haspar_arnery (haspar_arnery) wrote,
haspar_arnery
haspar_arnery

Categories:

Сценарий



Сегодня в очередную годовщину торжества демократии в октябре 1993 года захотелось написать что-нибудь рукопожатое и светлое. Странное, что если Смута, Гражданская война, "Великий перелом" и другие роковые и драматические моменты российской истории нашли свое отражение, в толстых томах литераторов, многосерийных кинолентах и нотных тетрадях композиторов, то десятилетие свободы 90-хх, прошло мимо сознания творческих людей. А ведь сколько фактического материала, какие характеры, какие повороты судьбы! И где же вы мастера культуры? Ау!
Желая в меру моих скромных сил заполнить эту лакуну, я набросал небольшой киносценарий, вдохновившись классикой правдивого и честного кино 90-хх. Поскольку названия к этому фильму, я так и не смог придумать, картина естественно будет называться "Фильм без названия".
Возможно, у кого-то, после прочтения сценария, возникнут замечания фактического характера. Для них у меня есть только один ответ – «А я так вижу».



Сцена первая.

Провинциальный моногород. Позднегорбачевское время. За столом просто советской квартиры собралась простая советская семья: мать (Елена) , отец (Петр), сын-подросток (Андрей), дочка-школьница (Наташа) и еще один ребенок совсем юного возраста (Володя). Типичная обстановка, ковер на стене, телевизор в углу. Семья, празднует день рождение отца, поэтому стол заставлен едой: сервеладом, холодцом, красной рыбой, селедкой под шубой и т.д. Родители клянут голод, дефицит, тупое начальство и надеются, что после рыночных реформ, когда на заводе появится хозяин, они смогут зажить как люди. Андрей убегает в видеосалон смотреть Рембо III, а Наташа с наслаждением слушает «Американ бой» (тут допускается намеренный анахронизм).

Сцена вторая

1992 год. Демократия победила. Всеобщее ликование. Повсюду развиваются трехцветные флаги. В доменной печи завода сжигаются коммунистические книги из городской библиотеке (это, кстати, реальный сюжет, который я в 1991 году видел по ТВ).
На центральной площади идет «Праздник Приватизации». Вся семья Кузминых в сборе на площади. Завод уходит с молотка иностранной компании, которая в течение многих лет была основным конкурентом завода на мировом рынке. Петра смущает этот факт, но семья высмеивает его сомнения. С трибуны гремят речи. Ораторы обещают, что через пару лет Россия с ее богатствами будет жить лучше Швеции. Директор завода рассказывает, как только что вернулся из поездки в Грецию, где осматривал верфи. Он приводит в пример горожанам трудулюбивых греков, которые своим трудом добились высокого уровня жизни и вступили в ЕС. На них надо равняться и русским.
В честь начала новой жизни и расцвета духовности закладывается церковь.

Сцена третья

Подслушав разговор директоров, Петр случайно узнает, что новые хозяева завода, собираются закрыть предприятие. Он сообщает об этом своим друзьям, людям, которые болеют за производство. Те решают обратиться в суд, ведь сейчас не советское время, а демократический суд установит правду. Но еще до начало процесса, нанятые заводским начальством бандиты убивают всех товарищей Петра, забивая их насмерть ломами. Петр случайно остается жив и бежит из города.

Сцена четвертая

В поисках правды Петр бежит из города и едет в Москву. Он хочет обратиться к депутатам, но его приезд в столицу совпадает с событиями октября 1993 года. Петр оказывается в осажденном Белом доме, и после взятия Верховного Совета его в числе прочих захваченных там людей привозят на стадион, где идут массовые расстрелы. Экзекуцией руководит щуплый, белобрысый полковник ФСБ. На казни присутствуют деятели культуры, которым хочется посмотреть, как будут кончать «комуняг». Одна молодая журналистка, просит ОМОНовцев позволить ее лично расправиться с одним из врагов демократии. Ей дают пистолет и подводят к Петру. Петр молит о пощаде, утверждая, что в Белом доме он оказался случайно. Но журналистка выпускает в него пулю за пулей. Не умея стрелять, она только ранит свою жертву, которая корчится в страшной агонии. Омоновцы добивают Петра. Представители интеллигенции, кутают свою незадачливую коллегу в одеяло и сочувственно уводят прочь. Ей предлагают съездить в Тоскану чтобы развеется от стресса, или сходить к хорошему психоаналитику.

Сцена пятая

Как и опасался Петр, завод закрыли. Жизнь замерла. Закрылись финансируемые предприятием детские сады, клубы, библиотеки. Почти все население осталось без работы. В город приезжают вербовщики, нанимающие девушек в модели, хотя понятно, что речь идет о секс-индустрии. К ним выстраивается огромная очередь. Наташа, желая помочь семье и считая, что проституция это престижная работа отправляется туда. Отбор в секс-бизнес, выглядит как рынок рабынь – сутенеры и представители модельных агентств щупают мускулы девушек и смотрят их зубы. Менее красивых отводят в сторону и интересуются состоянием их здоровья – их продадут на органы.
Тем временем брата Наташи, Андрея призывают в армию. Он рад этому, в армии хоть будут кормить.


Сцена шестая

Оставшаяся без работы, после закрытия завода, Елена голодает, заболевает и умирает. Врач скорой помощи отказывается регистрировать смерть от дистрофии, потому что есть тайный приказ из министерства запрещающий регистрировать смерть от недоедания. Елену увозят в морг, а младшего сына Кузьминых – Володю, забирают в детский дом.
Когда Елену привозят в морг, выясняется, что он уже переполнен умершими. Стремясь избавится от покойников, городские власти принимают решение кремировать тела. Их сжигают в той же доменной печи завода, где в 1991 году сжигали коммунистическую литературу. Вагонетки с нагими телами, одна за другой отправляются в печь, и нет им конца.
Но контрреволюция пожирает и своих детей. Рядом с заводом, прямо среди лесов строящегося храма идет отпевание заводского начальства, которое продало завод. Теперь оно стало жертвой бандитских разборок. Вокруг гробов стоят их бизнес-приемники, на бледных ликах которых тоже незримо проступает смертный приговор.

Сцена седьмая

Новогодняя ночь 1995 года. Окрестности Грозного. Толпы грязных, оборванных российских солдат готовятся к штурму города. Среди них Андрей Кузьмин. Им выдают патроны, но они холостые, боевые патроны генералы давно продали чеченцам. Офицеры убеждают солдат, что это не проблема, ведь речь идет о миротворческой миссии. На командном пункте толстые краснолицые, пьяные генералы дают приказ о штурме. Толпы солдат, человеческими волнами устремляются в город. Там их уже ждут вооруженные до зубов чеченские ополченцы, в новой импортной униформе, из под которой видны белые накрахмаленные воротнички. Чеченский командир, брезгливо морщась, спрашивает своего эмира, открывать ли огонь по бегущий толпе, но мудрый эмир предостерегает его от спешки. Эмир достает мобильник, и сообщает русскому генералу, что деньги уже поступили на его счет на Каймановых островах.
Генерал приказывает артиллерии открыть огонь, указав координаты наступающих войск РФ. Под разрывом снарядов солдаты гибнут тысячами. Чеченские снайперши-прибалтки добивают немногих оставшихся в живых. Раненый Андрей медленно тонет в заполненной водой воронке.

Сцена восьмая

В то время, как российские войска штурмуют Грозный в Москве идет новогодний великосветский прием. Там присутствуют бизнесмены, журналисты, иностранные гости, режиссеры, рок-музыканты и т.д. Публика отмечает успехи России в построение демократии, сожалеет о несознательности народа. Некоторые беспокоятся о грядущих президентских выборах, либеральные журналисты и рокеры с тоской поминают Пиночета. Бизнесмены, напротив уверены в прочности существующего режима, поскольку бабло побеждает зло. Один из них, берется продемонстрировать это на наглядном примере. Он вызывает своего телохранителя, в котором мы узнаем полковника ФСБ из четвертой сцены, и размазывает по его лицу торт. Публика аплодирует. ФСБ укрощено, демократия окончательно победила! Олиграх сует в карман телохранителю печку купюр. Выражение лица последнего остается неизменным, но по блеску его холодных синих глаз, мы понимаем, что он ничего не забудет и ничего не простит.
Тем временем, видный художник начинает перформанс. В нем обнаженная девушка, символизирующая Россию, должна подвергнуться всевозможным надругательствам. Публика с энтузиазмом предвкушает зрелище. Девушка, главный персонаж шоу – Наташа. Она оказывается не в состояние выдержать всех издевательств перформанса и ее тошнит на край платья известной писательницы и феминистки. Та падает в обморок. Толпа бросается избивать Наташу. Олигарх приказывает своему телохранителю, который уже утерся, увести Наташу и продать ее в азиатский или африканский бордель.

Сцена последняя.

Поздняя осень. Россия. С серого неба на мокрую грязную землю идет тяжелый радиоактивный дождь. Население вымерло или бежало из города. Дома и завод постепенно превращаются в руины. Среди руин выделяется фундамент недостроенной церкви (вариант 2- новенькая с иголочки церковь возвышается над руинами, что символизирует торжество духовности) В полуразрушенной школе, на втором этаже, кучка беспризорных греется у костра их мебели и книг. Они прячутся от милиции, которая продает их на органы. Один из беспризорников выходит на улицу и роется в мусоре. Это последний, младший ребенок семьи Кузьминых – Володя. Из жидкой грязи он достает старый учебник. Раскрыв его на первой странице, он видит портрет Ленина и фразу «Мы не рабы – рабы не мы». Ребенок безмолвно смотрит на эту страницу: он не знает, что за человек изображен на портрете, и по неграмотности не может прочитать написанное предложение. На заднем плане появляется Наташа – худая, больная, с синяками на лице. Она либо сбежала, либо была отпущена из заморского публичного дома. Володя сидя на корточках смотрит на книгу, а Наташа смотрит на него. Конец фильма.
Subscribe

  • "Игла"

    В конце 80-хх годов я дистанцировался от культуры того времени, которая была мне откровенно неприятна. С эпохой Перестройки у меня были…

  • 65 лет мятежу 1965 года

    Зачем-то ввязался в дискуссию о 1956 годе в Венгрии. Кроме того, что я писал об этих событиях 10 лет назад мне нечего добавить. Хотя... Решил…

  • "Полуночное солнце"

    Посмотрел шведско-французский сериал "Полуночное солнце". Картина очень идеологически выдержанная. Главные героини - сильные женщины,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • "Игла"

    В конце 80-хх годов я дистанцировался от культуры того времени, которая была мне откровенно неприятна. С эпохой Перестройки у меня были…

  • 65 лет мятежу 1965 года

    Зачем-то ввязался в дискуссию о 1956 годе в Венгрии. Кроме того, что я писал об этих событиях 10 лет назад мне нечего добавить. Хотя... Решил…

  • "Полуночное солнце"

    Посмотрел шведско-французский сериал "Полуночное солнце". Картина очень идеологически выдержанная. Главные героини - сильные женщины,…