haspar_arnery (haspar_arnery) wrote,
haspar_arnery
haspar_arnery

Category:
Из всех биографических статей, которые я написал, эта на мой взгляд получилась лучше всего


Екатерина II

1729-1796


Буквально с первых лет своего правления Екатерина стала творить миф о самой себе. В ход шли все средства - тщательно продуманная манера поведения, собственноручно написанные мемуары, переписка с властителями дум Европы, оброненные «невзначай» исторические фразы. В истории России лишь Иосиф Сталин был на этом поприще достойным сопреником Екатерины Великой. И надо признать, что труд Софии Анхальт-Цербстской больше известной нам под революционным псевдонимом «Екатерины Алексеевны» увенчались успехом. Недаром новоизбранный канцлер Германии Ангела Меркель распорядилась повеcить в своей резиденции портрет покойной российской империатрицы. Но даже без своих масок и легенд, Екатерина сегодня наверное пришлась бы ко двору. Консерватор любивший шегольнуть либеральной фразой, циничный агрессор прикрывающийся демагогией о праве и свободе, жесткий и волевой политик опирающийся на элиту и безжалостно превращаюший в рабов простой люд, ну и наконец «феминистка» (позднее мы объясним почему мы взяли этот термин в кавычки) поставившая на место зарвавшегося мужа – чем не герой нашего времени, Маргарет Тетчер 18 века?
«Черный» народ испытывал мало пиетета по отношению к «немке», мужеубийце и узурпаторше завершившей процесс превращения русских мужиков в бесправных холопов помещиков. Народные предания хранят легенды об империатрице-распутнице, пребегающей к невероятным ухищрениям для ублажения своей плоти. Легенды раскольников утверждали, что Екатерина была матерью Наполеона. Украинские песни клеймят её как женщину уничтожившую казачество и закрепостившую украинских крестьян.



Детство

Эта незаурядная женщина родилась 21 апреля 1729 года в маленьком прусском городке Штеттине, где её отец, не очень знатный и бедный принц Христиан-Август командовал полком, на службе у короля Фридриха II. Впоследствие «демократическое» происхождение благоприятно скажется на судьбе юнной Софии, ибо когда русская империатрицы Елизавета будет выбирать супругу для своего племянника Петра Фёдоровича, она окажет предпочтение девушке из семьи не распологающей обширными политическими и семейными связями. А пока юнная принцесса усваивала хорошие манеры от воспитательницы-француженки и бегала по узким улицам с кампанией сверстников. К 14 годам София превратилась в симпатичную девушку-подростка: «Она была отлично сложена, младенчества отличалась благородной осанкою и была выше своих лет. Выражение лица её не было красиво, но очень приятно, причём открытый взгляд и любезная улыбка делали всю её фигуру весьма привлекательной». Эти черты будущая русская империатрица сохранила практически до конца своих дней.
В январе 1744 года София вместе со своей матерью Иоганной-Елизаветой была приглашена посетить русский двор. Для современников цель этого приглашения была очевидна – молодая ахальт-цербская принцесса была выбрана в качестве невесты для русского наследника престола, великого князя Петра Фёдоровича (он же Пётр-Ульрих герцог Голштейн-Готтропский, потомок и Петра I и Карла XII одновременно). Преспектива стать женой будущего русского императора предстовлялась для юнной девушки и её семьи весьма заманчивой, хотя и не лишенной некого риска. Россия уже тогда имело репутацию непредсказуемой страны, где неудачливый искатель счастья мог в один момент потерять всё и отправится до конца своих дней любоваться красотами Заполярья.
9 февраля София и её мать уже были в Москве, где они были представлены императрице Елизавете и великому князю. Блеск и роскошь русского двора ошеломили бедных провинциалов. Но это была лишь внешняя сторона. За сверкающем фасадом плелись изощренные интриги, сталкивались политические и личные интересы, возникали опасные заговоры. Первая в этом садке с пираньями утонула мать Софии – Иоганн-Елизавета. Подстрекаемая прусским королём Фридрихом II она примкнула к партии противников русского канцлера Алексея Бестужева-Рюмина, а уже через год погрязшая в долгах и дескредитированная в глазах империатрицы, Иоганна-Елизавета была вынуждена покинуть Россию. Её судьба стала для Софии важным уроком.
Умно и настойчиво молодая принцесса завоёвывала себе место при русском дворе. Она прилежно изучала русский язык и догматы православной вера, а так же старалась понравиться Елизавете Петровне и своему будущему мужу. 28 июня 1744 года София приняла православие и была обручена с наследником престола Петром Фёдоровичем. Принцесса София Анхальт-Цербсткая стала великой княгиней Елизоветой Алексеевной.


Молодая Екатерина

21 августа 1745 года состоялась свадьба Екатерины и великого князя Петра Фёдоровича. К этому моменту отношения между этими двумя молодыми людьми существенно охладели. В феврале 1745 года наследник престола перенёс оспу, которая навсегда обезобразила его лица. После болезни Екатерина почуствовала к своему суженому физическое отвращение. Годы прошедшие между свадьбой и смертью империатрицы Елизаветы лишь накапливали неприязнь между этими очень разными людьми – инфантильным и не очень умным юношей и его честолюбивой и проницательной молодой женой. Их брак потерпел неудачу и через несколько лет после замужества супруги стали вести раздельную жизнь.
Для Екатерины это время стало периодом учебы. Окруженная шпионами и интриганами она училась скрывать свои чувства и замыслы, одновременно постигая азы политической игры. Следую добрым советам своих немногичсленных друзей, она проводила много времени за книгами, знакомясь как с трудами греческих и римских авторов, так и с новейшими достижениями европейской мысли. В эти года Екатерина овладела и искуством любви, что немаловажно, поскольку чувства коронованых особ были тогда государственным делом. Уже первый роман Екатерина подвердил это правило. Избранником великой княгини стал Сергей Васильевич Салтыков, камергер великого князя. Этот роман совпал по времени с рождением у Екатерины 20 сентября 1754 года долгожданного сына царевича Павла. Историки до сих пор гадают, чьим сыном был Павел – Петра Фёдоровича или Сергея Васильевича?
Салтыков вскоре был удалён от «молодого двора», но свято место пусто не бывает. Позицию в постели великой княгини занял Станислав Август Понятовский, двадцатитрёхлетний секретарь британского посла Чарльза Уильямса. Этот страстный роман превратился в изошренную политическю интригу. Английский посол вместе с Великим Канцлером Алексеем Бестужевым-Рюминым предпринимал всевозможные усилия, чтобы не допустить наметившиеся в тот момент сближение между Россией и Францией. Возникла целая консперативная сеть – Уильямс – Понятовский – Екатерина – Бестужев. В 1757 году ставки Екатерины поднялись ещё выше в связи с болезнью империатрицы Елизаветы. По словам Екатерина, Бестужев открыто предлагал её совершить государственный переворот и завладеть троном. Но все эти планы потерпели фиаско.
Елизавета выздровела, Бестужев попал в опалу и отправился в сылку, а сама Екатерина оказалась на грани катастрофы. По мнению многих, её запутанные связи с британским посольством, опальным канцлером и главнокомандующим русской армии фельдмаршалом Апраксиным смахивали на государственную измену. Екатерине пришлось выдержать малоприятный разговор с империатрицей, в ходе которого ей удалось частично оправдаться. Но эта первая схватка за власть окончилась для Екатерина неудачей и политической изоляцией.

«Сон в летнюю ночь»

25 декабря 1762 года императрица Елизавета Петровна умерла. На престол вступил Пётр III. С самого начала своего недолгого царствования молодой и недалёкий император был окружен опасными врагами. Против него была настроена гвардия, которую он подвергал суровой муштре и собирался послать на войну против Дании во имя интересов своего наследственного владения – Голштинии. Как всегда нашлись придворные считавшие себя обиженными и ущемленными новым императором. Наконец некоторые высшие сановники империи (Н.И. Панин, К. Разумовский, М.Н. Волконский) считали, что устранив Петра III можно будет покончить с русским абсолютизмом и расширить политические права аристократии. Но главным и самым опасным врагом Петра был его собственная жена – Екатерина Алексеевна. К моменту воссшествия Петра Фёдоровича на престол супруги не испытывали по отношению к друг другу ничего кроме ненависти. Пётр открыто проводил время со своими фаворитками, грозил жене разводом с последуюшим заточением в монастырь и даже во время торжественного обеда в честь заключения мира с Пруссией публично назвал Екатирину «дурой». Своё отношение к Петру, Екатерина изложили в своих мемуарах, где покойный муж со вкусом изображался законченным кретином.
На фоне экстровагантного Петра Фёдоровича любившего раздавать придворным пинки пониже спины и громко хохотавшего на похороных своей тётушки Елизаветы, империатрица выступала в обличии самой добродетели. В широких траурных одеждах (удачно маскировавших беременость Екатерины от своего очередного любовника - Георгия Орлова) молодая женщина вела себя с редким достоинством и выдержкой. Лишь наиболее проницательные наблюдатели догадывались, что Екатерина готовилась к решающей схватке за престол.
Основной движущей силой переворота как всегда стали солдаты гвардейских полков расквартированных в Петербурге. Фаворит Екатерина – Георгий Орлов был весьма популярен среди гвардейцев, а пост казначея артиллерийского корпуса обеспечивал его необходимыми средставми для вербовки сообщников.
Сам знаменитый переворот 28 июня 1762 года, ставшей важной частью «екатериненского мифа», произошел достаточно спонтанно. Случайный арест вовлеченного в заговор капитана И. Пасека вызвал панику среди заговорщиков, которые решили действовать прежде чем аррестованый даст каки-либо показания. Алексей Орлов (брат Григория Орлова) срочно прибыл за Екатериной в Петергоф, империатрица была доставлена в столицу, в казармы лейб-гвардии Измайловского полка. Прямо на полковом плацу Орловы призвали солдат выступить на защиту Благоверной Государыни и Самодержецы Всероссийской Екатерины Алексеевны. Большая часть солдат немедленно присоединилась к мятежникам. Через некоторое время в казармы измайловцев для приветсвия новой империатрицы прибыли и другие гвардецские полки. Реальная власть в столице перешла в руки заговорщиков. Государственные учереждения и церковь так же присягнули на верность Екатерине II.
Насколько энергично в ходе переворота действовала Екатерина, настолько пассивно вёл себя Пётр, которого новости о мятеже жены застали в Петергофе. Растеряный император бродил по дворцу, а придворные по многим признакам придугадавшие исход борьбы, под благовидным предлогом отъезжали в Петербург для присяги Екатерине. По совету фельдмаршала Б.Х. Миниха, Пётр III в конце концов решился плыть на прогулочной галере в Кронштадте, под защиту флота и фортов крепости. Но в Кронштадте Петра ждало горькое разочарование. Гарнизон крепости уже присягнул Екатерине, и галере с императором даже не разрешили войти в гавань. К этому моменту Пётр полность утратил всякую волю к сопротивлению и велел измученым гребцам плыть в Ораниенбауме.
Революция Екатерина приближалась к развязке. В гвардейском мундире, на белом коне Екатерина лично повела на Ораниенбум верные войска дабы пленить своего незадачливого супруга. Но сражение не состоялось. В пути Екатерину встретил вице-канцлер А.М. Голицин с письмом от Петра в котором тот предлагал начать переговоры. Но Екатерине была нужна только капитулация мужа. Оставленный всеми Пётр не выдержал и 29 июня отрёкся от престола. Отныне вся власть в империи принадлежала новой импереатрице Екатерине II.

Укрепление власти

Эффектная победа в «дворцовой революции» ещё не означала, что Екатерина II могла расслабиться и потчевать на лаврах. Позиции новой импереатрицы были более чем уязвимы. Главная проблема Екатерина заключалась в том, что она не имела никаких прав на русский престол и её переворот был откровенной узурпацией власти. В то же время в Ропше сидел под арестом её супруг Пётр III (внук Петра Великого), а в Шлиссельбурге томился Иван Антонович – император из Браунгшвейгского дома. Наконец в самом Зимнем дворце находился малолетний великий князь Павел – сын Петра Фёдоровича и Екатерина. Участвовашие в заговоре вельможы, и прежде всего Никита Панин полагали, что императором будет провозглашен Павел, а Екатерина удовлетвориться скромную ролью регентши при малолетнем сыне. Превращение Екатерины в импереатрицу стало для них неприятным сюрпризом и некоторые аристократы не теряли надежды, что им ещё удасться ограничить её власть. Среди дворян было немало сочувствовавших свергнутому императору Петру, который даровал дворянству свободу от обязательной службы и упразднил страшную Тайную канцелярию. Популярность Екатерины в простом народе была близка к нулю, в отличие от Петра, который успел снискать расположение масс милостливой политикой по отношению к раскольникам. В этой ситуации единственной твёрдой опорой Екатерины был фаворит Георгий Орлов, его обширный семейный клан, активные участники переворота 27 июня, а так же некоторые придворные, такие как вернувшийся из ссылки А. Бестужев-Рюмин. Екатерине потребовалось более десяти лет, что разрешить основные проблемы связанные с сомнительной легитимностью её власти.
5 июля 1762 в Ропше был убит свергнутый император Пётр III. Обстоятельства этого злодеяния указывают на то, что инициаторами убийства были братья Орловы, мечтавшие о браке Екатерины с Григорием Орловым. В армии была проведена чистка - опозиционно настроенные по отношению к новому режиму офицеры были отправлены в отставку или сами оставили службу.
Ровно через два года после смерти Петра, от рук убийц погиб и Иван Антонович. В ночь с 4 на 5 июля 1764 года, поручик Смоленского полка В.Я. Мирович попытался освободить несчастного узника, но прежде чем он ворвался в камеру к Ивану император уже был убит охраной, имевшей секретный приказ не выдавать своего пленника живым.
Суровые годы проведённые при дворе Елизаветы Петровны не прошли для Екатерины даром. Щедро раздавая ничего не значащие обещания, она ловко лаврировала между сторонниками усиления роли аристократии, и партией Орловых желавших обвенчать Екатерину с Григорием Орловым. Одновременно императрица плела изощренные интриги для ликвидации своей зависемости от борящихся придворных группировок. Руками генерал-прокурора князя А.А. Вяземского Екатерина уничтожает политические группировки в сенате империи и превращает этот потенциально важный орган в «богадельню для вельмож». План Никиты Панина по созданию «Императорского Совета» любезно принимается, а затем отправляется под сукно. Екатерина не жалела не денег, ни крепостных душ на подкуп лояльности сановников. Но империатрица ищет поддержку не только при дворе, и стремится по возможности расширить социальную базу своего режима. В 1763 году Екатерина подтверждает привелегии данные её почившим в бозе супругом русскому дворянству, а в 1766 году самодержавная монархиня России пошла на неслыханый досели шаг, пригласив своих подданых изложить свои нужды и пожелания, а так же принять участие в составление нового свода законов призванного заменить Соборное уложение 1649 года. Этой работой должна была заниматься «Уложенная комиссия» в которую избирались депутаты от всех свободных сословий империи. В предверии созыва комиссии, Екатерина опубликовала «Наказ» будущим депутатам, в котором она высказывала своё видение государственного устройства России – самодержавной империи, где строго, но справделиво исполняются законы, народ и власть стремятся к просвящению, а между господами и холопами царит гармония.
Но кроме этих публично заявленных целей «Комиссия» имела ещё одну задачу – легитимацию власти Екатерины. Её то Комиссия выполнила лучше всего. На пост председателей собрания депутаты покорно избрали наиболее предпочтительные Екатерине кандидатуры, а на третьем собрании империатрицы был предложен титул «Екатерины Великой, Премудрой Матери отечества». Этот титул империатрица отклонила из скромности, хотя есть гипотеза, что именно она могла закулисно инспирировать это предложение. Само же обсуждение законов, превратились в бесконечные склоки между депутатами от разных сословьев, что правда дало правительству некую картину о реальном положение дел в стране. 1768 году первый и единственный всероссийский представительский орган 18-19 веков был распущен в связи с началом войны с Турцией. Мавр сделал свой дело...
Если с народными представителями всё было просто, то гораздо более сложной проблемой для Екатерины стал её собственный сын Павел. Законный наследник русского престола (если верить, что его отцом был Пётр III) он был отнят у Екатерины сразу же после рождения и отдан в руки учителей и воспитателей. Изначально личные, человеческие отношения между матерью и сыном были сведены до минимума, а потом политика проложила между ними глубокую пропасть. Павел имел больше прав на русский престол чем сама Екатерина. Мать окружила сына доносчиками и шпионами, постоянно опасаясь что тот может потребовать себе престол отца. Сын же постепенно возненавидел далёкую и авторитарную мать, бывшую к тому же возможной соучастницей убийства его родителя. Начиная с 1780-х годов Павел удалился от петербургского двора и жил в принадлежащих ему имениях Гатчине и Павловске лелея ненависть к Екатерине, её окружению и её делам.
Немало времени потребовалось Екатерине и для того чтобы избавиться от зависимости со стороны добывшего ей престол Григория Орлова. Лишь в 1772 году всемогущая империатрица всея Руси осмелилась совершить «алькавную революцию» и заключить Григория Орлова «в карантин». Но реалии России 18 века не допускали женского правления, даже правления такой незаурядной женщины как Екатерина. Правительнице России была необходима опора в личной жизни и политике. С 1774 года такой опорой для Екатерины стал Григорий Александрович Потёмкин. Незаурядный человек и политик, он был фактическим супругом и соправителем Екатерины до самой своей смерти в 1791 году. Интимные отношения играли при этом раскладе сил второстепенную роль. Потёмкин перестал быть любовником Екатерины уже в 1775 год, но его политический статус остался неизменным.

Социальные проблемы

На период царствования Екатерины приходит осознание того факта, что крепостное право является крупнейшей социальной, экономической и политической проблемой Российской империи. Трудно представить Анну Ивановну или Елизавету Петровну рассуждающих об издержках крепостного рабства. Но знакомая с трудами французских просетителей Екатерина уже не могла обойти этот вопрос стороной. В первое десятилетие своего царствование Екатерина много говорила и писала о своём желание облегчить участь крестьян, но здесь гуманные слова шли в противоречие с политическими реалиями. Подавляющие большинство русского дворянства было настроено категорически против любого изменения существуюшего статуса крепостных. А именно в дворянстве Екатирина видела главную опору своего режима. Поэтому в конечном итоге «золотой век Екатерины» не принёс крестьянам ничего кроме дальнейшего ужесточения помещечьего гнёта, верёвок и картечи. В царстование «Семерамиды Севера» крестьяне лишились возможности жаловаться на своих хозяев, а помещики получили право ссылать своих крепостных в Сибирь или отдавать их в солдаты. Забавно, что именно во время правления благонамеренной поклонницы Монтескье и Дидро статус русских крепостных был как никогда близок к статусу рабов. Уже в 1763-1764 годах были жестоко подавлены народные волнения на уральских заводах, а в целом с 1762-1769 год в России по разным источникам произошло от 36 до 73 крестьянских восстаний. Апогеем этих выступлений стало знаменитое восстание казаков под предводительством Емельяна Пугачёва (1773-1775 годы) объявившем себя императором Петром III. Это периферийное восстание плавно переросло в кровопролитную жакерию, в ходе которой восставшие рабы и напуганные господа уничтожали друг-друга со страшным остервенением.
Восстание Пугачева побудила Екатерину принять ряд мер направленных на укрепление внутренней структуры империи. После мятежа, в 80-х года 18 века были проведены реформы направленные на укрпеление местных органов власти и городских институтов. Екатерина, ещё раз подчеркнула, что дворянство является главной опорой её власти. Во время разгрома казанской губернии отрядами Пугачёва, императрица демонстративно объявила себя «казанской помещицей». В 1785 году дворянство получило от Екатерины II «Жалованную грамоту» где не только подтверждались старые привелегии правящего класса, но и предоставлялись новые права – свобода от налогооблажения, право на приобретение заводов и фабрик, право на создание сословных организаций – дворянских собраний. Для дворянства царствование Екатерины было воистину золотым веком.

Слава Екатерины

Время царствования Екатерины II стало периудом беспрецендентных военно-политических успехов Российской империи. Благоприятная внешнеполитическая коньюкртура, (Англия и Франция воевали за колонии, Австрия и Пруссия соперничали за господство в Германии, Турция, Польша и Швеция просто впали в ничтожество) искусная дипломатия и выдающиеся военные победы позволили России с полным основанием называть себя великой европейской державой. Многовековые исторические соперники России - Крым и Польша были разгромлены и аннексированы. Другие враги - Османская империя и Швеция, превратились во второстепенные страны. Нет оснований преуменьшать заслугу Екатерины II в этих успехах. Она точно определяла политические приорететы страны, а так же непосредственно участвовала в переговорах с иностранными дипломатами и августейшими особами. Как и во внутренней политике, на международной арене, Екатерина была расчётлива, прагматична и цинична. Так первый грабительский раздел польского государства она (не без оснований) представляла как борьбу с «католическим фанатизмом» за права религиозных меньшинства – православных и протестантов. Екатерина использовала для вмешательства во внутренние дела Польши требование, чтобы православная и протестантская шляхта (или как их ещё называли «дисседенты») получила право занимать посты в местной администрации, избираться в суды и занимать до трети мест в сейме. Впрочем, когда в 1768 году православное население правобережной Украины поднялось на восстание против «жидов и ляхов» Екатерина без малейших колебаний приказала своим генералам вероломно захватить лидеров восстания и выдать их на расправу католическим магнатам. Дальнейшие разделы Польши шли под флагом борьбы с «якобинской опасностью», ради чего была создана мощная миротворческая коалиция из России Австрии и Пруссии.
Подобно многим выдающимся правителям, Екатерина сумела сплотить вокруг себя талантливых сподвижников. Многие успехи её царстования стали заслугой этих «екатериненских орлов». Внешний политикой занимались Н. И. Панин и А.А. Безбородко. На поле брани блистали А.В. Суворов и П.А. Румянцев. Внутренними делами завдывал А.А. Вяземский, торговлей - А. Р. Воронцов, просвящением – И.И. Бецкой. Георгий Потёмкина занимался и военными и дипломатическими вопросами, но больше всего он прославился как администратор новых причерноморских владений России.
Империатрица умела награждать за верную службу верных подданых, но при необходимости, они немедленно рвала отношения даже с самыми близкими её людьми. Зимой 1763 года они немедленно удалила от двора свою многолетнюю подругу Екатерину Дашкову, поверив малодостоверным слухам, о вовлечености последней в интригу направленную против клана Орловых. Станислав Понятовский, многолетний и бескорыстный поклонник российской импереатрицы, в качестве короля Польши подвергался бесконечным унижениям со стороны своей бывшей возлюбленной.
Екатерина II приложила немало усилий чтобы её двор стал центром культуры и исскуства. Империатрица сама была плодовитой писательницой, и оставила несколько томов своих сочинений, среди которых были мемуары, драматические произведения, комедии, сатиры и даже назидательные сказки, написанные ею для своих внуков Александра и Константина. Вскоре после своего воссшествия на престол Екатерина II начала переписку с известнейшими европейскими интеллектуалами – д’Аламбером, Вольтером, Мерсье, Де Ла Ривьером. В Петербурге просвященную империатрицу посетил Дени Дидро. Екатерина благосклонно выслушивала комплименты и советы мудрецов Запада, а те восславляли добродетели просвященной повелительницы варваров.

Закат

Личная жизнь Екатерина не отличалась умереностью до её последних дней. Потёмкин правил на юге, а в Зимнем дворце через постель империатрицы шел поток смазливых и привлекательных молодых людей. В письмах своим иностранным корреспондентам, Екатерина утверждала, что её отношения с А. С. Васильчиковым, С. Зоричем, Дмитриевым-Мамоновым и другими героями амурного фронта носят чисто невинный характер, а она лишь занимается воспитанием этих молодых людей, но современники и потомки даже не делали вид, что верят этим заявлениям. Наиболее заметной фигурой в череде екатериненский фаворитов «последнего призыва» был 24-летний Платон Зубов – спесивый, бездарный и наглый юноша. В 1791 году он стал фаворитом Екатерины, и скоро при дворе поняли, что Зубов собирается укрепиться в императорском алькове в серъёз и надолго. Хамством и интригами молодой фаворит отдалил от двора многих талантливых людей (например А.А. Безбородко и А. Р. Воронцова). Не обладая глубоким умом (А.В. Храповицкий называл его «дуралеюшкой») Зубов активно вмешивался во внутреннуюю и внешнюю политику. Он был одним из инициаторов раздела Польши, где после дележа добычи ему достались богатые поместья.
Для стареющей империатрицы, как и для других монархов Европы страшным шоком стала начавшаяся в 1789 году Великая Францезская Революция. К своему ужасу Екатерина увидела, что идеи столь любимых ею французских просветителей прекрасно служат фундаментом для гильотины, которой грозили ей санкьюлоты. Более того, приверженцы «французских принципов» открыто выступили против России в Польше и в Литве (Польское восстание 1794 года), и даже в самой России нашлись люди готовые следовать по французскому пути. В 1790 году за написание книги «Путешествие из Петербурга в Москву» в Сибирь был сослан Александр Радищев. Дерзкий автор обличал крепостное право и восхвалял тираноборчество. Через три года по доносу крепостного был арестован офицер Ф.В. Кречетов, склонявший своих солдат освободить крестьян и мечтавший увидет в России конституцию, Собрание народных представителей и республику. По мысли Кречетова Екатерина должна была наблюдать за этими преобразованиями из-за решеток клетки, куда её должен был заключить народ за многочисленные преступления.
1790-е годы стали временем ужесточения цензуры, политических процессов и даже началом гонений на недавно появившихся в России евреев. Московский губернатор А.А. Прозоровский с энтузиазмом жег вредные книги. Среди 825 книг, преданных огню, были и работы бывшего корреспондента и поклонника Екатерины – Вольтера.
Другой проблемой тревожащей империатрицу в последние годы её жизни был вопрос престолонаследия. Всё чаще Екатерина склонялась к мысли отстранить от престола своего сына Павла, и объявить приемником любимого ею внука – Александра Павловича. Существуют свидетельства, что необходимые бумаги для отрешения Павла от трона уже лежали в столе империтарицы, и лишь её смерть помешала этим планам. 2-13 ноября 1796 года Екатерину сразил внезапный удар, а через четыре дня империатрица скончалась. Вместе с Екатериной отошел в прошлое «золотой век» дворянской империи.
Subscribe

  • "Голубой человек"

    Наконец прочитал книгу о которой много слышал - "Голубой человек" Лазаря Лагина. Вопреки названию, это роман не про гея, а про…

  • Нам пишут из святой земли

    За выходные накопилось некоторое количество интересных новостей из Земли Обетованной. 1. Прежде всего рад всех порадовать, что сбежавшая в Сирию…

  • Не праздничный пост

    Не совсем праздничный пост, хотя конечно всех поздравляю с Днем советской армии! А теперь по пунктам: 1. Несмотря на арктический мороз…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments