал к себе в Блуа Генриха Гиза и приказал своим телохранителям убить вождя Лиги. Однако, это вероломное убийство не помогло правителю. 1 августа 1589 г. Генрих III был убит монахом Жаком Клеманом.

НА ПОЛЯ

Имя порочного и преступного короля было ненавистно лиггерам. В Париже по улицами маршировали колонны фанатиков с факелами, которые они гасили по команде, восклицая: «Так да погасит Господь династию Валуа».

После смерти короля, его наиболее вероятным приемником казался Генрих Навварский, из рода Бурбонов, поспешивший провозгласить себя королем Генрихом IV. Но Север Франции не хотел признать короля-гугенота. Лига выдвинула своего кандидата на престол – брата покойного де Гиза. В качестве союзника католиков в войну вмешалась Испания. В Париж вошли испанские войска. Казалось страну, ждет очередной виток кровопролитной гражданской войны.

Но этого не произошло. В городах Севера находившихся под контролем Лиги постепенно возник раскол между богатой верхушкой и основной массой горожан. У буржуазии не имелось уже средств, чтобы оплачивать затяжную войну. Авторитет Лиги был существенно подорван союзом с испанцами, которых постепенно стали воспринимать как иностранных оккупантов. Жестокая борьба 1590-х. гг. обескровила и гугенотскую партию. Мятежная аристократия понесла большие потери в бесконечных сражениях. Деревни были охвачены крестьянскими волнениями (мятежники выступали против феодальных повинностей). Все это создавало предпосылки для возрождения авторитета и политического влияния королевской власти.

Протестантизм Генриха IV несколько задержал развязку. Католическая часть страны долго не желала признавать королем еретика. Но в 1593 г. Генрих перешел в римскую веру, якобы сопроводив эту процедуру фразой «Париж стоит мессы».

И вот, в марте 1594 г. Париж распахнул перед ним свои ворота, а в 1598 г. был заключен мир с Испанией. Гражданская война закончилась. Начало правление новой династии – Бурбонов.

НА ПОЛЯ

Генриха IV далеко не в первый раз менял свое вероисповедание. Он был крещен в католичестве, воспитан в протестантизме, принял католичество во время событий Варфоломеевской ночи, и вернулся в протестантизм, когда смог бежать из Парижа

ГЕНРИХ IV

После завершения Наполеоновских войн в XIX столетии и реставрации монархии Бурбонов, власть усердно популяризировала Генриха IV. Его представляли как идеального «народного монарха», мечтавшего о том «чтобы в супе каждого француза по воскресеньям была курица». Хотя эта программа-максимум была выполнена только в XX в., да и то республиканским режимом, образ короля – популиста попрежнему привлекает историков и писателей-романистов. Возможно, Генрих IV действительно был один из лучших монархов Франции. Он был храбр, остроумен и любезен (иногда притворно). Как политический деятель король отличался умом, дальновидностью и твердостью умея «одной рукой наносить удары, в то время как другая раздает милостыни», как говорили и католики и протестанты.

По своему образованию, культуре и взглядам Генрих IV был скорее «последним королем эпохи Ренесанса», чем человека века религиозных войск. Он был третьим сыном Антуана Бурбонского и Жанны д’Альбре, наследников короны крошечного королевства Наварра (сегодня провинция на Юго-Западе Франции). По древнему Саллическому праву, принятому во Франции и исключавшему женщин из наследования, Генрих Навварский был самым близким родственником династии Валуа. Он приходился королю Генриху III кузеном в 22-ой степени. Образование Генрих Навварский получил в Париже в College de Navarre (Навварском колледже). Там он изучил латынь и греческий язык. Во время учебы в Париже будущий наследник Навварской короны познакомился и с французским двором, хотя долго вкушать придворной жизни ему не пришлось.

Гражданская война заставила его встать под знамена протестантов, долго и малоуспешно сражаться против королевских войск. Затем он стал счастливым женихом Маргариты Валуа, пережил Варфоломеевскую ночь, прожил несколько лет пленником в Лувре, бежал из заточения и снова стал одним из вождей гугенотов. Во время этого бегства (в 1576 г.) будущий король чуть не погиб страшной смертью. Зайдя в, казалось бы, покинутую хижину чтобы облегчиться, Генрих чуть было не получил по голове серпом, от хозяйки дома. Лишь своевременное вмешательство одного из его спутников спасло короля от смерти.

СЮЖЕТ
КОРОЛЬ-ЛЮБОВНИК

Народная молва всегда готова прощать эффективным правителям мелкие прегрешения на личном фронте. Более того, некоторые из этих грехов служили к вещей королевской славе. Король Генрих IV прославился не только как государственный деятель, но и как замечательный любовник. Историкам известны 54 его возлюбленные, но по всей вероятности - это только вершина айсберга.

Король был весьма демократичен. Он не гнушался ни представительницами простонародья, ни даже служительницами культа. Так однажды, соблазнив настоятельницу монастыря, он пошутил, что «спит с богородицей и наставил рога самому Господу Богу». Даже с годами, когда «стареющий Генрих IV источал сильный запах мертвечины, его нос почти достигал подбородка, и он ничем не напоминал резвого молодца» (Ги Шоссинан-Ногаре) король проводил время в окружении фавориток. Некоторые за верную службу получали крупное вознаграждение. Интересно, как бы отнеслись французы к этим грехам, если бы политика короля была менее успешной? Скорее всего, отрицательно. В XVIII в. распутный король Людовик XV возможно превзошел своего пращура на амурном фронте, но в могилу он сошел проклинаемый всеми из-за разорения страны и поражений на международной арене.

Конец сюжета

Сразу же после вступления на престол король вынужден искать пути для национального компромисса. Лояльность католического дворянства купили щедрыми денежными подачками, титулами, губернаторскими постами. Ради этого между 1595 и 1598 г. и без того полупустая королевская казна была полностью опустошена. Выступления крестьянства и городского плебса король подавил при помощи военной силы, а так же при помощи искусной налоговой реформа. Прямой налог «тальи» был заметно снижен. Правда подняли косвенные налоги, особенно налог на соль («габель») К этому приему в будущем прибегали и другие французские правители. Кроме этого, Генрих IV отменил налоговые недоимки за предыдущие годы.

Гораздо сложнее было договориться с гугенотской партией, бывшими союзниками Генриха, сохранившими свою силу и сплоченность. В 1598 г. Генрих IV опубликовал знаменитый Нантский эдикт. Согласно этому документу католическая вера признавалась господствующей во Франции, но исповедание протестантизма допускалось. Исключением были Париж и еще несколько французских городов, где публичное исповедание протестантизма было запрещено, но разрешался частный культ. Гугеноты могли занимать государственные должности. Они имели право сохранять армию в 25 тысяч солдат и контролировать около 200 крепостей. Гугенотские города и провинции получали крупные налоговые и политические привилегии. Таким образом, протестантский юг продолжал и при Генрихе IV остался государством в государстве, а объединение страны не было завершено.

Нантский эдикт во многом напоминал предыдущие соглашения между королевской властью и гугенотами. Но теперь стороны более-менее скрупулезно выполняли положения договора. Вместе с тем раскол страны на католический север и протестантский юг нес в себе семена новых конфликтов. С этой точки зрения соглашение критиковали католики.
На все возражения Генрих IV отвечал: «Мы не должны делать никакой разницы между католиками и гугенотами, мы все должны быть хорошими французами».

И в то же время политика всех французских королей в XVII столетии была направлена на ревизию, а в конечно итоге и отмену Нантского эдикта. Некоторые историки считают, что проживи Генрих подольше, он бы пошел на пересмотр Нантского эдикта.

Генриха IV считают одним из отцов французского абсолютизма. Это не значит, что он реформировал французскую административную систему. Но в отличие от своих предшественников он стал активно вмешиваться во все вопросы управления государства. При этом король использовал политические и юридические механизмы, созданные династией Валуа .

Перед правительством стояла задача восстановления подорванной войной экономики страны и возрождения ее политического авторитета на европейской сцене. Король поощрял развитие французской промышленности и торговли. Производство шелка поддерживалось государственным стимулированием выращивания тутовых деревьев и разведения шелковичных червей. Опираясь на советы компетентных хозяйственников Оливье де Серр, Бартелеми де Лаффема и др. Генрих поощрял заморскую торговлю французских купцов и колониальную экспансию.

Большим успехом короля стал подбор компетентной и лояльной команды. Самой заметной фигурой среди них был Максимильен де Бетюн, герцог де Сюлли. (1560-1651 гг) Этот протестантский дворянин верно служил Генриху Наваррскому еще со времен Варфоломеевской ночи. Когда Генрих стал королем, де Сюлли занял пост суперинтенданта финансов. В этом качестве он стремился вмешиваться в финансовую политику провинций, в обход местных парламентов и судейских чиновников.

СЮЖЕТ

ДОБРЫЙ КОРОЛЬ ГЕНРИХ

Свидетельством известной популярности короля Генриха IV являются народные легенды и предания связанные с этим монархом. Так, согласно одной из них, как-то раз король остановился инкогнито в доме у угольщика Эмиля и потребовал ужин. Угольщик предложил королю кабана, но просил никому об этом говорить, поскольку тот был подстрелен в королевском лесу. За браконьерство полагалась жестокая казнь. Генрих пообещал хранить молчание. На следующий день Эмиль взялся проводить ночного гостя в королевский замок. По дороге угольщик спросил, как они смогут узнать короля, на что Генрих ответил, что тот единственные останется в шляпе. При въезде короля в замок, все присутствующие сняли шапки, и угольщик видимо обо всем догадавшись, все же спросил у Генриха, кто же здесь король, на что тот ответил: «Либо ты, либо я, ведь только мы не сняли шапки». Легенда гласит, что угольщик потом не раз бывал в гостях у короля в Париже, а на месте его лачуги Генрих построил охотничий дворец.

Примечательно, что подобные легенды о «добрых королях» существуют во многих странах. Например, историю со шляпой рассказывали о Петре I.

Правда существовали и иные отзывы о Генрихе со стороны его врагов. Многие фанатичные католики так и не простили ему его протестантского прошлого и назвали его чужаком, не-французом, распутником, трусом, рогоносцем и «рыжей беарнской лисицей». (Беарн – провинция на юго-западе Франции, в 16 в. часть Наввары, Генрих родился в Беарн.)
Конец сюжета

СЮЖЕТ

«ЭТА БАЛКА ЕЩЕ НАС С ВАМИ ПЕРЕЖИВЕТ!»

Про Сюлли расказывают такую историю. Однажды Генрих IV решил продемонстрировать испанскому послу, чем отличаются его министры и вызвал к себе интенданта финансов Жаннена, статс-секретаря по иностранным делам Вильруа и Сюлли. Каждому из них он сказал одни и те же слова: «Видите, ту балку, она вот-вот обрушится». Вильруа не поднимая головы ответил – «Вы правы, Я прикажу чтобы ее укрепили». Жаннен сказал «Надо будет посмотреть, в чем там дело». Сюлли же внимательно разглядел балку и воскликнул – «Да что вы, государь! Эта балка еще нас с вами переживет!»

Конец сюжета

Проведя мероприятия по разрешению основных проблем внутренней политики, король Франции обратился к внешнеполитическим вопросам. Фактически Генрих IV решил воспользоваться советами покойного маршала Колиньи, который предлагал занять протестантское и католическое дворянства внешними войнами. Не изменился и главный противник – королевство Испания. Весной 1610 г. под руководством Сюлли начал подготавливаться артиллерийский парк для 200 тысячной армии. Французская армия концентрировалась на границах Испанских Нидерландов и у испанских владений в Северной Италии. Но всеми ожидаемая война так и не началась из-за внезапной смерти короля Франции.

Практически всю свою политическую карьеру Генриху IV приходилось маневрировать между противоборствующими политическими силами. Сначала он делал это для того, чтобы добиться личной власти, затем, чтобы ее удержать. Это была очень рискованная игра. На Генриха совершили не менее 19 покушений. После 1598 г., когда власть несколько окрепла, стиль короля стал более авторитарным.

Генрих IV уже меньше учитывал мнения различных придворных группировок. Делегации Парижского парламента, возражавшей против возвращения ранее изгнанных иезуитов, король едко заметил: «Я благодарю вас, за заботу, которую вы проявляете к моей персоне и моему государству. Все ваши замечания хранятся в моей памяти, мои же в вашей — нет. Вы указали мне на трудности, которые кажутся вам большими и достойными внимания, и вы не подумали о том, что все, что вы мне сказали, я обдумал и взвесил восемь или девять лет назад; лучшие решения на будущее восходят к размышлениям о прошлых событиях, и здесь я обладаю большими познаниями, чем кто-либо другой».

Такие слова в стране, где недавно закончилась гражданская война, простить не могли. Игра короля подошла к концу. 14 мая 1610 г. когда он проезжал по узкой парижской улице, на подножку его кареты вскочил мужчина и несколькими ударами кинжала смертельно ранил Генриха IV. Убийцей оказался католический фанатик из Ангулема Жан-Франсуа Равальяк. И на следствие, и даже перед казнью убийца утверждал, что действовал в одиночку и по собственной инициативе. Но уже современники стали открыто заявлять, что король пал жертвой заговорщиков. Кандидатов на роль потенциального организатора заговора имелось множество. Бывшая фаворитка короля маркиза Верней, герцог д’Эпернон, орден иезуитов, агенты испанцев. Герцог Сюлли и кардинал Ришелье открыто заявляли, что Генрих IV был убит в результате иностранного заговора. Правда следует учитывать, что оба они проводили последовательную антигабсбургскую политику, и подобные заявления поддерживали их внешнеполитическую линию.

СЮЖЕТ:

ТИРАНОБОРЧЕСКИЕ ИДЕИ ВО ФРАНЦИИ

Одним из побочных эффектов религиозных войн во Франции стал подрыв авторитета королевской власти. До событий Варфоломеевской ночи французские протестанты демонстрировали внешне лояльное отношение к престолу. Гугеноты уверяли, что их борьба направлена в защиту короны от посягательств Гизов. Убийства протестантов 24 августа круто изменили ситуацию. В 1573 г. протестантский юрист Франсуа Отман опубликовал памфлет «Франко-Галлия» в котором выступал за ограничение власти короля Генеральными штатами и аристократическими институтами. В 1574 г. другой протестант, Теодор Беза опубликовал сочинение, в котором утверждал, что бог создает народы, а народы - королей. Следовательно, власть монарха происходит не от бога, а от договора с поддаными. Несоблюдение королем своих обязательств по отношению к подданым является достаточным основанием для его низложения. Публицистов, которые писали эти сочинения, называли «монархомархи» (тиранноборцы). Идеи тираноборчества циркулировали даже в окружение Генриха Навварского (будущего Генриха IV), которое выпустило в 1579 г. памфлет «Защита против тиранов».

Чуть позднее тираноборческие идеи заимствовал и католический лагерь, предводители которого выступили против королей Генриха III, а позднее и Генриха IV. По мнению идеологов католиков королей – еретиков можно было переизбирать, а в случае необходимости и убивать. В отличии от протестантов, католики быстро перешли от теории к практике и организовали два цареубиства – 2 августа 1589 г. Генриха III и 14 мая 1610 Генриха IV.

Все цареубийства сопровождались волной памфлетов, не способствовавших укреплению авторитета монархии. Их названия говорят сами за себя: «Тираноубийство, «Следы чудесного божественного решения в жалкой смерти Генриха Валуа», «Милостью божьей осуждение жестокого тирана» и т.п.

Конец сюжета
Subscribe

  • 200 лет со дня смерти Наполеона

    200 лет со дня смерти французского Сталина. Именно благодаря ему появилось понятие "бонопартизм", которое вполне применимо к правлению…

  • Десять тезисов о Маяковском

    Почему-то тот факт, что Маяковский родился и провел детство в Грузии не играет роли в восприятие этого поэта. А ведь грузинский был его вторым…

  • Котя Мгебров-Чекан

    Просматривая материалы связанные с кронштадтским мятежом я случайно встретил имя, которое довольно широко было известно в советском Ленинграде и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments