haspar_arnery (haspar_arnery) wrote,
haspar_arnery
haspar_arnery

Об интернационализме


Workers of the World by ~Amadou on deviantART

Предыстория вопроса

После распада СССР, термин «интернационализм» в приличном обществе стал, ну так скажем неуместен. Доброжелательные люди, ностальгирующие по советскому времени относятся к интернационализму как к милой блажи и доброму пожеланию старых дедушек, Маркса с Энгельсом, которые вообще написали много странных и оторванных от жизни вещей. Более суровые личности отмечали, что интернационализм имеет «сатанинский и антихристианский характер, является орудием сил всемирного заговора в деле порабощения человечества, подавления традиционной культуры и религии народов».

Для понимания, почему классики подняли тему международной солидарности трудящихся, вернемся в славные времена XIX века, когда Пушкин обличал ужасы капитализма в Англии с пылом нынешних критиков Северной Кореи; временам, когда главным оплотом агрессии и реакции считалась царская Россия, временам, когда бунтующих сегодня на улицах Рима итальянцев еще не было даже в проекте (хотя идея единой Италии существовала уже давно), а их место занимали сицилийцы, неаполитанцы, римляне, венецианцы, жители Пьемонта и прочие ныне вымершие народы.
Бурный рост промышленность и кризис феодального хозяйства привел к тому, что миллионы людей из медвежьих углов Европы устремились в поисках куска хлеба в города и стали тем, что мы называем пролетариатом. Единственное, что объединяло этих людей, было желание продать свой труд, дабы заработать на кусок хлеба. В остальном, между ними было мало общего. Разговоры «о культурном единстве иудейско-христианской цивилизации» оставим пропагандистам Четвертого еврорейха. Выходец из Силезии, неграмотный поляк-католик в лаптях, смотрелся на улицах протестантского Берлина XIX века как выходец из средневековья. На нефтяных приисках в Баку работали немцы, азербайджанцы, латыши, иранцы, грузины, русские, армяне. На заводах Будапешта у станков стояли немцы, словаки, украинцы, хорваты, сербы. В Англии на фабриках работали англичане, ирландцы, немцы. Даже представители одной нации, с трудом понимали диалекты своих «соотечественников» из различных областей свежеиспеченных стран типа Италии или Германии.
В этих условиях, тезис, что у «пролетариата нет отечества» отражал объективную реальность, а солидарность рабочих всех национальностей, рас и вероисповеданий была обязательным условием для создания рабочих орагнизаций. Там где пропаганда интернационализма добивалась успеха, социал-демократические, а в последствие и коммунистические партии преуспевали. Там где работодателям удавалось натравить рабочих разных рас и разных национальностей друг на друга рабочее движение терпело неудачу. Самый известный такой пример – США, о чем пишет в своей книге «Кредо Либерала» американский исследователь Пол Кругман. Таким образом, интернационализм для марксистов и анархистов был не целью, а средством, обязательным условием для политического успеха.
Пропагандистская работа среди многоязычного столпотворения полуграмотных людей, работавших по 10 часов в день чтобы прокормить многодетные семьи, была каторжным трудом. Но в кадровом вопросе международному рабочему движению улыбнулась удача. Эпоха реакции, последовавшая после краха «кровавой либеральной диктатуры Наполеона» и реставрации «нормального» феодального порядка, создала общеевропейскую диаспору хорошо образованных людей, говорящих на дюжине языков, таких как Маркс, Бланки, Прудон, Бакунин, поживших на своем веку в нескольких странах и не гнушающихся любым трудом. Их объединяла не национальность, не религиозная вера, а идея возможности построения лучшего мира и эту идеей в ужасных условиях либерального рабства классического капитализма XIX века, которую они смогли передать миллионам рабочим.
Из вышесказанного можно сделать заключение, что, интернационализм выполнял в марксистском движение две функции: А) он фактически создал пролетариат как политический класс Б) обеспечивал связи и взаимодействие между революционной диаспорой, на основе которой сформировалось руководство международного рабочего движения.
В XX-ый век продемонстрировал необходимость солидарности рабочих и на межгосударственном уровне. Авантюрная и бесконтрольная политика правящих классов, направленная на разжигание войн, издержки которых ложились на плечи трудящихся, требовала объединения рабочих разных стран перед лицом военной угрозы. Да и социал-демократические партии во время войны теряли контроль над своим электоратом, который к тому же изничтожался на полях сражений. Так же прошлый век показал необходимость противодействия попыткам капиталистов свергнуть прогрессивные и рабочие режимы, что как правило, ведет к торжеству реакции в целом регионе по принципу эффекта домино. Поражение испанской революции 1936-1939 года, превещало экспансию Гитлера. Переворот Пиночета в Чили повлек за собой превращение всей Латинской Америки в полигон неолиберальных экспериментов в 1970-хх - 1980-хх года. Еще более катастрофичные последствия для мирового рабочего класса имел распад СССР, после которого правящие классы вознамерились ликвидировать все социальные завоевания последнего столетия и вернуть времена фабричного рабства викторианской эпохи.
Отказ от принципов интернационализма имел для рабочих партий катастрофические последствия. Переход на позиции социал-патриотизма в 1914 году, привел Второй Интернационал к расколу, после которого он уже так и не оправился. В США, как мы уже писали, рабочее движение так и не смогло поднять голову из-за национальных и расовых противоречий. Ставшая национал-консервативной партией КПРФ, медленно, но уверенно движется в историческое небытие. Как правило, выбор национал-социализма или национал-коммунизма становился для рабочих партий первым, но решающим шагом на пути ревизионизма, буржуазного перерождения и в итоге отхода от марксизма.

Сегодня в мире

Когда мы рассматриваем нынешнюю ситуацию, возникает ощущение, что правящие классы прекрасно усвоили уроки прошлого, в то время как трудящиеся постарались крепко забыть свой собственный исторический опыт. Капиталисты, после двух мировых войн и противостояния с Советским Союзом научились координировать свои действия, как на региональном, так и на международном уровне. В рамках «формальных» и «неформальных» экономических форумов, за стенами МВФ, на «встречах без галстуков» банкиры, промышленники, чиновники разных стран находят общий язык и принимают важнейшие решения, направленные на укрепление власти капитала. В то же самое время трудящиеся разных стран раздроблены, атомизированы и редко способны объединиться в защиту своих интересов не то что в мировом масштабе, но даже в границах одной страны.
Для этого есть объективные и субъективные причины. Перестройка мировой экономики привела к качественному и количественному кризису рабочего класса в развитых странах. Сначала была проведена де-индустриализация стран Восточной Европы и бывшего СССР, промышленность которых была объявлена «социалистической» и «неэффективной». Затем, «неэффективной» оказалась и западноевропейская индустрия, которая буквально «на следующей день» после своего «триумфа», стала выводиться из Европы в страны третьего мира.
Закрытие заводов и фабрик привело к тому, что миллионы людей превратились либо в люмпенов, либо в мелких предпринимателей промышляющих жалким бизнесом, либо в низкооплачиваемых и слабоорганизованых работников сферы услуг. Да и здесь им приходится отчаянно конкурировать со своими «товарищами по несчастью» из соседних, еще более бедных и еще более разоренных капитализмом стран. Сотрудники еще работающих предприятий вынуждены соревноваться с еще более дешевым производством в странах третьего мира, чем умело пользуются власти, умело проводящие компанию по натравливанию рабочих Европы и Америки на их товарищей в Азии и Латинской Америке «отнимающих их рабочие места».
Крах советского блока вызвал кризис левой идеологии, (что включало в себя разумеется и кризис интеранциоанлизма), причем пострадали не только адепты марксизма-ленинизма в его советской трактовке, но и их оппоненты – троцкисты, анархисты, левые коммунисты наивно полагавшие, что крах «реального социализма» позволит им привлечь под свои знамена бывших членов «коммунистических и рабочих партий». Если до 1991 года для масс альтернативное общество было хорошим или плохим, но реально работающим проектом, конкурировавшей с капиталистической системой и заставляющей ее создать свою модель общества «всеобщего благоденствия», после реставрации капитализма в Восточной Европе социализм «для реально мыслящих людей» превратился то ли в утопию, то ли в страшилку, которую власти использует чем чаше, чем хуже идут дела в «самой эффективной» рынончной экономике.

Вместе с тем, следует отметить, что в Западной Европе в отличие от России и других стран Восточной Европы несмотря на глубокий кризис левых идей и рабочего движение в целом, идеи пролетарского интернационализма еще не превратились в предание прошлого. Хорошо помню диалог, который пересказал мне один товарищ. Он говорил с иностранным активистом по поводу нападений фашистов на наши пикеты. Иностранец удивился: «Почему же вы не обратились к профсоюзам, чтобы они прислали рабочих для защиты пикета?» Тут уже наш товарищ не нашел что ответить…
В течение десятилетий Страны Запада продолжали принимать тысячи рабочих-мигрантов, сначала с европейской периферии, а потом из стран Азии и Африки. Испанцев, португальцев, греков и югославов, сменили пакистанцы, арабы, поляки. Но процесс их интеграции в ряды социалистического и рабочего движения в целом функционирует до сих пор. Ведь даже для самых циничных социал-предателей, рабочий мигрант это потенциальный избиратель. Читатели могут вспомнить, пример такого разумного и циничного подхода к вопросу по фильму «Банды Нью-Йорка», где руководствуясь этим мотивом, Уильям Твид, коррумпированный заправила Тамани-холла, встречает с тарелкой супа эмигрантов-ирландцев спускающихся с кораблей, в то время как «американские патриоты» осыпают их камнями. Даже нелегальные эмигранты в Европе, через несколько лет получают гражданство, и естественно отдают свои голоса не тем, кто призывал их депортировать, а тем кто организовывал для них бесплатные курсы языка, защищал их права и принимал их в профсоюзы. В Греции, в Германии, во Франции в отделениях левых партий всегда можно найти пропагандистские материалы на основных языках используемых эмигрантами, а так же есть активисты, которые могут и умеют работать с иностранными рабочими.
Многолетняя антиколониальная борьба, в которой участвовало большинство левых партий Запада, компании солидарности с революционными движениями третьего мира, антивоенные движения так же способствовало сохранению традиций и навыков интернационализма, хотя зачастую непосредственно вопросы рабочей солидарности отходили в этих выступлениях на второй план.
Значительное число зарубежных левых организаций действуют как интернационалы. Многие крупные профсоюзы так же пытаются работать на международном уровне, понимая, что низкий уровень зарплат, и неорганизованость рабочих в странах третьего мира, позволяет работодателям снижать зарплаты у ухудшать условия труда в головных, европейских и американских предприятиях крупных компаний.

А что же в России?

По воле истории и вопреки завываниям «патриотов», вещающих о «несчастной России брошенной на альтарь мировой революции», именно провозгласив своей идеологией пролетарский интернационализм Россия пережила самый славный час своей истории. Миллионы людей во всем мире видели в СССР свою вторую родину. Тысячи литовцев, евреев, немцев, поляков, венгров шли за нее на смерть и их последними словами был крик: «Да здравствует Советский Союз!» Виктор Серж писал в своих мемуарах, как во время его выступления с критикой сталинского режима в Европе, старый бельгийский рабочий стал кричать ему, что все равно «СССР это отчизна угнетенных!» Уильям Джойс, английский коментатор работавший на Гитлера, со смехом отверг обвинения журналиста Уильяма Ширера в измене, сказав, что «он такой же «предатель» как тысячи англичан и американцев , променявших свое гражданство, чтобы стать товарищами в Советском Союзе». Интересно, сегодня в мире кто-нибудь готов ударить хоть пальцем о палец ради «Великой России встающей с колен»?
В последние годы существования СССР понятие «интернационализм» было выхолощено и превратилось в еще один пустой термин, которым кровавый режим мучил студентов на уроках истмата. Все чаще «солидарность трудящихся» заменялась благонамеренными, но бессмысленными сочетаниями типа «дружбы народов». Многие путали интернационализм с космополитизмом. Лишь изредка, по инициативе сверху проводились компании солидарности с трудящимися других стран. Люди постарше наверно помнят компанию помощи бастовавшим английским профсоюзам в 80-хх годах. Правда, трудящиеся нередко воспринимали эти добровольно-принудительные компании по сбору помощи как еще один налог.
Реальная классовая солидарность рабочих была на очень низком уровне. Израильский писатель и публицист Израиль Шамир, рассказывал автору эти строк, как в 80-ее годы советские моряки охотно выполняли обязанности штрейхбрехеров в зарубежных портах, во время забастовок, получая за это от местных предпринимателей скромные подарки типа видеомагнитофонов или телевизоров.
Еще одна проблема, заключалась в минах замедленного действия, заложенных сталинской политикой 30-хх-40-хх годов прошлого столетия. Депортации целых народов в ходе второй мировой войны можно сколько угодно обосновывать с точки зрения real politic и общепринятой практики того времени, но гораздо труднее оправдать с точки зрения с марксисткой теории.
В результате высылки чеченцев, корейцев, латышей, немцев, татар, финнов, СССР получил несколько миллионов потенциально нелояльных граждан, политика по отношению к которым оставалась проблемой до 1991 года. (В 1980-хх годах на эту тему состоялся интересный диалог между Ю.Андроповым и начальником разведки ГДР Маркусом Вольфом. Интересующиеся данной темой, могут найти его в мемуарах покойного восточногерманского генерала). Советский энтузиаст может сколько угодно рассказывать чеченцу, калмыку или латышу, про советскую дружбу народов, но вряд ли получит в ответ что-то кроме сочувственной кривой усмешки («мол лечиться Вам батенька надо, мой папа и дедушка Ваш «интернационализм» хорошо помнит»). Впрочем, такую ситуацию можно представит только гипотетически. Ведь, многие товарищи вообще не стремятся общаться с «фашистами» прибалтами, западными украинцами - «бандеровцами», «дикими» кавказцами и прочими нацменами, которых мы в коммунизм конечно не возьмем, а где-нибудь по дороге… Что же мы с ними сделаем?
В результате всех этих негативных факторов, мы получили триумф национализма в конце 80-хх годов. Советский «худой мир» в межнациональных отношениях сменился либеральной «доброй ссорой», распадом СССР и рядом кровавых межнациональных конфликтов. Россия вступила на крестный путь капиталистической реставрации, который до этого уже проделали страны Восточной Европы. Тысячи фабрик и заводов были закрыты, трудившиеся на них люди либо погибли от голода и болезней в 90-ее, либо бежали в поисках заработка в другие регионы, либо стали мелкими буржуа, еле сводящими концы с концами. Левая идеология была дискредитирована, зато различные правые, расистские, социал-дарвинистские и фашистские теории стали пользоваться значительной популярностью. Ведь это идеи передового Запада одержавшего победу, и к тому же их бичевал проклятый коммунизм! Многие так называемые «коммунистические» организации превратились в охвостье националистов.
Между тем, рабочая солидарность в России снова становится, как говорил классик «архиактуальным» вопросом. Бум конца 90-хх - начала нулевых затронувший крупные города России привлек в страну миллионы рабочих мигрантов из Украины, Молдавии, Казахстана, Таджикистана, Китая, регионов Северного Кавказа. Мы снова имеем многонациональный рабочий класс, который становится жертвой сверхэксплуатации, насилия со стороны работодателей и полицейского террора. Бесстрашному бойцу за «русских которых обижают» легче напасть на рабочего киргиза или на дворника-таджика, так меньше шансов получить пулю из травмата в голову. Не менее бесстрашная милиция борется с этнопреступностью на станциях метро, ведь только там ездят крутые кавказские авторитеты на своих джипах.
Начиная с 90-хх годов, Россия стала ареной деятельности транснациональных корпораций, что поставило вопрос о взаимодействии между рабочими России трудящимися на заводах ТНК и их зарубежными товарищами, для координации совместных действий по защите своих интересов от претензий работодателей.
Делается ли что-то в этом направление? Большинству левых активистов известна роль которую сыграли активисты РРП в организации рабочих-гастарбайтеров на стройках компании «Дон-строй» в середине этого десятилетия. Независимый профсоюз завода «Форд» активно взаимодействовал с зарубежными профсоюзными организациями этой компании. К сожалению, такие примеры являются большой редкостью.
В отличие от европейских стран, у нас нет кадров, которые могут работать с рабочими – гастарбайтерами. Вряд ли в России есть хоть одна левая организация способная напечатать листовку на таджикском или узбекском языках. По пальцам можно пересчитать людей, которые могут отдавать все свое время и силы на агитацию иностранных рабочих. А ведь не исключено, что совсем скоро, большинство рабочих России будут не русским. Партии и организации называющиеся себя «рабочими» должны быть к этому готовы.
Следует так же отметить, что решение проблемы рабочих-гастарбайтеров неотделимо от борьбы за эмансипацию всего рабочего класса России. Государственная политика создания рабочих мест на перефирии, прежде всего на Северном Кавказе, позволит ослабить миграционное давление на мегаполисы. Жесткое законодательство гарантирующие всем трудящимся высокую минимальную оплату труда и защиту их права, лишит смысла наем эмигрантов как сверхдешвой рабочей силы. Культурные и образовательные программы для рабочего класса будут способствовать интеграции трудящихся эмигрантов в российской общество.
Это один путь. Есть и другой вариант, когда отработав свою 60-часовую неделю и заработав свои триста долларов на оплату многочисленных счетов за жилье, воду, газ, учебу детей, медицинское обслуживание, уже не надеющийся дожить до 80 лет, (офицального возраста выхода на пенсию) русский рабочий возьмет в руки заточку, и пойдет ночью резать своего товарища по цеху - таджика «укравшего у него страну». Мимо него в лимузинах будут проезжать Прохоровы, Путины, Евсюковы и прочие гламурные кисы. Им будет очень смешно, ведь пока холопы дерутся у панов все в порядке.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 164 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →