haspar_arnery (haspar_arnery) wrote,
haspar_arnery
haspar_arnery

Category:

Гражданская война XVI века во Франции. Часть I

Image Hosted by PiXS.ru

С какими событиями только не проводят наблюдатели украинских потрясений. И Аншлюс ГДР, и армяно-азербайджанский конфликт в Баку (!)... Внесу и я свои пять копеек в этот бред, помянув Гражданскую войну во Франции XVI века. Сходство очевидно. :) Сторонники Майдана это конечно католики. Киев - аналог ультра-католического Парижа. "Правый Сектор" = "Лига". Президенты - ничтожества, олигархи выступают в роли принцев крови и местных феодалов. И еще одно сходство. Несмотря на зашкаливающий уровень ФГМ участников французской ГВ, и католиков и гугенотов порой посещали светлые идеи типа взять прокурора за галстук и хрянсуть его фейсом об тейбл народоправства и цареубийства.

Промышленно развитые Юг и Восток это гугеноты. Рано или поздно они выдвинут своего Генриха Наварского, который примет униатство о войдет в Киев на президентский трон. И т.д. и т.п.
Кстати, а еще не появились на Украине персонажи, которые видя майдановцев выдают себя за титушек, и экспроприируют их, а потом увидя титушек преображаются в майдановцев, по опыту папы Планше?


Казалось, XVI-ое столетие начиналось благоприятно для французского королевства. Владения французских королей были компактно расположены в центре континента, население страны быстро росло, в городах процветали торговля и ремесла. Правивший страной король Франциск I (1494-1547 г.) продолжил политику своих предшественников направленную на укрепление королевской власти. Его вассалы постепенно стали превращаться в подданных короны. В провинциях создали институт губернаторов, представителей короля имевших широкие полномочия. Губернаторы противостояли местным элитам – феодалам и городам. В качестве королевских губернаторов и наместников Франциск задействовал представителей аристократии. Эти люди становились более зависимыми от короля и, постепенно, из самостоятельных властителей превращалась в придворных. На прочие административные должности финансовых деятелей, статс-секретарей и канцлера король назначал образованных представителей третьего сословия. В городах выборные чиновники постепенно заменялись королевским назначенцами.

Активная внешняя политика и стремление содержать роскошный двор побуждали короля искать новые пути пополнения казны. Основной подушный налог, выплачиваемый французским крестьянством за время правления Франциска I возрос с 9 до 16 миллионов ливров. При Франциске все большее распространение получила практика продажи государственных должностей. Все эти способы пополнения королевской казны применялись абсолютистским режимом вплоть до Французской революции 1789 г.

Несмотря на рост налогообложения торговля и земледелие Франции при Франциске I продолжают развиваться. Для французского крестьянства, освобожденного от крепостной зависимости, первая половина XVI столетия стала в некотором роде «золотым веком». Процветанию крестьян способствовали высокие цены на продукты питания. В 1536 г. Франциск I даровал льготы иностранным фабрикантам, были заведены фабрики шелковых изделий, а в Фонтенбло основана мануфактура для тканья ковров. Король покровительствовал и морскому флоту. В Марселе создали база королевских галер. А в 1534 г. французский мореплаватель Жак Картье открыл Канаду.

Стремясь наглядно продемонстрировать свою власть во всех провинциях французского королевства, Франциск I всю свою жизнь кочевал по стране. За ним следовал многочисленный по тем временам двор, насчитывавший около полутора тысяч придворных и слуг. Кочевая жизнь короля доставляла окружающим мало удовольствия.

НА ПОЛЯ

Великий итальянский скульптор Бенвенуто Челлини, приглашенный на службу к Франциску, писал: «Теперь мы должны были следовать за двором, и это было непрекращающееся мученье. Ибо за королем постоянно следует кортеж из двенадцати тысяч лошадей, и это самое меньшее; потому что, когда в мирное время весь двор в сборе, то это составляет более восемнадцати тысяч человек, и среди них более двенадцати тысяч всадников. Иногда мы приезжали в такие места, где едва ли было два дома, и на манер цыган ставились хижины из холста, и мне часто приходилось много страдать».

Важнейшим внешнеполитическим событием эпохи стало противостояние между французской династией Валуа и австрийской династией Габсбургов. До той поры отношения между двумя правящими домами были вполне корректными и еще в 1515 г. Франциск подписал со своим будущим непримиримым врагом Карлом V договор о дружбе. Но имперские амбиции двух молодых европейских как бы мы сегодня сказали «сверхдержав» вели к противостоянию между ними. Кульминацией конфликта стало прямое столкновение Франциска I и Карла V в борьбе за титул Императора Священной Римской империи. Франциск прилагал все усилия для победы. Но немецкие курфюрсты сделали выбор в пользу его соперника, что привело к началу череды войн между Францией и империей Габсбургов продолжавшихся до середины XVIII в.

Боевые действия в многочисленных войнах, которые вел Франциск, шли с переменным успехом. Свой дебют на поле брани Франциск I провел успешно. В 1516 г. король покорил Миланское герцогство, попутно нанеся тяжелое поражение считавшимся до той поры непобедимым швейцарским наемникам. Но самое известное сражения короля Франции, битва при Павии (в Северной Италии) 24 февраля 1525 г. стала и самой большой его неудачей. В этом бою испанские мушкетеры и немецкие ландскнехты под командованием имперского генерала Антонио де Лейва разбили французских рыцарей и швейцарских наемников Франциска I. Сам король был взят в плен и увезен пленником в Мадрид. В обмен свое освобождение Франциск отказался от своих притязаний на Италию, прав на Фландрию и Артуа, а так же был готов заплатить огромный выкуп. Карл V потребовал еще и Бургундию на что Франциск I был вынужден формально согласится, чтобы получить свободу. Однако, вернувшись в 1526 г. во Францию король немедленно отказался от всех обещаний и даже сформировал новую антигабсбургскию коалицию вместе с папой, герцогом Милана, Флоренцией и Венецией.

В борьбе со своим соперником Франциск I проявил известную широту взглядов, граничившую, по мнению современников, с полной беспринципностью. Венцов дипломатических усилий короля стал союз с турецким султаном Сулейманом Великолепным, заключенный в 1528 г. против Карла V. Прежде, когда Франциск боролся за трон империи, он пугал немецких курфюрстов турецкой угрозой. Теперь имперские пропагандисты обвиняли самого короля в «нечестивом альянсе». Другим важным союзником Франциска стали немецкие протестантские князья.

ФРАНЦУЗСКИЙ РЕНЕССАНС

Годы правления Франциска I были эпохой блестящего расцвета культуры. Тесные контакты с Италией познакомили французскую элиту с достижениями Итальянского Ренессанса. В ходе Итальянских войн конца XV начала XVI вв. суровые галлы, вторнувшись на север полуострова, открыли для себя носовые платки, паркеты, лепнину потолков и парчевые платья. Множество искусных итальянских ремеслеников были вывезены во Францию в числе пленных. И для них нашлось немало работы. Узнавшие о новой жизни дворяне, сносили свои средневековые замки и строили на их месте современные итальянские «палаццо» (дворцы). Те кому это было не по карману удовлетворялись дорогой посудой и картинами итальянских мастеров.
Смягчению средневековых нравов еще царивших при дворе, способствовали женщины. Аристократы знакомились с ножами и вилками, нижним бельем и хорошими манерами. Сам король, желая предстать перед современниками в качестве покровителя наук и искусств, скупал полотна Рафаэля и Тициана, украшал свои дворцы античной и современной скульптурой. В противовес Сорбонскому университету, славившемуся как оплот католической ортодоксии, было основано новое высшее учебное заведение. Позже оно стало известно как Коллеж де Франс.

Увлечение Франциска I античностью зашло так далеко, что он именовал себя «французским Геркулесом», что было несколько экстравагантно для христианского монарха XVI века.
Кочевой образ жизни короля способствовал постройке ряда королевских замков, среди которых своим великолепием выделяются дворцы долины Луары, замок Фонтенбло в окрестностях Парижа и Лувр. К работе над этими проектами были привлечены итальянские архитекторы. Среди приглашенных итальянских мастеров кроме Бенвенуто Челлини, выделяются такие имена как Леонардо да Винчи, Андреа дель Сарто, Джованни Баттиста Россо, Франческо Приматиччо (во Франции его звали Ле Приматис), братья Джусти, Джироламо делла Роббиа, Себастьяно Серлио и другие.

Но французское Возрождение славно не только итальянскими именами. Франсуа Рабле (1494—1553 гг.), автор знаменитого сатирического романа «Гаргантюа и Пантагрюэль» был человеком широких знаний, изучал медицину и естественные науки. Выдающимися деятелями радикального течения гуманизма были Этьен Доле и Бонавентура Деперье. Первый из них открыл в Лионе типографию, которая печатала труды античных авторов, а второй был автором сатирических диалогов и юмористических рассказов. Изобразительное искусство Франции подражает итальянским образцам. Но со временем французские мастера начинают создавать оригинальные произведения. Это, прежде всего, относится к самым известным скульпторам – Гужону и Жермену Пилону. Крупнейшими архитекторами французского Возрождения были Пьер Леско и Филибер Делорм.

СЮЖЕТ:
ФРАНЦУЗСКОЕ ДВОРЯНСТВО В НАЧАЛЕ XVI В.

Для Франции этого периода типичен так называемый «феодализм принцев». Близкие родственники короля – Орлеаны, Алансоны и Бурбоны владели целыми удельными княжествами «апанажами». Хотя каждый из этих апанажей и уступал королевскому домену, все вместе, владения принцев крови составляли значительную экономическую и политическую силу. Особенно крупные апанажи находились в центре Франции и в районе Орлеана. Принцам крови по знатности уступала титулованая знать, д’Альбре, Наварра, де Фуа и др. Их земли в основном располагались на юго-западе страны. За особые заслуги преставители этой прослойки могли получить титул пэра Франции. Они же занимали высшие государственные должности. Некоторые из принцев крови и представителей титулованной знати, имели собственные дворянские свиты, своего рода мини-армии. Даже еще в начале XVI в. они вели войны друг с другом, а власти предпочитали смотреть на это сквозь пальцы.

Основная масса дворян продолжала, как и их предки, жить в провинции. Средства для существования они частично получали со своих фьефов (поместье), частично от своего феодала, при котором они выполняли почетные обязанности. Многие служили в королевской армии.

Начиная с XVI в. происходит разделение дворянства на придворное и провинциальное. Придворное дворянство, постоянно жило при королевском дворе и, будучи в свите короля, удостаивалось денежных пожалований, синекюр. Оно участвовало в политических делах. Провинциальное дворянство было обречено на прозябание и в лучшем случае принимало участие в деятельности местных институтов власти.

В том же XVI в. французские дворянство пополняется еще одной категорией – «дворянством мантии». Последнее состояло из чиновников высшей судебной инстанции королевства – парижского парламента. Уже в XV в. члены парламента стали несменяемыми. В начале XVI столетия их должности стали наследственными, а позднее членам парламента был дарован и дворянский титул. Старое «дворянство шпаги» рассматривало «дворянство мантии» как нечто второсортное, но последние компенсировали свою «неполноценность» богатством и политическим влиянием, выступали как сплоченная корпорация.

Конец сюжета

НАЧАЛО РЕФОРМАЦИИ ВО ФРАНЦИИ

Терпимость Франциска I способствовала быстрому распространению во Франции идей Реформации. В Мо, под покровительством сестры короля жили некоторые интеллектуалы - реформаторы. С этим религиозным течением тесно связаны и многие деятели французского Ренесанса, например поэт Клеман Маро (1496—1544 гг).
Покровительство Франциска I протестантам не было причудой. Они были необходимы королю в качестве противовеса в переговорах с Римом и с императором Карлом V. Короли Франции издавно поддерживали доктрину галликанства, связанную со стремлением к автономии католической церкви Франции от папского престола. Похожие идеи не чужды и умеренным реформаторам. К тому же, немецкие протестанты были потенциальными союзниками в борьбе против амбиций Карла V, главного врага Франциска в Европе. В 1534 г. Франциск I даже пытался пригласить к себе в страну лидеров немецкой Реформации - Меланхтона и Буцера. Кальвин, посвящал королю Франции свои произведения.

Но веротерпимость короля подошла к концу, когда во Франции стали распространятся радикальные воззрения кальвинистов. Их называли «гугенотами».

НА ПОЛЯ

Точное происхождения этой клички неизвестно, но большинство исследователей сходятся на том, что она имеет отношение к кальвинисткой Швейцарии Согласно одной из версий это название происходит от немецкого слова «Eidgenosse» - «союзник», так еще называли членов швейцарской конфедерации. По другой связано с именем Гуго Безансона, одного из лидеров швейцарских кальвинистов.

Дворянство и горожане юга страны стали массами переходить в новую веру. Юг Франции – Прованс, Лангедок, Гасконь и Наварра издавно имели репутацию более культурных областей, где долго сохранялось влияние древнеримской и провансальской цивилизации. Все это сочеталось у них со стремлением к политической независимости от Парижа. Это уже было серьезно.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения Франциска, стало так называемое «дело пасквилей». Антикатолическое и антилютеранское воззвание пастора Антуан Маркур в течение одной ночи с 17 на 18 октября 1534 г. было распространено в Париже и Амбуазе. Одно из посланий даже оказалось прибитым к дверям королевской спальни в Амбуазе, что показывает степень распространения кальвинизма среди королевских приближенных. В ответ на этот демарш Франциск I объявил себя правоверным католиком и начал гонения против еретиков. В течение трех месяцев шли жестокие казни, причем король сам во главе процессии обходил приготовленные для еретиков костры. В 1535 г. в стране запретили книгопечатание, дабы остановить распространение еретической литературы. Позже оно возобновилось, но уже под контролем государства. Во время гонений пострадали многие деятели французского Возрожения. Этьен Доле был сожжен на костре как атеист, Клеман Маро бежал в Швейцарию.

НА ПОЛЯ

Многие французские интеллектуалы, например тот же Рабле, крайне отрицательно относились и к католической и к реформаторской церквям. Но как раз эти интеллектуалы и пострадали больше всего во время гонений.

Вскоре Франциск несколько смягчил свою политику по отношению к гугенотам. Все же король нуждался в поддержке протестантских князей Германии. 16 июля 1535 г. в Кюси был издан указ о веротерпимости. Но он в основном остался на бумаге. Как и во многих других европейских странах, французские протестанты были оплотом внутренней оппозиции и потенциальными союзниками внешних врагов. Карл V искал союза с французскими гугенотами точно так же как Франциск стремился к сближению с германскими князьями-протестантами. Поэтому королевская власть не могла быть терпима к религиозным меньшинствам.
После 1539 г. в Париже учрежден специальный суд, названный «Огненной палатой», за то, что он имел право приговаривать к сожжению по делам связанным с ересью. В 1545 г. французские войска провели карательные экспедиции против еретиков-вальденсов, живших юго-западнее Турина. Было разрушено 22 деревни и около 4000 человек убито.

ГЕНРИХ II

Смерть Франциска I в 1547 г. положила конец блестящей эпохе французского ренессанса. Ей на смену шли более мрачные времена. На первый взгляд ничто не предвещало беды. Взошедший на престол второй сын Франциска, Генрих II (1519 г. - 1559 г) зарекомендовал себя продолжателем политики отца. При нем совершенствуется административная система королевства. Постепенно она принимает форму, отдалено напоминающую знакомую нам министерскую систему. Важнейшими вопросами управления заведуют четыре «государственные секретаря». Появляется и пост «генерального контролера» казны - своего рода министра финансов старого режима. Экономика страны при Генрихе II растет быстрыми темпами. Стремительно развиваются города. Населения Парижа достигло 200 тыс. человек и он стал крупнейшим городским центром Европы.

…Семейная жизнь у Генриха II к удовольствию романистов складывалась не просто. Он был женат на Екатерине Медичи, талантливой женщине из прославленного рода правителей Флоренции. От этого брака у них было 10 детей, что, казалось бы, обеспечило блестящее будущие династии Валуа. Правда, наряду с законной супругой при дворе блистала и легендарная Диана де Пуатье, фаворитка короля, которой к тому времени исполнилось 45 лет, что к удивлению современников не мешало ей оставаться красавицей.

Французское королевство продолжало вести нескончаемые войны со своими соседями. Сражения шли одно за другим с переменным успехом. В 1550 г. закончилась война с Англией, начатая еще при Франциске I. По ее результатам Генрих присоединил к своим владениям гавань Булон.

В 1548 г. французские войска вторглись в Лотарингию, захватили крепости Туль, Верден, Мец и Нанси. Но атака на Страсбург не удалась. Германский император Карл V предпринял ответный удар, осадив Мец. Крепость оказала ему упорное сопротивление под руководством талантливого полководца Франциска Гиза.

На поля

Как и многие другие эпизоды французской истории того времени, героизированая версия осады Меца представлена в романе А. Дюма «Две Дианы».

В Италии французы предприняли неудачный поход на Неаполь. В Нидерландах 10 августа 1557 г. потерпели поражение при Сен-Кантене. Население Франции сильно страдало от непосильного налогового гнета, роста государственных расходов на войну. Дела французов шли все хуже, и лишь финансовый кризис, поразивший Испанию, позволил Генриху II заключить мир со своим врагом, королем Испании Филиппом II.
Согласно Като-Кембризскому миру Генрих сохранил за собой Каоле и Сен-Кантен, а так же епископства Мец, Труа и Верден. В то же время французы обязались отчистить Пьемонт и Савойю, что означало конец попыткам французских королей завоевать Италию. Завершение итальянских войн имело важное значение для французской внутренней политики. С наступлением мира значительное число дворян оказались без работы. Это сделало возможным их участие в грядущей гражданской войне.

НА ПОЛЯ

Автор XVI в. Клод де Сейсель писал: «Надо сказать, что постоянное войско многочисленное и лучше оплачивается и содержится, чем в какой либо другой известной нам стране, и заведено оно для защиты королевства..., а также для содержания дворянства; и должности там так распределены, что довольно большое число дворян разных состояний может жить спокойно, хотя бы и не было никакой войны в королевстве».

НАЧАЛО ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

В чем же заключались причины конфликта, терзавшего Францию более полувека?

При Генрихе II продолжали накаляться отношения между французами – католиками и протестантами. Сам король зарекомендовал себя ревностным приверженцем Рима. Если его отец жег еретиков десятками, сын отправлял на костер сотни. Экуанский эдикт 1559 г. учреждал институт уполномоченных. От них требовалось преследовать протестантов. Однако и реформаторский лагерь во Франции постепенно стал радикализироваться. Умеренные лютеранские течение постепенно вытесняет воинствующий кальвинизм о чем уже в 1562 г. писал венецианский посланник при французском дворе. Посол так же добавлял, что «люди моложе 40 лет редко остаются верными католицизму».

Другую причину указывает французский историк Л. Кристиани. Религиозные войны «были, прежде всего, войнами проистекавшими из малолетства или несостоятельности носителя центральной власти. Они были так же войнами соперничавших феодалов – Гизов против Бурбонов и Шатийонов».

Родовитое дворянство юга Франции мечтало о большей независимости от королевской власти, которая, по их мнению, попирает древние дворянские привилегии. Среди дворян-гугенотов страшную ненависть вызывало имя короля Людовика IX прославившегося своими жестокими расправами над непокорными феодалами. В самом начале гражданской войны, прах этого короля был вырыт протестантами из могилы и развеян по ветру. О старых привилегиях тосковали и многие города южной Франции, не забывшие времена былой провансальской вольности.

Наконец, как и в прошлых столетиях, для многих французов участие в религиозных движениях или аристократических заговорах было доступной их понимаю формой выражения социального недовольства. Быстрый рост французской экономики замедлился в конце правления Генриха II.

Может Генрих и сумел бы как-то разрешить разгорающийся религиозный конфликт, если бы не трагическая случайность. Для укрепления мира между Францией и Испанией король решил выдать свою дочь Елизавету Валуа за Филиппа II. В честь свадьбы дочери король устроил трехдневный турнир, в котором сам принимал участие. На второй день состязаний он вызвал на бой капитана своей гвардии графа Монтгомери. Во время стычки копье графа сломалось при ударе о панцирь короля и осколок поразил Генриха, как говориться, не в бровь, а в глаз. Несмотря на помощь лучших врачей король скончался через две недели после турнира, 10 июля 1559 г.

СЮЖЕТ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС И РЕВОЛЮЦИЯ ЦЕН

Во Францию, раньше чем в прочие европейские страны стало попадать большое количество обесцененных (в следствие экспорта драгоценных металлов из Америки) испанских монет. Цены в стране резко поползли вверх. Французские товары – сукно, полотна, стеклянные и металлические изделия подорожали настолько, что стали неконкурентноспособными в странах, до которых еще не докатилась «революция цен». Они уже не находили сбыта за пределами Франции. Предприятия работавшие на экспорт оказались в глубоком кризисе. Прибыли купцов и владельцев мануфактур стали сокращаться, хотя некоторые мастера работавшие на нужды двора или поддерживаемые государством были мало затронуты неблагоприятной внешнеэкономической коньюкторой. Крестьянство, ремесленники и подмастерья страдали от инфляции распостранившейся из Испании по всей Европе… Кризис затронул и французское дворянство. Ранее оно решала свои финансовые проблемы за счет военной добычи. Но война с Испанией складывалась для французов не слишком удачно, а мир, заключенный между Валуа и Габсбургами, полностью исключил возможность пополнения кошельков благородного сословья за счет грабежа.

Конец сюжета

СЮЖЕТ:

ПРОРОЧЕСТВА НОСТРАДАМУСА

Согласно легенде, гибель Генриха II предсказал живший в ту эпоху астролог - самый знаменитый предсказатель в истории человечества – Мишель де Нотрдам (1503-1566 гг.) известный так же как Нострадамус. Он родился в городке Сен-Реми в Провансе, получил медицинское образование, а затем много путешествовал. С 1550 г. Нострадамус стал выпускать альманахи с предсказаниями событий на предстоящие 12 месяцев. Пророчества излагались в форме четверостиший.

Работа Нострадамуса заинтересовала Екатерину Медичи. По ее приказу астролог переехал в Париж. Легенда гласит, что он предсказал Екатерине, что все ее сыновья будут последовательно занимать французский престол. По возвращению домой в Прованс Нострадамус стал европейской знаменитостью. В 1564 г. он заявил юному Генриху Наваррскому (будущему Генриху IV) что он со временем получит «все наследство».
Предвиденье Нострадамуса объяснялось тем, что проницательный астролог жил в эпоху затяжных внутриполитических и внешнеполитических конфликтов. Он предсказывал углубление и расширения противостояния и, как правило, не ошибался. Попытки использовать пророчества Нострадамуса касательно более отдаленного будущего успехов не имели. Так летом 1981 г. французский журнал «Пари матч» усмотрел у Нострадамуса пророчество о том, что в скором времени «русские войдут в Париж и за семь дней его разрушат». Однако по ряду причин советское вторжение в Европу все же не состоялось...

Конец сюжета

Со смертью короля, страну захлестнула волна беспорядков. На юге вспыхнули возглавляемые гугенотами выступления против представителей королевской администрации и сборщиков налогов. Дворяне юга стали захватывать церковные земли. На престол взошел старший сын короля Генриха, Франциск II, слабый и болезненный юноша. Молодой король страдал от туберкулеза. На престоле он пробыл чуть больше года и скончался в декабря 1560 г. Правда в свое недолгое правление Франциск сумел насладиться королевской жизнью предаваясь обжорству и слодострастию. Трон унаследовал его девятилетний брат Карл, ставший королем Карлом IX(1550-1574 гг.).

Кризис таких масштабов мог бы стереть с лица земли страну с менее развитой политической культурой. К счастью для французского государства, в нем существовала группировка, считавшая, что в ее интересах отстаивать интересы французской монархии как таковой. Эта партия получила с 1563 г. название «политиков», хотя точнее их было бы назвать «государственниками». Наиболее крупными ее представителями были канцлер Мишель Лопиталь, находившийся у власти с 1560 по 1568 г. и вдова Генриха II Мария Медичи. Их опорой стали чиновники, юристы и часть дворянства севера Франции. «Политики» придерживались идеи божественного происхождения монаршей власти, которая способна обеспечивать закон и порядок в государстве. В вопросах веры они считали возможным компромисс между католиками и протестантами и были готовы проводить политику веротерпимости в государственных интересах. Сам Лопиталь был преверженцем взглядов Эразма Ротердамского, и так яростно выступал против религиозных войны, что партия Гизов даже сомневалась в его приверженстве католичеству. Про Екатерину Медичи папский нунций (посланник) писал, что «королева не верит в бога».

В 1562 г. издан очередной эдикт, предоставлявший гугенотам право свободного богослужение. Этот компромисс не устраивал католический клан Гизов, который поспешил спровоцировать новый виток конфликта. 1 марта 1562 г отряд Франциска Гиза напал на гугенотов проводивших богослужение в местечке Васси и перебил их до последнего человека. Это привело к началу долгой череды гражданских войн.

Первая война закончилась в 1563 г. Амбуазским эдиктом снова предоставившим гугенотам свободу вероисповедания. Однако мир не был долгим, гражданская война вспыхнула снова. Гугеноты закрепились в нескольких городах на севере и юге страны, где они составляли большинство населения, в крепостях Ла-Рошель, Лашарите, Монтобан и Коньяк. Твердыней протестантов стал приморский город Ла-Рошель, поскольку через него еретики могли получать помощь от своих единоверцев из Англии, Нидерландов и Германии.

В гражданскую войну оказались вовлечены и иностранные государства. Англия имела в этом конфликте и религиозные и династические интересы. Мария Гиз (из клана Гизов, старшая дочь Клода Лотарингского) - была матерью королевы Шотландии Марии Стюарт, главной противницы королевы Англии Елизаветы I. Война против Гизов для Елизаветы стала кровным делом, а поддержка гугенотов протестантским долгом. Кроме того, открылась возможность мутить воду в соседней крупной державе и ловить в ней жирную рыбку. В 1562 г. первые контингенты английских войск высадились в Гавре, для поддержки гугенотов. Не остался в стороне и король Испании Филипп II. Гражданская война во Франции соответствовала его интересам, поскольку выводила Францию из числа активных игроков на европейской политической сцены. Победа антииспански настроенных протестантов была ему не выгодна. Поэтому Филипп ограничился умеренной поддержкой католиков. На стороне протестантов сражались и отряды немецких наемников.

НА ПОЛЯ

Как и большинство гражданских войн, борьба между французскими католиками и гугенотами сопровождалась многочисленными актами насилия против мирного населения. Целые деревни вырезались за то, что их население было «папистами» или «еретиками». Самые дальновидные следовали примеру отца Планше (слуги героя романа «Три мушкетера» д’Артеньяна). Тот сидел около дороги в засаде с аркебузой и если видел католика, то становился протестантом, а если видел протестанта, быстро превращался в католика…

Вслед за войной королевство поразила эпидемия чумы. Некогда процветавшая экономика Франции пришла в упадок. Снизилось производство зерна. Выросли площади необрабатываемых земель. Производство полотна и шелка уменьшилось наполовину.

А что же королевская власть? Последние монархи из дома Валуа оказались не способны эффективно править страной. Франциск II, Карл IX, Генрих III чаще всего были марионетками в чужих руках – своих близких, фавориток и придворных кланов. Недуги, возможно результат наследственного сифилиса, сводили их в могилу одного за другим. Недаром в ту эпоху стали «популярны» заговоры, ставившие своей задачей похищение короля с последующим использованием монарха в корыстных интересах.

ВАРФОЛОМЕЕВСКАЯ НОЧЬ

15 августа 1570 г. был подписан очередной мир – Сен-Жерменский. Вновь (в который раз) гугенотам гарантирована свобода вероисповедания. А наряду с ней право занимать государственные должности и право свободного богослужения в двух городах каждого департамента Франции.
Вдовствующая королева-мать, Екатерина Медичи фактически управлявшая страной все эти нелегкие годы, решила пойти на важный государственный акт, способный примирить враждующие стороны. Был составлен проект брака между сестрой короля Карла IX Маргаритой Валуа и Генрихом Бурбоном, королем Наварры. Последний считался одним из вождей протестантской партии. Двор предложил и другие уступки гугенотам – они были приближены ко двору. Составили проект войны с Испанией: война должна была «трудоустроить» французское дворянства. Командующим армией предполагалась назначить другого вождя протестантов – адмирала Гаспара де Колиньи. Но подобные планы не могли не вызвать недовольства как со стороны католиков, так и со стороны Испании.

НА ПОЛЯ

Французский историк Мише называл адмирала Колиньи «идолом провинциального дворянства». Адмирал отличался, честностью, мужеством, прямотой и государственным умом.

Согласование брака между Генрихом Наварской и Маргаритой Валуа оказалось нелегким делом. Ведь речь шла об официальном брачном союзе между католичкой и протестантом! Екатерина Медичи даже пришлось сфабриковать письмо от французского посла в Риме, о якобы данном понтификом согласии на этот брак. На церемонию бракосочетания съехалось множество дворян-гугенотов, что еще больше усугубило подозрения католиков. Дело шло к кровавой развязке.

24 августа 1572 г., в день Святого Варфоломея, между 2 и 4 часами утра колокола парижских церквей ударили в набат. Это был сигнал, по которому католики Парижа бросились избивать гугенотов – как своих соседей, так и гостей съехавшихся на свадьбу Генриха и Маргариты. Во время погрома погибло и немало иностранцев, в основном немцев и фламандцев. Дома гугенотов были помечены белыми крестами, чтобы облегчить убийцам поиск жертв.

Число жертв погрома колебалось от 3 до 9 тысяч человек. Адмирал Колиньи пал одним из первых, его изуродованное тело вздернули на висилице. Генрих Наваррский и принц крови Генрих де Конде, военноначальник гугенотов, были силой приведены к Карлу IX. Тот предложил им выбор между «обедней, смертью или Бастилией». Генрих Наваррский сразу же узрел преимущества католической веры, а вот принц де Конде заколебался и его чуть было не зарезал взбешенный король. Руку монарха отвела Екатерина Медичи, видевшая в вождях гугенотов противовес усилившимся Гизам. Избиения протестантов шли в других городах Франции.

Испанский посол так описывал события Варфоломеевской ночи в письме Филиппу II: «Когда я это пишу, они убивают всех, они сдирают с них одежду, волочат по улицам, грабят их дома, не давая пощады даже детям. Да будет благословен господь, обративший французских принцев на путь служения его делу! Да вдохновит он их сердца на продолжение того, что они начали!»

Парижская бойня потрясла Европу. Почему же Варфоломеевская ночь так запомнилась современникам? Ведь подобные избиения иноверцев были не редкостью в истории того времени.

Во-первых, кровавые события произошли в столице Франции, в одном из крупнейших городов Европы, что гарантировало широкую огласку. Даже царь Московии Иван IV Грозный, не входивший в число ведущих гуманистов столетия, узнав об этих событиях, осудил их в письме Габсбургскому императору Максимильяну II.

Во-вторых, жертвами той страшной ночи оказались приглашенные на свадьбу гости, и это обстоятельство придало всему случившемуся оттенок вероломного преступления.

Наконец среди погибших было много представителей знатнейших дворянских родов Франции, что не могло пройти незамеченным.

Мотивы резни до сих пор являются предметом пристального внимания историков. Первоначально французскому двору, посчитавшему, что верхушка партии гугенотов перебита, было выгодно представлять Варфоломеевскую ночь актом веры и заранее спланированной акцией. В Риме в этом духе была издана книга «Военная хитрость Карла IX». Тезис о вероломном заговоре католиков поддерживали и многочисленные протестантские памфлеты. Но уже осенью 1572 г. из Парижа стала распространятся версия о «протестантском заговоре». Екатерина Медичи даже утверждала, что она дала согласие только на «устранение» трех-четырех лидеров гугенотов включая адмирала Колиньи, а остальные - жертвы «перегибов на местах». Свидетельств о «заговоре гугенотов» нет и, по-видимому, эта версия властей шита белыми нитками.

Что же произошло 24 августа 1572 года на самом деле? Вероятнее всего Варфоломеевская ночь явилась реакцией “политиков” на усиление партии гугенотов. Екатерина Медичи, центральная фигура в этих событиях, заключила сделку с лидерами католического лагеря – кланом де Гизов, преследуя две цели. Во-первых, она стремилась избежать затяжной и кровопролитной войны с Испанией за Нидерланды, за которую ратовал Колиньи. Во-вторых, по возможности максимально ослабить лагерь гугенотов, чтобы положить конец гражданской войне.

Если так, то ее расчеты не вполне оправдались. Войны с Испанией действительно удалось избежать за счет ухудшения отношений с протестантской Европой. Однако гражданская война во Франции разгорелась с новой силой.

Дано по "История Нового Времени", Аванта т. 36
Subscribe

  • О вирусе

    С грустью посмотрев на календарь я обнаружил, что год назад я обещал гостям свозить их в Нарву и Тарту. Ага. Как же. Сегодня шутки про…

  • Пломбир, СССР и Свобода

    Когда я ностальгирую о СССР, я не вспоминаю о вкусном и дешевом пломбире, который так травмировал сознание либеральной интеллигенции. Ностальгия…

  • "Заповедник"

    Читатели это странички знают, что я не люблю Ахматову. И еще я не люблю Бродского. И Довлатова я тоже не люблю. Во-первых противный тип.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments

  • О вирусе

    С грустью посмотрев на календарь я обнаружил, что год назад я обещал гостям свозить их в Нарву и Тарту. Ага. Как же. Сегодня шутки про…

  • Пломбир, СССР и Свобода

    Когда я ностальгирую о СССР, я не вспоминаю о вкусном и дешевом пломбире, который так травмировал сознание либеральной интеллигенции. Ностальгия…

  • "Заповедник"

    Читатели это странички знают, что я не люблю Ахматову. И еще я не люблю Бродского. И Довлатова я тоже не люблю. Во-первых противный тип.…