haspar_arnery (haspar_arnery) wrote,
haspar_arnery
haspar_arnery

Category:

Смерть коммуниста

Photobucket

Разумеется, весь этот текст не имеет никакого отношения к реальности. Совпадения имен и названий это только совпадения. Как всегда, прошу не бить аффтора ногам, он хочет только хорошего.



…Перед глазами замелькали расплывчатые черные и белые пятна. Прошла минута, потом еще одна. Зрение отказывалось служить Андрею в этот переходный момент между светом и тьмой, но вот наконец, окружающий мир приобрел зримые очертания. Маленькая комната, с белыми стенами и белым потолком погружена в полумрак, и только сквозь щели плотно закрытых жалюзей настойчиво пробиваются яркие лучи солнца.
Утро… И он здесь, в коммуне Ган-Ишмаэль. И страшный ночной кошмар остался позади.
Дальше валяться на постели уже не имело смысла, пора было двигаться. Андрей встал, и вышел в салон, обставленный как и все помещение в коммуне крайне минималистки – маленькая кухня, пластиковые стулья и стол, встроенный шкаф для одежды. Там на полке лежала его одежда – шорты-трусы, футболка и легки сандалии. Еще несколько шагов, и он за порогом.
Ночью видимо шел дождь, повсюду на ветвях блестели капли воды. Окружающая природа радовала глаза. Вдоль стен дома цвел шиповник, чуть поодаль стояли раскидистые ореховые деревья, чьи плоды в изобилии валялись под ногами. «Не споткнуться бы спросонья». Конечно, можно было подняться воздух и просто долететь до столовой по воздуху, но левитацией Андрей владел еще слабо. Его постоянно, то сносило за пределы обитаемого пространства, то наоборот бросало на шпили общественных зданий. Нет, лучше уж идти своими ногами по грешной земле. Тем более, что до столовой было минут семь ходу.
Коммунизм! Сколько прекрасного, несет в себе это слово! Светлый зал столовой был уставлен всевозможными блюдами, ассортимент которых восхитил бы любого постояльца пятизвездочного отеля в Турции. Впрочем, никто к ним не прикасался, ведь это коммунизм, а ананасы и рябчики просто, наглядный пример изобилия… Несколько десятков членов коммуны, находившиеся в столовой в этот ранний час представляли лучшие образцы человеческой расы – точенные, мускулистые тела самых разнообразных цветов и оттенков. Среди собравшихся преобладали мужчины, но было и несколько девушек, а так же экзотичные двуполые существа. Просветленные лица коммунаров украшали густые усы, бородки клинышком, бороды лопатой и густые брови, служившие для идентификации политических воззрений товарищей. На стенах висели портреты великих деятелей революционного и рабочего движения: Маркса, Кропоткина, Бордиги, Ленина и Мао. В красном углу висела особенно почитаемая картина – «Сталин и Троцкий на скамейке в Горках».
Появление Андрея никто не заметил. Судя по раскрасневшимся лицам и хаотично бегавшим глазам, коммунары только что закончили бурную дискуссию. Осторожно ступая вдоль стены, Андрей подошел к ближайшему товарищу и небрежно кинул вопрос:
-Извини, я только подошел, а что сейчас обсуждали?
-Классовую природу СССР.
По спине Андрея пробежал холодок:
-Ну и как?
-Только что закончили, сил уже никаких нет…
Андрей облегченно вздохнул.
-А что так быстро закруглились, еще ведь только десять утра?
Собеседник посмотрел на него как на свалившегося с луны.
-Новенький что ли? Трое суток дискуссия шла. Нон стоп. Два состава участников сменилось.
Андрей радостно кивнул, как идиот осознавший степень своего маразма, и легкой кавалеристской походкой пошел по столовой. Коммунары тем временем разбились по кучкам, каждая из которых обсуждала что-то свое. Андрей деликатно приближался то к одной, то к другой компании, ища наиболее интересную для себя тему.
Как он и ожидал, бурные споры вызвал конфликт между «Кока-колой» и «Пепси-колой», которые последний месяц занимал вся глобальное сообщество. Не секрет, что если первая компания традиционно ассоциировалась с силами реакции и империализма, то «Пепси-кола» до поры до времени считалась прогрессивной силой. Даже самые упертые сталинисты, порой вспоминали о стеклянных бутылках этого слёрма, попавшего в СССР накануне Олимпиады 80. Более продвинутые коммунары вспоминали о скандале, который вызвала первая реклама «Пепси» в Израиле в далекие 1990-ее годы, на которой была изображена эволюция человека от обезьяны до хомо с вожделенной банкой в руке. Но внезапно этот традиционный расклады был поставлен под вопрос. Все началось с заявления представителей «Кока-колы», что их оригинальный напиток отчищает ржавчину с ванны на 20% эффективнее, чем «Пепси». Компания «Пепсико» с возмущением заявила, что расценивает данную информацию как клевету и недобросовестную рекламу. Разборка между двумя гигантами, приковали внимание СМИ и всей прогрессивной общественности, как вдруг подобно грому среди ясного неба грянуло заявления антимонопольной службы США, вставшей на сторону «Пепси-колы». По данным американских чиновников, «Пепси-кола» не только не уступает «Кока-коле» в качестве отчистки ржавчины, но и оказывает на очищаемую ванну полирующие воздействие.
Открытый демарш Оплота сил Зла в пользу «Пепсико» расколол коммунаров Земли. Половина из них сразу же перешло на позиции «Кока-колы», посчитав, что негоже оставаться на одной стороне с империализмом. Немалую роль в этой драматической эволюции сыграла нашумевшая статья известного экономиста Сулеймана Газы-орды, объяснившего конфликт закоренелым американским трайболизмом. В то время как «Кока-кола» используя листья коки выступила в качестве прогрессивного пионера психоделической революции, «Пепси-кола» практиковала раскол и сепаратизм, что объясняется расположением штаб-квартиры компании на землях вымершего индейского племени гуронов. Шокированные этими железными аргументами сторонники «Пепси» пришли в замешательство, и вяло отвечали публикацией старых фотографий, на которых Брежнев пил «Пепси-колу» из горла, а рядом сидел Андропов и задумчиво смотрел на дорогого Леонида Ильича.
Что же касается Андрея, то он не имел определенной позиции в данном споре, и даже один раз шокировал товарищей тем, что залпом выпил смесь «Коки» и «Пепси». С тех пор, он прослыл оппортунистом.
Прослушав бесконечно повторяющиеся аргументы сторон, Андрей понял, что в ближайшее десять лет он ничего не возьмет в рот кроме соков и минеральной воды. Кажется, в столовой больше делать было нечего. Закоренелые сплетники обсуждали уход в состояние «стелс» известного финского коммуниста, который неудачно сочетался браком с русской красавицей оказавшейся албанцем цыганского происхождения, но Андрей считал себя выше подобных пересудов и держался от них подальше. Пора был двигаться дальше. Куда можно было направиться? Может быть взлететь на орбитальную станцию и принять участие в последних биологических опытах перед полетом на Марс? Или совершить путешествие в глубинах океана? Или … Опций у Андрей было немало, ведь мир коммунизма открывал перед человеком безграничные возможности. Появления Сереги Седова, старого кореша еще со времен школы, прервало его колебания.
-Ты вообще, что тут делаешь, с этими онанистами? Совсем уже нечем полезным заняться? Там в Колумбии наших бьют, а ты небось «Пепси» дегустируешь? Давай, быстро ноги в руки и в телепорт! Поторопись, драка будет жаркой!


…Итак, только вперед! Андрей стоит на поляне посередине тропического леса. На рукаве – группа крови и порядковый номер, в руках – безоткатная скорострельная шестиствольная пушка украшенная серпами, молотами и таинственными иероглифами ОТК-ГОСТ-23-ЖК. Тело надежно прикрывает энергетический панцирь, шлем заботливо выводит на виртуальный экран перед глазами, всю необходимую в бою информацию. Рядом поправляют оружие и снаряжение товарищи-ополченцы из Первого сводного милицейского полка им. Зины Портновой.
Первая миссия не отличается сложностью, авангард врага состоящий из румынской и чешской пехоты испепелен, разорван в клочья, превращен в решето. Как не парадоксально, но некоторые вражеские солдаты даже пытались сдаться в плен… Но дальше, бой становится все сложней и ожесточеннее. На позиции коммунаров катается волны польской пехоты, воодушевляемой фанатичными ксендзами. Андрей не успевал менять ленты, пока не сообразил, что следует выбивать ксендзов, без них натиск ляхов сразу ослабевает. Выстрел, еще один. Да! Да! Сегодня Матка Боцка Ченстоховска не с вами парни!
Двигаемся по карте, бой еще не окончен, следует захватить вражескую базу. Вот тут и началась настоящая заварушка. Небо потемнело от американских беспилотных дронов, прикрывающих немецкие танки. Арийцы по традиции наступали под музыку «Рамштайн». На флангах, скапливались японские радиоактивные трансформеры. Горизонт озарили вспышки ядерных взрывов. Не прошло и трех минут как шлем Андрей был выведен из строя, а защитный доспех тревожно пищал, теряя последние запасы энергии. Надо выйти из боя, переждать, поправить оружие и снаряжение, но черт побери, гигантский робот Made in USA подкрался сзади к корейской комсомолке Ким Чен Ок, мужественно рубившей врага двумя самурайскими мечами. Юная героиня презирала доспехи и снаряжение, и выходила на бой только в белой блузке, синей юбке выше колен и красном пионерском галстуке.
Адреналин ударил Андрею в голову. Дико закричав, он оттолкнул девушку, и бросился под ноги двадцатиметровому монстру, на ходу выдирая чеку из висевшей на поясе гранаты…


- Андрей, послушай, так продолжаться больше не может. Ты знаешь, что сейчас очень непростые времена, и каждый из нашей команды должен прилагать максимум усилий для достижений результата. А что делаешь ты? Сидишь в своем виртуальном пространстве круглые сутки. И что это у тебя за социальная сеть такая странная? «Коммуна 2200»? Ты вообще, что, хочешь всех нас под закон о десталинизации подвести? Вобщем так, есть решение руководства. Доработай до конца месяца, а потом пиши заявление по собственному желания. Мы таких работников как ты терпеть здесь не намерены…
Белая офисная мебель и белый свет из люминесцентных лам странно контрастировал с серым днем за окном. Андрей Сизов, менеджер по особым проектам, 34-х лет от роду, интеллигент в третьем поколение, сидел в кабинете начальницы отдела кадров и уже двадцать минут с тоской слушал ее речевой понос. Кошмар опять вернулся. И все стало еще хуже. Если бы он только не закричал, когда взрыв выкинул его из виртуального пространства, никто ничего бы и не заметил. А теперь придется в середине года искать другую работу. Господи, как хочется закрыть глаза, заснуть, умереть…
С работы он ушел раньше чем обычно. Уволенному уже не надо строго соблюдать трудовую дисциплину. На улицу шел холодный, питерский дождь. Сгорбившись, Андрей постоял несколько минут на крыльце, надеясь переждать непогоду. Но дождь шел стеной, и похоже был намерен идти весь день. Рядом толпились выскочившие на перекур, коллеги. Офисный планктон нервно обсуждал случившееся вчера групповое самоубийство нескольких семей, повесившихся на стоянке бывшего торговорого комплекса «Мега». Несчастные не пережили закрытия любимого места для шопинга, после того как фирмы ИКЕЯ, АШАН и «Оби» ушли из России по причине падения прибылей за последние полгода.
Все-таки надо было идти. Кажется, он ничего не забыл. Мобильник в кармане, кредитная карточке – есть, защитные очки и многоразовый респиратор (между прочим, от Nike!) тоже одеты. До метро от работы было минут двадцать ходу по унылой дороге между обшарпанными домами и помойками. Лишь гигантские 3D плакаты с изображением улыбающегося рыжебородого генерал-президента немного оживляли дорогу и освещали местность. После очередного витка приватизации, уличные светильники сохранилось только на центральных проспектах.
Прогулка немного подняла настроение Андрея. «Ничего, я еще не стар. На работу не берут только после сорока. Все образуется. Найду новый джоб, выплачу кредиты, все будет ничего. А завтра и на виртуальный пикет можно будет пойти. Только не помню, кого мы поддерживаем? Французскую католическую Лигу против Объединенных Эмиратов Лангедока или Эмираты Лангедока против Католической Лиги? О, а вот «Гриль Сити», можно и перекусить».
Гамбургер с мягчайшим филе, зеленым салатом, и нежным сыром еще больше поднял настроение Андрея. До метро осталось совсем немного. Людей по сторонам становилось все больше и больше. Появились киоски и лотки, подле которых сидели всех уже доставшие беженцы из Израиля и просили милостыню на дикой смеси русского и иврита. В этот момент Андрей почувствовал первое недомогание. Его слегка затошнило. Ноги потеряли силу. «Чертов гамбургер, отравился все-таки» - подумал новоуволенный.- «Надо до станции доползти, там медпункт есть». Еще несколько десятков шагов. Вот уже видно синяя буква М. Людской поток превратился в дикую толпу, пытавшуюся проникнуть в единственную открытую дверь. Еще немного…
Андрей окончательно обессилил. Он пошатнулся, и тяжело клюнул носом об землю, сложившись в локте-коленной позе. Из его рта потекла в лужу зеленоватая струйка соуса… Толпа недовольно обтекала тело. Злые тетки косились на труп, замечая, что при Владимире Владимировиче с пьяными церемонились меньше. Лишь после того как закончился час пик, и народ немного рассеялся, к трупу Андрея, лениво подошел толстый полицай, ткнул его каблуком и убедившись в отсутствие признаков жизни пошел вызвать труповозку.
Subscribe

  • Е-95, Торжок и Вышний Волочек

    Начнем, пожалуй, с конца, легендарной трассы М-10 ака Е-95, воспетой еще Радищевым. Вообще я не понимаю, почему за 300 лет существования…

  • Хроники БП -1

    Атмосферка вокруг чем-то напоминает 1937 год. Звонят друзья, то один, то другой, - «Меня уволили» «У Вас там нет работы для…

  • Последний бронепоезд

    Русские нравы в двух частях и с небольшими сокращениям ...Пока я занимаюсь всякими неработными делами - пьяные машинисты угнали тепловоз. Вместе с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Е-95, Торжок и Вышний Волочек

    Начнем, пожалуй, с конца, легендарной трассы М-10 ака Е-95, воспетой еще Радищевым. Вообще я не понимаю, почему за 300 лет существования…

  • Хроники БП -1

    Атмосферка вокруг чем-то напоминает 1937 год. Звонят друзья, то один, то другой, - «Меня уволили» «У Вас там нет работы для…

  • Последний бронепоезд

    Русские нравы в двух частях и с небольшими сокращениям ...Пока я занимаюсь всякими неработными делами - пьяные машинисты угнали тепловоз. Вместе с…