haspar_arnery (haspar_arnery) wrote,
haspar_arnery
haspar_arnery

Categories:

Русские люди о французских эмигрантах

Image Hosted by PiXS.ru

Это один такой. А когда поедут тысячи?


В 1789 году во Франции внезапно начался Адъ и революция, что заставило тысячи французов бежать на богохраниму Русь, где революции не происходили, поскольку они были у нас строго запрещены.Понятно, что из прекрасного далека, ситуация с французской эмиграцией представляется как очевидное свидетельство богатства и славы России. Но для современников все было не столь однозначно.

«Первых эмигрантов приняли очень хорошо, но революция во Франции продолжалась, французы не возвращались домой, в Россию прибывали все новые эмигранты. В 1795 году когда в Петербург приехал будущий градоначальник Одессы и генерал губернатор Новороссийского края герцог Ришелье, французов уже рассматривали не как гостей, а как беженцев. Это – иностранцы, католики, беглецы, да еще из Франции. Начало и развитие Французской революции привело не только к росту официального недоверия к французам, но к изменению общественного настроения, росту франкофобии».

Тут у русских людей глаза и раскрылись. Оказалось, что французы это не носители высокой культуры, а проститутки, авантюристы и просто извините за выражение якобинцы, ненавидящие все русское.

Отчасти сей факт признавали сами французы. Сам Дени Дидро писал: «Большинство французов, проживающих в Петербурге ненавидят друг друга, грызуться, за что их все презирают, а они порочат нацию. Это просто сволочь, какую можно только представить». Французский дипломат граф де ла-Мессельр (граф не обманет!) свидетельствовал, что по прибытию французского посольства в Петербург «Нас осадила тьма французов всевозможных оттенков, которые по большей части побывали в переделках у Парижской полиции, являлись заражать собою страны Севера. Мы были удивлены и огорчены, найдя, что у многих знатных господ живут беглецы, банкроты, развратники, и немало женщин такого же рода…»

В недоумении взирали русские благородники на происходящее. А.М. Тургенев писал, что «нет опровержения тому, что французы-эмигранты принесли нам, привили нам, водворили у нас тысячи пороков, разврат и все гнусности, которым были сами преданы». Ему вторил ярый патриот Ф.В. Ростопчин «Под внешностью угрюмой и грубой предполагают настоящую и чуствительную душу, предпочитают видеть француза в необычном виде; но на самом деле это – самый большой интриган в мире».

В отличие от нынешних благословенных времен, когда эмигрантам доверяют только мастерок, баранку автобуса и метлу, в XVIII-XIX веках, понаехавшие французы могли запросто занимать любые государственные должности даже без знания русского языка. Так некий граф и белоэмигрант М.-Г. Шуазель –Гуфье стал директором императорских библиотек. По словам М.И. Антоновского он открыто говорил подчиненным, «что Россияне суть Скифы, варвары, скоты, ибо как им понимать, что суть книги, и что они поступили с Варшавской Библиотекой хуже, нежели Агаряне с Александрийский». И что? А все утерлись, хотя русских опять обижали.

Наконец в России обосновалась еще одна, самая отвратительная категория французов, - поддельные французы. Ф.Ф. Вигель писал о пансионе Форсевиля «Мусью Форсевиль на природном языке говорил как простолюдин, зато уверял, что весьма хорошо знает Английский, и взял два раза в неделю учит меня оному…» В итоге мемуарист делает вывод, что «по тому как Форсевиль хвалит Англию, … хозяин пансиона в Англии был ремесленником. «Бог весть, как занесло его к нам, и как встретил и совокупился он с Француженкой, в России родившейся, хотя безграмотную, но досужей и проворную бабой».

Лишь постепенно русские люди выработали правильную манеру поведения в отношении французов. И.Ф. Тимковский писал: «Часто бывал эмигрант Пикар, лицо темное, похож на жирондиста, говорил красиво и наше приемы в домах. При бытности у Шувалова сестры, племянницы, сторонних двух лиц, доктора и меня… Пикар произнес колкую шутку о К.Н.Б. Шувалов оговорил ее выразительно; и на продолжение того же заметил резко, что таких речей не говорили нигде. Но когда Пикар захотел поддержать правдою свою остроту, Шувалов вспылил и грозно погнал его: бродяга, смел ты передо мной поносить вельможу, в обществе которое пригрело тебя! Вон из моего дома, вон! Тихо, с извинениями, отступал Пикар к дверям, и должен был удалиться. Но умоления сестры, племянницы и гостя, разгневанный отвечал. Jacobin – слово бывшее тогда бранным…»

Все это надо учитывать, когда скоро Европа развалиться и спасаясь от зооборделей к нам побегут тысячи французов, голландцев и прочих языцы. Один, кстати, уже прибежал, и пока что своим поведением подтверждает печальный опыт наших предков…

Сии объективные факты представлены по статье Короткова С.Н. "Французские эмигранты в Санкт-Петербурге в конце XVIII века".
Subscribe

  • Стихи Николая Клюева

    Гимн Великой Красной Армии Мы — красные солдаты. Священные штыки, За трудовые хаты Сомкнулися в полки. От Ладоги до Волги Взывает…

  • Вопрос к краеведам

    Долгое время меня интересовало это маленькое "Марсово поле" в парке Лесотехнической академии. Это небольшой холм с обелиском, у подножия которого…

  • Текст Льва Аннинского об Островском

    Вот что интересно. После реставрации 90-хх «рожденные революцией» советские авторы явно пришлись не ко двору. Ведь согласно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments