haspar_arnery (haspar_arnery) wrote,
haspar_arnery
haspar_arnery

Category:

Александр II


Продолжаю по мере сил бороться с копирайтом и ставить свои статьи не опубликованные в сети

«Жестокий ягнёнок»

Александр Николаевич Романов родился 17 апреля 1818 года в Архирейском доме при московском Чудовом монастыре. Он был старшим сыном Великого Князя Николая Павловича, впоследствии ставшего императором Николаем I. Детство мальчика проходила в идиллической атмосфере – маленький Саша рос среди неслыханного богатства и роскоши, к его услугам были десятки слуг, а родные нежно любили первенца царской семьи и всячески его опекали. Но один день детства, наверное, остро врезался в память молодого Александра. Речь идёт о 14 декабря 1825 года. Когда на Сенатской площади, построившиеся в каре декабристы, рассеяно ожидали дальнейшего развития событий, новый император Николай I приказал срочно доставить к нему наследника. Семилетнего мальчика оторвали от занятий, и в скромном экипаже доставили в Зимний Дворец. Николай взял сына на руки и вышел с ним к солдатам гвардейского Сапёрного батальона, которые в тот день несли охрану во дворце. Царь попросил солдат любить наследника так же, как и он сам его любит. После этого Николай приказал одному человеку из каждой роты поцеловать Александра. Солдаты с энтузиазмом выполнили царский приказ.
Воспитанием Александра занимались капитан гвардии К. К. Мердер и известный русский поэт В. А. Жуковский. По их наблюдению в мальчике имелась странная смесь хороших и дурных качеств – ласковость и упрямство, отличная память и нежелание учится, простота в манерах и надменность. Иногда у Александра наблюдались место страшные вспышки гнева, доставшиеся ему по наследству от отца и деда – императора Павла I. Недаром Василий Андреевич Жуковский называл своего ученика «жестоким ягнёнком».

Большое влияние на формирующийся характер мальчика оказал его отец – император Николай I. Последний, был жестким и требовательным отцом, но Александр видел в нём пример для подражания. Став чуть постарше, Александр Николаевич полностью поддержал все те усилия, которые прилагал его отец, дабы уберечь Россию от распространявшихся из Европы либеральных идей. В 1849 году Александр адресовал своему адъютанту, назначенному попечителем учебных заведений Москвы следующие строки: «Должность, которую вы заняли. Особенно в нашу эпоху, когда молодые люди мнят, что они умнее остальных и что всё должно делаться согласно их воле. К сожалению, мы имеем слишком много печальных примеров за границей… Необходим так же строгий надзор за преподавателями…»
Подобно своим коронованным предшественником Александр был ярым любителем парадов и ярких мундиров. Став царём, он мог часами обсуждать с генералами покрой эполет или шитьё на воротниках.
В 1837 году наследник русского престола совершил большую поездку по России. Это дало Александру возможность получить несколько лучшее представление о стране, которую он должен был унаследовать от отца. Меньше чем за год царевич объехал более 30 губерний. Хотя остановки официального картежа были непродолжительны, Александр смог уяснить для себя, что реальная жизнь страны несколько отличается от того, что он представлял себе в Зимнем дворце. Будучи в Сибири, Александр так же встретился с сосланными туда декабристами. Здесь он имел возможность проявить свои гуманные наклонности. Наследник написал письмо отцу с просьбой смягчить участь несчастных ссыльных. Николай I не оставил просьбу сына без ответа, и милостиво распорядился перевести осужденных рядовыми солдатами на Кавказ, где некоторые из них вскоре нашли свой конец.
Гораздо более приятными были для Александра Николаевича его частые поездки в Европу в гости к немецким родственникам. Там Александра ждали экскурсии, парады, приёмы и невинные салонные забавы. В одной из подобных поездок Александр встретил свою будущую супругу – принцессу Марию Гессенскую. В браке с Марией у Александра было семеро детей.
По мере взросления Александра, его отец император Николай, постепенно привлекал его к государственной деятельности. Александр Николаевич участвовал в работе Государственного Совета, Финансового комитета, Комитета по делам Кавказа, а так же Тайного комитета изучавшего возможность освобождения крепостных крестьян. Александр выполнял ответственные поручения отца и заменял его в отъезде. Поэтому когда 18 февраля 1855 году Николай Павлович скончался, Александр был вполне подготовлен чтобы занять престол.

«Ты победил Галилеянин!»


В наследство от отца Александр II получил Крымскую войну, в которой Россия терпело одно поражение за другим, полуразрушенную экономику и глухой народный ропот. Все, за исключением самых ярых крепостников, понимали, что страна нуждается в реформах. Но первоначально Александр хотел продемонстрировать преемственность своей политики. Выступая 20 февраля 1855 года перед дипломатическим корпусом, он в частности сказал: «Я буду следовать тем же принципам, которым следовали мой дядя и отец. Это принципы Священного союза…» Безнадёжная Крымская Война продолжалась ещё почти год, пока под давлением Австро-Венгрии царский режим не согласился пойти на мирные переговоры с Англией, Францией и Турцией. По Парижскому мирному договору 1856 году Россия лишилась права иметь военный флот на Черном море и была вынуждена уступить Османской империи часть Бессарабии. Теперь оставалось решить гораздо более тяжелые внутренние проблемы страны.
Александр II долго не решался подступить к решению главного вопроса страны – вопроса о ликвидации крепостного права. Лишь поддержка со стороны таких сторонников реформ как Н. А. Милютин, великого князя Константина Николаевича и великой княгини Елены Павловны вынудили Александра 28 января 1861 вынести вопрос об отмене Крепостного права на обсуждение Государственного совета. Манифест об освобождение крестьян был подписан 19 февраля, но жители России узнали о нём только 5 марта 1861 года.
Страшась гнева помещиков (царь хорошо помнил судьбу Петра III и Павла I), Александр II сделал всё возможное, чтобы подсластить помещикам горькую пилюлю. За пользование помещичьей землёй и за выкуп надельной земли крестьяне должны были отрабатывать барщину или платить оброк. Земля, которую выкупали крестьяне была оценена во много раз дороже своей реальной стоимости. На практике «свобода» обернулась для крестьян жестокой кабалой и разорением. В деревне начались беспорядки, мужики говорили, что дворяне скрыли «настоящую волю» данную царём. Только в мае 1861 года произошло 1364 крестьянских волнения. Не стоит говорить, что все мужицкие мятежи подавлялись железной рукой.
Но, несмотря на всю половинчатость крестьянской реформы, освобождения крепостных было без сомнения звёздным часом жизни Александра Николаевича. В столицах шли монархические манифестации. Толпы людей собирались чтобы приветствовать Александра II когда тот выезжал за пределы Зимнего дворца. Словами «Ты победил Галилеянин!» (По христианской легенде, эту фразу произнёс в момент своей гибели вернувшийся к язычеству римский император Юлиан Отступник.) царя-освободителя приветствовал непримиримый борец с самодержавием А. Герцен. Вряд ли Александр II разделял настроение ликующих толп. Для него, самодержца до кончиков волос гораздо ближе были чувства помещиков-крепостников. Вскоре после освобождения крестьян царь снял со своих постов и отправил в отставку чиновников-реформаторов участвовавших в реализации этого проекта.
Но старые учреждения, чьи корни уходили ещё во времена блаженной памяти Екатерины Алексеевны, уже практически не функционировали и царь вопреки своей воли был вынужден продолжать политику реформ. 1 января 1864 года было утверждено «Положение о губернских и уездных земских учреждениях». Согласно этому закону в деревне создавались выборные сословные учреждения – земства, занимающиеся хозяйственными вопросами местного значения. В июне 1863 года был утверждён новый университетский устав дававший университетам внутреннюю автономию. В 1864 году произошла долгожданная реформа судебной системы, утвердивший в России институты адвокатуры, присяжных поверенных, судебных следователей. Были изданы либеральные законы и распоряжения касающиеся средней школы, цензурного ведомства и национальных меньшинств. Почти на 20 лет растянулась военная реформа, финалом которой стало учреждение в России в 1874 году института всеобщей воинской повинности.
«Великие» реформы создали предпосылки для интенсивного развития капиталистической экономики в России. Открывались частные банки, прокладывались новые железно-дорожные линии. С 1865 по 1875 год в России было построено более 12 тысяч верст железных дорог. В несколько раз возрос экспорт хлеба (с 70 млн. пудов до реформы до 257 млн. пудов в 1876-1880 годах). Разумеется как это не раз бывало в России реформирование сопровождалось чудовищными злоупотреблениями. Даже Великие князья не стеснялись греть руки на спекуляциях и откровенном воровстве. Александр II с горечью говорил своему сыну и наследнику Александру Александровичу, «что в этой милейшей компании [т.е. в императорской фамилии – А. К.] мы с тобою единственные честные люди».

Я уже ставил эту карикатуру в статье о дружбе поляков и конфедератов в 1864 году, но как не повторить такую прелесть!


Реакционер

Хорошо знавший Александра II, князь Пётр Кропоткин так оценивал своего бывшего кумира: «... в нём жили два совершенно различных человека с резко выраженными индивидуальностями, постоянно боровшимися друг с другом. Он мог быть обаятелен и немедленно же высказать себя грубым зверем. Перед лицом настоящей опасности Александр II проявлял полное самообладание и спокойное мужество, а между тем он постоянно жил в страхе опасностей существовавших только в его воображение. ...К концу жизни эта внутренняя борьба, …стала ещё сильнее и приняла почти трагический характер».
Александр II был сыном и внуком русских царей - самодержцев, и поэтому жесткие, репрессивные меры для него были ближе и «естественнее» чем либеральные реформы. Сторонник «порядка», он без колебания послал войска на подавление аграрных беспорядков вспыхнувших срезу же после освобождение крестьян. Разгоняя сходку крестьян около деревни Бездна в Пензенской губернии солдаты убили более пятидесяти человек. Александр лично распорядился наказать представителей интеллигенции и священнослужителей, осудивших эту бойню, за «оскорбление власти». Жестко пресекались студенческие волнения имевшие место в конце 50-х годов.
В 1863 году в Польше началось всеобщее восстание против русского гнёта. Известие о мятеже вызвали у Александра Николаевича взрыв бешенства. Он приказал: «Если волнения будут продолжаться, введите в Варшаве осадное положение. В случае необходимости обстреливайте город из крепости». Губернатором в Вильно был назначен прославившийся своей жестокостью Михаил Муравьев, получивший характерное прозвище «Муравьев-Вешатель». Только в одной Польше более 25 тысяч человек были казнены или отправлены в Сибирь. Многие традиционные свободы и привилегии этой страны были ликвидированы. И в дальнейшем царь испытывал самые настоящие приступы бешенства, если при нём кто-то осмеливался начать разговор об уступках полякам.
Ещё до польского восстания, в 1862 году, в Петербурге и ряде других городов империи имели место крупные пожары. Власть и реакционные круги обвинили в поджоге революционеров и «нигилистов». Хотя доказать факт поджигательства так и не удалось, правительство на всякий случай распорядилось закрыть воскресные школы, из-за их «вредного влияния». В дополнение к воскресным школам в Петербурге закрыли народные читальни, шахматный клуб и издания «Современник» и «Русское богатство».
В 1867 году Александр II дал понять обществу, что с реформами в его правление покончено. Целый ряд либеральных министров были отправлены в отставку. Полиция усилила контроль за земствами и студенческими организациями.
Многие действия Александра Николаевича были продиктованы скорее всего яростными вспышками гнева, а не трезвым рассудком. Наборщик типографии А. Герцена. М. С. Бейдеман по личному указу Александра, был заточен в Алексеевский равелин Петропавловской крепости, где он и сошел с ума через 20 лет. Трагическая судьба Бейдемана послужила сюжетом для романа писательницы Ольги Форш «Одетый камнем».
В 1879 году после неудачного покушения Александра Соловьева на жизнь царя, император распорядился наделить губернаторов Санкт-Петербурга, Москвы, Варшавы, Киева, Харькова и Одессы особыми полномочиями. Они могли арестовывать или высылать любых подозрительных лиц, запрещать любой печатный орган и предпринимать любые действия при подавление беспорядков. В стране фактически было ведено военное положение. 5 августа того же года Александр II издал указ, согласно которому, лица обвинённые в политических преступлениях могут быть осуждены к смертной казни без предварительного следствия и без заслушивания свидетелей. Всего же этот печальный год было издано 445 репрессивных указов. Шесть губернаторов получивших особые полномочия (или как их ещё называли «шесть Аракчеевых») вовсю пользовались своей огромной властью. Людей вешали «за умысел», за пожертвование денег революционным организациям, за хранение революционной литературы. Многие годы спустя великий писатель Лев Толстой заметил по поводу этих событий: «Как же после этого не быть 1-му марта?»

Роман Императора

С ранних лет Александр был неравнодушен к женщинам. Эта склонность стала ещё более заметна в 60-х годах 19 века, когда измученная болезнями и тяжелым петербургским климатом императрица Мария Александровна по совету врачей стала жить отдельно от мужа. По городу поползли слухи о любовных похождениях Александра Николаевича. В 1868 году у Александра начался бурный роман с девятнадцатилетней княжной Екатериной Долгорукой. Эта связь стареющего монарха с юной девушкой шокировало общество. В свою очередь Александр буквально потерял голову от своей молодой возлюбленной. Из под его пера выходили следующие строки: «Ты поймешь, что я живу одной лишь надеждой вновь увидеть тебя в ближайшей четверг в нашем милом гнёздышке».
Связь монарха с подданной при живой императрице протекала на глазах всего Петербурга. По нескольку раз в неделю Александр Николаевич садился в карету и отправлялся с визитом к своей возлюбленной. В дальнейшем, когда из-за угроз террористов Александр II потерял возможность свободно передвигаться по улицам своей столицы, Екатерина Долгорукая сама стала приезжать к нему в Зимний дворец. 30 апреля 1872 года у счастливых любовников родился сын Георгий. Аристократический Петербург был полон негодования. Все сочувствовали умирающей императрице Марии Александровне, под боком у которой её стареющий супруг и «бесстыдная одалиска» предавались разврату. Многих смутил тот факт, что на свет появился незаконнорожденный ребёнок царской крови, возможный претендент на престол. Наследник престола Александр Александрович, оскорблённый за свою мать, так же отдалился от отца. Набожного царевича коробило и то, что Александр II приказал свозить из музеев и картинных галерей картины изображавшие обнаженных женщин и увешивал ими свои личные апартаменты.
22 мая 1880 года императрица Мария Александровна умерла. Меньше чем через два месяца после её смерти Александр Николаевич и Екатерина Долгорукая обвенчались в присутствии немногих свидетелей. Екатерина получила титул «княгини Юрьевской». Её детям от связи с Александром - Георгию, Ольге и Екатерине были дарованы титулы «их Светлости князь и княгини» соответственно. Этот морганатический брак окончательно подорвал авторитет царя в салонах Петербурга. Царская семья чувствовала себя глубоко оскорбленной. Но Александра и Екатерину не беспокоило мнение света. В объятиях Долгорукой-Юрьевской царь на время забывал о своих тяжелых государственных заботах. Правда бурные любовные ночи с молодой женщиной отнимали у Александра слишком много сил. Как писал его французский биограф Анри Труайя: «Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что он находится на пределе сил. Похудевший, ссутулившийся, малоподвижный, с пустыми глазами, страдающий отдышкой, он напоминал неудачного бегуна в конце дистанции».


Охота на царя

4 апреля 1866 года Дмитрий Каракозов, сын помещика Саратовской губернии попытался застрелить Александра II у входа в Летний сад. Лишь случайность, в лице шляпника Осипа Комиссарова толкнувшего стрелявшего спасла жизнь царю. Каракозова повесили, но это не остановило новых заговорщиков. Слишком велика была пропасть между реальными потребностями страны и теми реформами, на которые шло правительство Александра II. К тому же, эти реформы были непоследовательны и периодически чередовались с консервативной политикой. Жестокие репрессии в Польше и начавшиеся в царствование Александра II регулярные казни революционеров лишь озлобляли радикальную оппозицию. (Тут необходимо уточнить, что до Александра II смертная казнь по приговору суда была в России достаточно редким событием. Разумеется, сотни крестьян и солдат ежегодно запарывались насмерть.) Прогрессивные круги были возмущены преследованиями интеллектуалов и в особенности ссылкой Н. Г. Чернышевского.
Правительство тоже не дремало. С 1865 по 1866 года, расходы на III Охранное отделение выросли с 55 тыс. рублей, до 166 тыс. рублей. Ещё 52 тыс. рублей ежегодно выделялись только на охрану царской семьи. Но все эти меры оказались безрезультатны.
В 1867 году Александр II во время официального визита в Париж стал объектом следующего покушения. Поляк Антон Березовский дважды неудачно стрелял по царю, когда тот ехал в карете с французским императором Наполеоном III.
После этого покушения более десяти лет Александр Николаевич жил относительно спокойно. Новый сезон охоты на царя был открыт 1879 году. Судебная расправа над молодежью после неудачного «хождения в народ» («процесс 193-х» в 1878 году), дело Веры Засулич, череда покушений на царских сановников и жестокие ответные действия властей, снова вывели Александра II на линию огня. Рано утром 2 апреля 1879 года, возвращаясь с прогулки в Зимний Дворец, царь был обстрелян из револьвера сельским учителем Александром Соловьевым. В момент нападения Александр Николаевич, был один, без сопровождающих, и ему пришлось под пулями бежать к подъезду Эрмитажа. Соловьева схватили и казнили, но вряд ли Александр II легко перенёс испытанный им страх и унижение. После этого нападения царь прекратил свои пешие прогулки и покидал дворец только под надёжной охраной.
В том же 1879 году народническая организация «Земля и Воля» раскололась на сторонников террористических методов борьбы с царским режимом («Народная Воля») и тех революционеров, кто предпочитал политические методы борьбы («Черный передел»). Возникновение «Народной воли», сильной организации твёрдо ориентированной на террор и в том числе на убийство царя предопределило судьбу Александра II.
19 ноября 1879 года под поездом царской свиты произошел мощный взрыв. К счастью жертв не было. Террористы хотели поразить поезд царя возвращавшегося из своей крымской резиденции. 5 февраля 1880 в шесть часов вечера прогремел взрыв в самом Зимнем дворце. Только случайно царь не находился в том помещение где сработало взрывное устройство. Погибло 11 солдат, и ещё 56 человек получили ранения. Эту операцию осуществил народоволец И. Халтурин, работавший в царском дворце столяром. Теперь царь не мог найти убежища и в собственном доме. Исполком «Народной Воли» заявил, что покушения на царя будут продолжены, пока Александр II не передаст власть в руки народа или народных представителей.
Взрыв в Зимнем Дворце заставил царя задуматься об изменение внутриполитического курса. Новую политику должен был осуществлять граф М. А. Лорис-Меликов. Этому способному администратору царь доверил диктаторские полномочия. Лорис-Меликов предпринял некоторые шаги для стабилизация обстановки в стране и смягчения режима. Многие люди были освобождены из Сибири, за другими был прекращен административный надзор. К удовольствию многих было упразднено и знаменитое III Отделение его императорского величества, занимавшееся политическим сыском. Последним актом в этой серии уступок диктатор видел публикацию указа, согласно которому в столицу периодически должны были приглашаться представители земств для консультаций по новым законопроектам правительства. Царь долго колебался и не решался подписать этот документ, который со стороны мог бы сойти за некую конституцию. Лишь в конце февраля 1881 года Александр II уступил давлению либеральных сановников и подписал эту так называемую «конституцию Лорис-Меликова». Но это был запоздалый шаг.
1 марта 1881 года Александр II возвращался после церемонии смены караула в Михайловском манеже вдоль набережной Екатерининского канала. Царь не знал, что на его пути расположились четверо бомбистов-народовольцев и ему не суждено невредимым вернуться во дворец. Около двух часов дня Николай Рысаков бросил бомбу в царский экипаж. От взрыва пострадали казаки конвоя и прохожие, но император каким то чудом не получил не одной царапины. Рысаков был схвачен на месте. На встревоженные вопросы сбежавшейся толпы Александр заметил, что с ним слава богу всё в порядке, на что Рысаков заметил: «Не рано ли Бога благодарит?» В этот момент другой заговорщик –Игнатий Гриневицкий протиснулся к царю и бросил вторую бомбу…
Смертельно раненого Александра II доставили в Зимний дворец, где он скончался в 15 часов 35 минут. «Конституция Лорис-Меликова» так и не была опубликована.

Дано по: Энциклопедия для детей. Том 5. Часть 2. История России. От Петра Великого до Первой мировой войны
Subscribe

  • "Голубой человек"

    Наконец прочитал книгу о которой много слышал - "Голубой человек" Лазаря Лагина. Вопреки названию, это роман не про гея, а про…

  • Нам пишут из святой земли

    За выходные накопилось некоторое количество интересных новостей из Земли Обетованной. 1. Прежде всего рад всех порадовать, что сбежавшая в Сирию…

  • Не праздничный пост

    Не совсем праздничный пост, хотя конечно всех поздравляю с Днем советской армии! А теперь по пунктам: 1. Несмотря на арктический мороз…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments