haspar_arnery (haspar_arnery) wrote,
haspar_arnery
haspar_arnery

Category:

Тюрьма меняет людей...

бесплатный хостинг картинок


Предлагаю Вашему вниманию статью Шрайбмана касательно психологии израильтян-эмигрантов из СНГ. http://shraibman.livejournal.com/674175.html Я бы к ней, вот еще, что бы добавил. Переселение в Израиль для представителей советской интеллигенции влекло за собой потерю или угрозу потери социального статуса, возможную перспективу превращения в люмпена или в пролетария, что было для этих людей "хуже смерти".  Подобный страх, витал и над немецкой интеллигенцией и мелкой буржуазией в период Великой депрессии. Немцы сплотились вокруг Гитлера, который льстил их "расовому превосходству", и гарантировал защиту как от капиталистов, так и от коммунистов. "Олимы" из России сплотились вокруг покойного Рахавама Зееви, а затем и Либермана. И в том, и в другом случае, за несколько лет любители игры на скрипке и цветочных клумб  превратились в кровожадных отморозков.  
Другая возможная причина, это конформизм типичный для постсоветского человека.  Страх, что "неправильное"  и "непатриотичное" поведение повлечет за собой различные кары, довольно типичен для этих людей любящих обсуждать "тайные коды" в удостоверениях личности ("теудах зеутах") и конспирологические версии убийства Рабина. В израильскую демократию на самом деле они не слишком то и верят. 
Возможно свои пять копеек внесут и фрейдисты, которые  укажут на  серъезные проблемы сексуального характера евреев из России. В то время, как их жены уходили к более преуспевающим "черным" сефардам, а дочери развлекались с арабской молодежью, нищие "русские" никаенщики, весьма низко ценились на израильской "бирже любви", что влекло за собой желание компенсировать сексуальную неполноценость расисткими и националистическими фантазиями.  


Однажды, знакомая написала: "Вот с тем человеком (не буду называть жж) можно общаться, человек приятный и интересный, но я тебя предупреждаю, что не стоит обсуждать с ним Ближний Восток. Он в Израиле живет, и как только заходит речь о тамошних делах, он превращается в оратора на фашистском митинге. В Израиле люди меняются."

Почему массы бывших советских педагогов, врачей, музыкантов, инженеров, физиков и лириков превращаются в такое? Почему стиль русских израильтян сразу легко узнается в инете, будучи маркирован потоками неумелого мата и ультра-правой националистической истерии?


Прожив несколько лет в Израиле, составил собственное мнение на этот счет. Должен сказать, что после Израиля люди прежними не остаются, происходит какой-то психический сдвиг, как, наверное, после тюрьмы или армии. Сдвиг бывает разным и я не стану самонадеянно утверждать, что избежал подобного, но, во всяком случае, еврейским нацистом я не стал и антисемитом тоже, а это, в тамошних условиях, большое личное достижение, поверьте... 


 


По мнению израильского экономиста Бориса Дубсона, свыше половины мигрантов вынуждены были заниматься тяжелым физическим низкооплачиваемым трудом, стали рабочими, в то время как в странах СНГ многие занимались интеллектуалным трудом. Опустившись на самый низкий уровень социальной пирамиды, да еще подвергаясь грубому унизительному обращению со стороны начальников (часто восточных евреев-сефардов, ненавидящих белокожих европейских евреев-ашкеназов за то, что в свое время сами подверглись дискриминации со стороны польских и русских евреев первых волн алии) бывшие советские врачи, музыканты, инженеры и учителя получили серьезную травму.

Эту травму, наверное, можно сравнить с армией или тюрьмой. Предположим, интеллигентный московский или киевский мальчик попал в воинскую часть с гопниками из глубинки, к тому же его начальник - точно такой же гопник. Ни родной скрипочки, ни родных занятий по математике или литературе ему тут не светит, а светят ему в самом лучшем случае унижения и грубый физический труд. Причем, если молодой человек происходящее может рассматривать, как новый жизненный опыт, тяжелый, даже гнусный, но все-таки временный (ибо есть возможность освоить новую профессию, знания, просто пережить все это), то для человека взрослого, пожилого, имеющего трудности с языком, эта каторга - до конца его дней.

Каково же, пересев из кресла врача или из оркестровой ямы, в настоящую яму, которую надо рыть, еще и выслушивать ежедневно расистские оскорбления со стороны израильтян? Особенно, имея при этом семью, детей, жену, возвращаться к ним с работы каждый день домой и смотреть им в глаза? Добавим, что физический труд сам по себе тяжел, но не унизителен - это понимали, например, первые киббуцники. Но у русских евреев, воспитанных в высоколобом презрении к физическому труду, он часто воспринимается, как унижение.

Прибавим сюда, что и такая работа остается временной, ее легко теряешь, а прочных связей в трудовом коллективе обычно не возникает. Израиль перешел к массивному ввозу трудовых мигрантов из Восточной и Юго-Восточной Азии. Китайцы, филипинцы и т.п. готовы работать лучше и за меньшую плату рыть землю, а значит растет угроза потери рабочего места - даже настолько гнойного. Жить-то как-то надо: как бы ни была плоха работа, ее отсутствие - еще хуже. Вот и приходится держаться за то, что есть, и благодарить начальника - подонка, расиста и ничтожество - за то, что дал работу.

Прибавим сюда, что Израиль - скандальная, нервная страна, что легко объяснимо ее особым положением. Постоянные военные конфликты, милитаризм и расизм, когда слово "араб" является, фактически, ругательством, традиционная хуцпа (наглость) - все это черты любой колониальной культуры, основанной на экономическом и военном вытеснении местных жителей, на этнических чистках.

На выходе получаем бронебойную смесь.

Люмпенизация, потеря квалифицкации, социальной стабильности, размывание прочных трудовых коллективов, столкновение различных этнических групп в результате постоянных перемещенний капиталом рабочей силы, скатывание на самое дно социальной иерархии... все эти явления, вообще характерные для современной глобальной неолиберальной экономической модели, весьма часто (хотя и не обязательно) порождает ультра-правые настроения. Протест агрессивных атомизированных, покалеченных жизнью одиночек - обычно протест фашистский, правый, национальный. Не имея опоры в товариществе коллектива, где работники годами притирались друг к другу, теряя уверенность в себе, свои профессиональные навыки, люди превращаются в асоциальных варваров. Даже Франция правеет, даже Европа правеет. А уж в такой-то агрессивно-правой среде, как израильская...

Психика начинает формировать защиты. Например, происходит идентификация с агрессором. Так, некоторые солидаризируются с угнетателями, отвергая "позорную" идентичность угнетенной группы: "Я - израильтянин, ивритоговорящий, а русские олимы (мигранты) сами во всем виноваты. Я - эстонка, и мои дети будут говорить только по-эстонски, к России мы никакого отншения не имеем... Я - почти белый, не негр, я выбеливаю волосы, у меня почти совсем светлая кожа... Я - немец, в моем доме запрещаю говорить на этом вашем диком жаргоне... как вы там его называете, идиш?" Естественно, говорящий все это, станет ярым патриотом своей новообретенной родины. Но такой путь подходит только части людей. Не все способны усвоить язык, например. Чем человек старше, тем это труднее

Парадоксально, но чем более явной оказывается неудача интеграции одинокого индивида в ксенофобное общество, чем очевиднее провал идентификации с агрессором, тем сильнее разгорается патриотическое пламя. Можно почувствовать себя патриотом больше, чем местные, состязаясь с ними в ненависти к жертвам колонизации (в данном случае к арабам) и в любви к государству, и, тем самым, обеспечить себе мнимое превосходство. "Да я за родину умру! Депортировать эту нечисть с нашей еврейской земли! Тут должны жить только евреи! Местные политиканы надоели со своими либеральными розовыми соплями, продадут они Израиль, проклятые гуманисты. Вот дали бы нам разобраться, вот мы бы...."

Надо ли говорить, что для правящей элиты все складывается превосходно, лучше не придумать, по очевидным причинам - ведь для любой власти нет кошмара страшнее, чем объединение многонациональных социальных низов.

Но есть еще одно. Израиль - это прямой колониальный проект, единственный оставшийся на планете. Уже давно пали колонии Европейских держав. Рухнули и расисткие режимы, созданные белыми колонистами в ЮАР и Родезии, пал французский Алжир под натиском арабов и берберов. За более чем полвека своего существования Израиль так и не отказался от расистской сущности, продолжая оставаться "еврейским государством" без точно определенных границ в стране, которую населяют миллионы неевреев. Это постоянно порождает конфликты, интифады, войны с соседями. Это не может продолжаться вечно. Не может крошечная страна противостоять огромному богатому густонаселенному региону. Израиль - это невроз Ближнего Востока.


"Руна Конца" ярко сияет в небе Израиля. Многие чувствуют бессмысленность обреченной жизни. Этот страх исчезновения тщательно скрывается, таится в глубинах бессознательного, прорываясь на поверхность в виде своего деривата - истерической ненависти.


P.S.

Эти заметки относятся, прежде всего, к Израилю. Но, может быть, они имеют более широкое значение. Вглядитесь в себя, в свое положение в обществе. Психологические защиты и социальные процессы схожи сегодня везде в мире...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments