haspar_arnery (haspar_arnery) wrote,
haspar_arnery
haspar_arnery

Categories:

Поездка в Бизерту (К годовщине исхода белых эльфов из России)

Бизерта из-за своей относительной удаленности от основных лежбищ руссо-туристо,  довольно редко посещается
нашими соотечественниками. И напрасно, ведь речь идет об одном из немногих мест в Тунисе, где отчетливо прослеживается французское влияние.  


Надо сказать, что благодеяния французской колонизации в Тунисе не слишком заметны.
На юге страны, ближе к Сахаре, европейские постройки я вообще  не видел. В Набёле
 и Хамамете французские дома можно пересчитать по пальцам (об одном из них я потом расскажу 
подробнее).   Похоже, что единственные исключения это сам город Тунис (столица как-никак) и Бизерта
- важнейшая база ВМФ Франции на африканском берегу Средиземного моря. 


Еще в Средние века, этот порт расположенный в 130 километрах от Италии был пиратской базой. 
В конце 19 века, когда французы прибрали эту страны к рукам, разумеется исключительно из лучших побуждений.
Между морем и Бизретским озером был прорыт канал, и корабли флота республики получили отличную и легко
обороняемую гавань (глубины там доходят до 11 метров).  



Для французских флотских на западном берегу канала был построен довольно живописный европейский квартал,
раскрашеный в традиционные для Туниса бело-синие цвета.  А вот разводной мост над каналом, являющийся символом города,
возвели уже не они, а дикие аборигены. 


В Бизерте французы сидели дольше чем в остальных районах Туниса. Даже после того как страна получила 
независимость в 1958 году, база продолжала оставаться под французским контролем. В 1962 году туниское правительство деликатно намекнуло де Голлю, что пора уже и домой ехать - несъеденные лягушки квакают в долине Сены и ждут гастрономов.
Этот намек привел к непродолжительным, но кровопролитным боевым действиям, в результате которых 600 тунисцев было убито.
А в 1964 году, после получения соседним Алжиром  независимости, французы все-таки убрались на все четыре стороны.   


Но Бизерта не только город славы французский моряков.  Это так же и место русского 
позорища. Как известно, проиграв гражданскую войну в России, остатки белых армий
плавно растеклись по всему Средиземноморью.  Одни устрились в Турции, другие в Болгарии,
третьи в Югославии, четвертые в Франции. А флот белых, по милости французского правительства
в декабре 1920 года нашел приют в гавани Бизерта, где он тихо ржавел до 1924 года.  


Ситуация несколько напоминала лихие 90-ее. Экипажы "Русской экскадры"
жили за счет постепенно продажи "на лево" различного корабельного имущества,
пока в 1924 году французы не решили наложить на русские корабли лапу.  
Обитавшим на них "лучшим людям России" было предложено выметаться, что те и сделали безо
всяких разговоров. 



Над кораблями были спущены Андреевские флаги и подняты триколоры, причем без всяких эксцессов.
В 1918 помнится перед перспективой передачи  флота немцам, большевики  свои корабли затопили. 
Когда в 1942 году англичане наложили лапу на французские корабли в своих портах, получился шандец с мордобоем и человеческими жретвами. Даже немцы в 1918 году героически утопились в Скапа-Флоу.  Но "лучшие люди России" тихо собрали 
манатки и свалили кто куда.


Из всего личного состава экскадры в Тунисе осталось менее 200 человек, которые в 1937 году возвели маленькую 
церковь Александра Невского. Большинство из этой могучей кучки свалило из страны вслед за французами, но после
1991 года, величественный миф о могучей русской колонии в Тунисе зажил самостоятельной жизнью. 
 


До Бизерты из Хамамета мы добрались на арендованом Рено за полтора часа проехав где-то 126 километров
по платной  автостраде.  Переехав канал, мы оставили машины и немного побродили по французским районам. 
Туниская легенда гласит, что Бизерта это черезвычайно европейский город, где чуть ли не все население это блондины-арийцы,
прямые потомки осевших там солдат Роммеля.  Это не соответсвует действительности. Обычный левантийский городок, типа Тель-Авива. Арийцев там не больше чем в Москве. 
После променада, мы отправились искать русскую церковь. На мой вопрос "Айн канисса руси?" (араб. иск.) народ мне бодро что то отвечал на неизменном французском (на нем видимо должны говорить все франки), что сильно затрудняло ориентацию.  Арабский я немного подучил перед отъездом, а вот французский... Наконец, солидный джентельмен в тройке, буквально взяв нас за руку направил  экспедицию по верному пути.  "Поверните налево, потом направо, отсчитате три улицы и там найдете каниссу".    Церковь оказалась на самой окрайне европейского района, через дорогу от нее уже начинались какие-то складские и портовые сооружения.  Архитектура сего собора весьма примечательна - как будто к традиционному магрибскому мавзолею приставили православные маковки. 



В сей храм мы попали во время службы, которую вел бодрый поп европейского вида, в весьма импульсивной манере.
В отличии от обычного, все произносимые им слова были различимы и даже не хотелось спать. Мои спутники как истинно православные представители среднего класса включились в процесс воскресного богослужения, а я стал украдкой рассматривать внутренние, весьма бедные интерьеры. 


Но до конца службы мы так и не дотерпели. На середине церемонии, пришла смотрительница дома Ширинской-Манштейн,
госпожа Лариса и повела смотреть мемориальную дом - музей ВЕЛИКОЙ РУССКОЙ ЖЕНЩИНЫ. 
Сразу заметим, что к Анастасии Ширинской-Манштейн дом - музей на паралельной улице никакого отношения не имеет.
Для устройства музея его недавно купили две московские купчихи бизнес-леди, растроганые страданиями лучших людей России за бугром.  Первый этаж особняка увешан копиями фотографий семей Ширинский и Манштейн. На втором этаже висят фотографии экскадры белых в Бизерте, плюс пара моделей кораблей. Вот и вся экспозиция.  


Хотя, вот еще. В почетном красном уголке собраны несколько французских аусвайсов, рукописные меню
торжественных обедов, которые устраивали изгнанники и грамоты от президентов Великой России, где выражается
признательность госпоже Ширинской-Манштейн за ее великие заслуги перед отечеством. 


К сожалению, в чем заключались эти великие заслуги я так и не уяснил. Смотрительница дома, Лариса провела
двадцатиминутную экскурсию из которой я подчерпнул следующую информацию:
После захвата власти злыми большевиками, лучшие люди России страдая за русскую культуру и веру и гонимые злым Лацисом 
поднялись на борьбу. На как только большевики разделались с Польшей, вождь белых эльфов Врангель понял, что пробил их последний час.  Тогда все эльфы погрузились на корабли в Крыму и отплыли в Средиземноморье. Сам барон Врангель внимательно проверил чтобы не один раненый или гражданский ни остался на берегу в руках злых большевиков, затем осенил себя крестом и отчалил на последнем кораблей. (Как я понимаю, разговорчики о тысячах белых офицеров выпиленых Фрунзе мы закрываем?) 


Немного поплавав по морю белые эльфы приплыли в Бизерту где и обосновались. Жили они очень 
плохо, поскольку лучшие люди России ничего делать не умели.  Мама Анастасии Манштейн пошла мыть посуду, но
поскольку она была дворянкой мыла посуду она хорошо.  Сама Анастатсия была хорошей девочкой, в 30-хх годах училась в Германии, где даже видела Великого Борца с Коммунизмом, который как-то во время Берлинской олимпиады изменил свой маршрут, и проехал мимо фройлян Манштейн и ее немецкой подруги.   И они видели как он сидел в машине! 
Потом Ширинская (фамилия мужа)-Манштейн, жила в Тунисе. Чем она занималась 50 лет я так и не понял. Лариса рассказала, что она любила Россию. Любила так, что нам и не представить. Я почти прослезился.
В 90-хх годах госпожа посетила любимую России, свое бывшее имение.  К несчастью злые большевики, на его месте построили школу. К приезду госпожи Ширинской-Манштейн местная администрация согнала холопов народ, который бурно выражал радость в связи с приездом барыни. Одна старуха даже узнала Анастасию, которую вывезли из России в 1920 году в возрасте 8 лет.  
Потомки любящей Россию женщины, естественно живут во Франции и по русски понятное дело не говорят.  Их фотографии в вышиванках прилагаются на экспозиции.

Несмотря  на трогательный рассказ Ларисы,  экспозиция и экскурсия почему-то вызвали у моих спутников антиэмигрантские настроения.  Выйдя из музея все дружно заговорили про "недобитков", "за какие заслуги этой бабе такие почести", "моя бабушка всегда этих эмигрантов ненавидела". Я даже подивился столь бурной реакции общественности. 
Subscribe

  • О вирусе

    С грустью посмотрев на календарь я обнаружил, что год назад я обещал гостям свозить их в Нарву и Тарту. Ага. Как же. Сегодня шутки про…

  • Пломбир, СССР и Свобода

    Когда я ностальгирую о СССР, я не вспоминаю о вкусном и дешевом пломбире, который так травмировал сознание либеральной интеллигенции. Ностальгия…

  • "Заповедник"

    Читатели это странички знают, что я не люблю Ахматову. И еще я не люблю Бродского. И Довлатова я тоже не люблю. Во-первых противный тип.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments