haspar_arnery (haspar_arnery) wrote,
haspar_arnery
haspar_arnery

Category:

Продолжение весеннего обострения

Photobucket

Острый приступ графомании не проходит... А Шрайбман вместо того чтобы помочь, посочуствовать, все поджуживает: "Пиши еще, пиши еще, вот и еще сюжет готов..." Вот опять получается какая-то запредельщина, куфр, ширк, бдаа и еще полный содомизм. Скромным, нравственным людям, с хорошим литературным вкусом просьба ЭТО не читать. До конца весны уже осталось чуть больше месяца. Ведь правда?

Субботник

Он шел во тьме, нагой среди нагих. Окружающий воздух был теплым и спертым от испарений мужских тел, выделений и притираний. Поздний час вынуждал Женю покинуть голую вечеринку в популярном питерском крузинг- клубе «Блиндаж». Сегодняшний визит оказался сплошным разочарованием. Даже в кромешной мгле более молодые и спортивные геи не находили Женино тело привлекательным для соития и теперь, после двух часов напрасного курсирования по лабиринту любви и ничего не значащих поглаживаний, он был вынужден с позором ретироваться восвояси…
«Успеть бы домой, пока метро не закрылось» - с досадой думал Женя, проклиная бесчувственных братьев-педерастов, свой возраст и постыдную лень, заставившую его манкировать занятиями в тренажерном зале. Теплая рука на бедре и прерывистое дыхание над ухом нарушили ход его мрачных мыслей.
Господи, что это была за рука! Сильная и мускулистая, но одновременно нежная и мягкая, она сантиметр за сантиметром ощупывало дряблое шестидесятилетнее тело Жени. Его бедра, грудь, лицо, мужской уд…
-Простите, Вы случайно не Евгений Салье? – прозвучал над ухом Жени голос. Женя был удивлен. Как его смогли опознать в кромешной тьме?
-Да, это я.
-Простите за беспокойство, но администрация клуба хотела бы поговорить с вами.
Женю охватило чувство досады и разочарования. Мало того, что надежда на долгожданное совокупление так и осталось несбыточной мечтой, так теперь еще надо плестись в администрацию. Того гляди он на метро опоздает. И что они хотят выяснять в двенадцатом часу? Неужели обнаружили пропажу полотенца, которое он по ошибке прихватил во время прошлого визита? Но поднимать скандалы в крузинг-клубе было непринято.
-Да, разумеется, куда идти?
Мускулистая рука анонимного представителя администрации крепко взяла Женю за запястье и увлекла за собой во мрак. К удивлению Жени, идти им пришлось довольно долго. Клуб, оказался значительно больше чем он думал. Даже массивная металлическая дверь, которую через пять минут ходьбы открыл Женин Вергилий, оказалась не входом в офис, а всего лишь переходом в новый коридор. Путники продолжили двигаться вперед. К раздражению Жени теперь примешалось и легкое чувство беспокойства. А куда они действительно идут? Теперь они явно куда-то спускались. В воздухе почувствовалась сырость, пару раз Женя задел головой какие-то коммуникационные трубы, но до ада в этот раз они не добрались. Следующая дверь на их пути оказалась последней. Провожатый Жени, деликатно пропустил гостя клуба в находившуюся за ней комнату, а затем, закрыв за собой дверь, встал за Жениной спиной, скрестив на груди руки как джин из восточной сказки.
Продолжительное путешествие в недрах Петербурга вызвало у Жени отдышку и приступ гипертонии. Прошла минуты две, пока он смог отдышаться и оглядеться по сторонам. Комната или подвал в котором он находился порождали острейшие ассоциации с иллюстрацией из школьного учебника, посвященной застенку инквизиции. Стены были сложены из непривычно узких кирпичей. Где-то потолка капала вода. Даже перекрытия в этой комнате, казалось, были не бетонные, а деревянные. Угол застенка, а именно это слово приходило Жене в голову после первого беглого осмотра помещения, украшал своего рода алтарь, где в окружение горящих свечей стоял портрет Петра Великого и его верного сподвижника Александра Даниловича Меньшикова.
Хотя Женя был по образованию искусствоведом и окончил Мухинское училище, этот портрет он видел впервые. Государь держал первого губернатора Ингерманландии за руку и ласково смотрел на него, а тот в ответ, застенчиво протягивал Преобразователю России какой-то цветок.
Картина настолько заинтересовала Женю, что он на время забыл о метро, предстоящем диалоге с администрацией и о стоящем за спиной провожатом. Из состояния прострации его вывел тихий, интеллигентный голос.
-Да Евгений Ростиславович, Вы находитесь можно так сказать в историческом месте. Ведь именно здесь, на берегу Фонтанки находилось первое здание Петербурга. Именно, тут, а не на Петроградской стороне. Да, да, это не афишируется… Все предпочли забыть, что в июне одна тысяча семьсот третьего года в этом доме в рамках Всешутейшего и Всепьянейшего собора была сыграна первая гей-свадьба России между государем Петром Алексеевичем и другом его сердца Алексашкой Меньшиковым. Именно после этого, один старый финн прокричал, что Питрбурху быть пусту! Хе-хе. Дурачок. Содом помянул. Пришлось волхва на кол посадить. За гомофобию. А предсказание истолковали как угрозу наводнений. А мы сейчас находимся в подвале этого здания.
Компетентный экскурс по малоизвестным страницам истории города на Неве звучал со стороны стоящего посередине комнаты стола, освещенного тускло горящей свечой. Сам лектор терялся где-то во мраке.
Женя чувствовал себя крайне неуютно. Копчиком он чувствовал, что его невидимый собеседник одет, и собственная нагота, еще недавно пикантная и возбуждающая, превратилась в тяжкий груз. «Прямо как еврей, на допросе перед эсесовцом» подумал Женя , потупив глаза на свой обрез. Между тем, невидимый собеседник не был склонен дать Жене передышку и продолжил монолог:
-Евгений Ростиславович, у нас к Вам есть очень серьезные претензии…
-Вы о полотенце? Поверьте, я его верну…
-Нет речь не об этом… Евгений Ростиславович, скажите, Вы когда последний раз были на субботнике?
Женя обомлел. Вопрос поразил его своей нелепостью. Работая фрилансером последние двадцать лет, он уже успел забыть, когда последний раз держал в руках грабли и сгребал листья в аккуратные кучи.
-Хм…простите…
-Евгений Ростиславович, когда Вы последний раз были в Катькином саду?
На этот вопрос было ответить куда легче. На легендарной плешке Женя тусовался пару раз в августе прошлого года с заезжим пацаном из Челябинска, мечтавшим покорить Северную Столицу.
-Хм…где-то год назад.
-Очень хорошо. А когда вы последний раз были на пляже в Солнечном?
Женя напрягся… Кажется два или три года тому назад… Но к чему все это?
--Евгений Ростиславович, еще раз повторяю свой вопрос, когда последний раз Вы были на субботнике?
-Да не был, я не на каких субботниках!- вскричал Женя в отчаяние – что вы от меня хотите в конце концов!
-Очень жаль…-голос незнакомца звучал меланхолично.
- Что вы этим хотите сказать?
-Известно ли Вам, что все члены петербургского гей -сообщества должны принимать участие в субботнике по уборке города в «тематических» местах?
-Первый раз слышу такой бред.
-Тем не менее, дело обстоит именно так. Видите ли, Евгений Ростиславович, нашей общине в Петербурге очень много лет, и, как Вы догадываетесь, ее отношения с властью складывались зачастую непросто. За исключением одного периода. Известно ли, Вам, что в 1920-хх года гомосексуализм в Советский России был легален?
-Да, что-то слышал краем уха, хитрый прием большевиков… - пробормотал Женя в крайней задумчивости. Он стал подозревать, что кто-то из присутствующих в этой комнате спятил, и этот несчастный - его собеседник.
-Не совсем. Дело в том, что в результате кризиса 1921 года - Тамбовское восстание, Кронштадт, ну слышали, наверное, - так вот, в результате кризиса, позиции большевистской партии были серьезно ослаблены и коммунисты искали любой возможной поддержки. В сложившейся ситуации, Ленин, будучи великим тактиком, пошел на тайное соглашение с деятелями гей-движения России, впервые в истории легализовав гомосексуализм. Со своей стороны мы гарантировали красным политическую поддержку. Да и среди матросов имелось немало наших, а после Кронштадта это было существенно… В знак своей лояльности советской власти, геи РСФСР поклялись каждый год участвовать в проводимых в апреле субботниках и вот уже 90 лет мы верны своим обязательствам.
Женя почувствовал себя оплеванным. Как культурный человек, гей и интеллигент, он всю жизнь считал себя антисоветчиком. Совок ассоциировался у него только с 121-ой статьей. В далеком 1979 году в знак протеста против высылки академика Сахарова он даже напился водки и в голом виде забрался на стеклянную крышу Мухи, что повлекло за собой долгое и малоприятное разбирательство на партактиве. И вот выясняется, что… Нет, положительно тут кто-то сбрендил! И вообще, непонятно, почему он должен в полночь стоять в холодном грязном подвале и слушать несусветную ахинею!
- Послушайте, я уже устал слушать эту чушь! Я опоздал на метро, я требую чтобы мне вызвали такси за счет вашего клуба. Сюда я больше не ногой. Это возмутительно. Немедленно проводите меня к выходу.
- Евгений Ростиславович, мне очень жаль, но незнание наших правил не освобождает вас от ответственности… А правила очень и очень строгие. Вы «в теме» не со вчерашнего дня. Было принято решение, использовать Вас, как показательный пример.
-Прекратите нести ахинею! Немедленно выпустите меня! Я милиц… то есть полицию вызову! – в припадке ярости Евгений Ростиславович завертелся волчком и внезапно оказался лицом к лицу с таинственным проводником, который завлек его на этот фарс.
Вид сопровождающего сразу отбил желание отстаивать свои права. Перед ним возвышался гигант двухметрового роста с литыми мышцами. От грубого и невозмутимого лица веяло холодом.
-Петечка, позаботьтесь пожалуйста о нашем госте – вновь раздался насмешливый голос из темноты. – Вы зря нервничаете Евгений Ростиславович. Петр - бывший профессиональный борец, любитель гей-рестлинга и, кажется, марксист, прямой потомок Клары Цеткин. Боюсь, в схватке с ним, Вы несостоятельны, не в физическом, ни в интеллектуальном плане…
Железные лапы борца, марксиста и внука Клары Цеткин обхватившие Женю, убедительно потвердели правоту скрытого во тьме ментора.
-Еще раз повторяю, Евгений Ростиславович, мне очень жаль, но в Вашем случае уже ничего нельзя сделать. Прощайте.
Конца этой фразы Женя уже не расслышал. Тяжелый кулак терминатора- Петечки обрушился на его ухо и погрузил гея в глубокий сон.
…Он очнулся от холода, лежа на земле в матовом полумраке белой ночи. С момента рокового удара в «Блиндаже» костюм Жени практически не изменился. К одеянию Адама добавились только кожаные ремни на ногах и запястьях.
-Где я? – простонала несчастная жертва крузинга и киднеппинга.
- В Парголово.
Приподняв глаза, Женя увидел три мрачные силуэта затянутых в кожу и латекс мужчин. От каждого из них веяло силой и беспощадностью. «Чекисты. Вот такие, наверное, убили и Мандельштама» - мысль о том, что безвременная кончина грозит ему самому никак не шла Жене в голову. Переход от беззаботного кайфа в клубе, к грязевым ваннам в пригороде был для него слишком резок.
-Что вы хотите со мной сделать?
-Извини мужик… Не ты первый. Тут еще наши деды работали. Смотри…
Темная фигура приблизилась к Жене, достав из кармана плоский круглый предмет, по виду часы или хронометр. При свете Луны Женя вдруг четко разглядел выгравированную на крышке надпись «1714 годъ»
Женя с трудом пошевелил головой. Пейзаж не предвещал ему ничего хорошего. Справа его уже ждала свежая могила. Слева раскинулись бесчисленные могильные холмики. Некоторые были совсем свежие, другие поросли травой и почти сравнялись с землей. Так вот оно, легендарное гей-кладбище Парголова. Страх парализовал Женины мышцы и глотку. Недоуменный вопрос стал последними словами в его жизни. После демонстрации исторических часов, один из похитителей ловко обхватил его голову и заткнул Женин рот кляпом-шариком. Другой злодей достал из-за пазухи сложенную вчетверо бумагу, развернул ее и подсвечивая текст мобильником приступил к оглашению приговору:
«В соответствие с уставом Всешутейшего, Всепьянейшего и Сумасброднейшего Собора, а так же согласно гей-кодексу России составленному Петром и Александром и дополненному Владимиром и Дмитрием Вы приговариваетесь…»
Чтение заняло немало времени. Наконец чтец замолк и не глядя на извивающуюся на земле жертву спросил:
-Шомпол готов?
-Никак не накаливается…
-Тогда тащите паяльник!
-Но кодекс запрещает…
-К черту кодекс! Давай паяльник противный! Мы не можем торчать здесь до расцвета!

Эпилог

-Да вы охренели, Серегей Иванович! Что? Что?! Я это говорил? Евгений Салье? Я сказал Евгения Салье! Евгения! Теперь- то вы меня, может быть, слышите? Эта шлюха трижды игнорировала «субботники» с участием наших сотрудников, и я сказал, что из нее надо сделать пример для других, а вы что наделали?! И что вы теперь собираетесь делать? Пресса уже три дня обсуждает исчезновение этого педика. «Новая газета» пишет об «эскадронах смерти». Этот гомик, что «несогласный»?! Нет?! Так какого черта?! Вообщем, разбирайтесь сами, как хотите. Как вы вообще переаттестацию-то прошли? Да, я понимаю, сложно управлять и полицией и этими… но разберитесь, наведите порядок у себя в хозяйстве! Во вторник доложите на планерке.
Subscribe

  • Не дай Богъ-3. Адъ в небесах

    К сожалению, не все сканы хорошего качества. Завтра попробую сканировать картинки снова. Это как я понимаю Человек-Грызлов Он муж Алены и…

  • Не дай бог -2 или Кому на Руси жить хорошо?

    Сегодня все на той же Садовой получил новый номер газетки "Не дай бог". И разумеется на последней странице был обнаружен аццкий комикс.…

  • Спи спокойно, Алена!

    Сегодня утром на Садовой взял газетку "Не дай бог!". На первой странице было вступительное слово редакции: "Не дай Бог!" - так называлась…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

  • Не дай Богъ-3. Адъ в небесах

    К сожалению, не все сканы хорошего качества. Завтра попробую сканировать картинки снова. Это как я понимаю Человек-Грызлов Он муж Алены и…

  • Не дай бог -2 или Кому на Руси жить хорошо?

    Сегодня все на той же Садовой получил новый номер газетки "Не дай бог". И разумеется на последней странице был обнаружен аццкий комикс.…

  • Спи спокойно, Алена!

    Сегодня утром на Садовой взял газетку "Не дай бог!". На первой странице было вступительное слово редакции: "Не дай Бог!" - так называлась…