haspar_arnery (haspar_arnery) wrote,
haspar_arnery
haspar_arnery

1993 год глазами обывателя-эмигранта

Так получилось, что мой первый приезд в Россию после эмиграции пришелся как раз на сентябрь-октябрь 1993 года.
Мы летели домой рейсом KLM через Амстердам. В ту пору авиакомпании предлагали ныне редкий пакет услуг – транзитный рейс с бесплатным проживанием в отеле, чем мы не применули воспользоваться, проведя в стране любителей селедки и сыра почти целый день. Это был мой первый приезд в западноевропейскую страну. Помню как меня потрясли гигантский амстердамский аэродром, чистенькие домики и огромные пирожные с несметным количеством крема и сливок внутри. Сам же я обозревал сердце цивилизации в типичном обличии восточноевропейского варвара тех лет: на плечи у меня была накинута турецкая кожаная куртка, небольшой запас валюты хранился в кожанном набрюшнике, а в руках я постоянно тасках транзисторный приемник VEF со сломаной ручкой, который мы возвращали в Россию за ненадобностью.
Отсутсвие опыта путешественника-интуриста сыграло со мной злую шутку. Из всех достопримечательностей Амстердама я только посмотрел городской музей (сам не понимаю зачем меня туда понесло) и проехался на кораблике по каналам. В отеле без капли смущения я выпил в первые десять минут все лимонады из бара и лишь затем подумал, что за них может быть надо платить. Утром благополучно пропустив завтрак мы снова устремились в аэропорт на рейс Амстердам-Хельсинки-Петербург.
Моими соседом в салоне оказался молодой иностранец, который поинтересовался положением в России. К сожалению, мой тогдашний английский не выходи за рамки нескольких элементарных предложений. От отчаяния, я достал пачку рублей с большим количеством нулей и стал ему что то объяснять про ужасы инфляции. Не знаю, понял ли бедняга, что я от него хотел. Через несколько минут после неудачной попытки общения самолет приземлился в Пулково II.
Собчаковский Питер поразил меня обилием вывесок на английском языке, количеством разнообразных товаров в бесчисленных киосках и мрачным настроением жителей. Впрочем для меня, свежего эмигранта народные страдания были очень далеки. Благодаря еще неистраченой израильской корзине абсорбции рубли я не считал, тем более уже с первого дня запутался в тысячах и дестяках тысяч новых ассигнаций. Целыми днями я ходил по городу, навещал друзей и питался в любимых пирожковых и пышечных, которые тогда еще не приказали долго жить. Как я тогда не отравился – диву даюсь! Очень меня радовали цены на видеотехнику. Они были гораздо ниже чем в Израиле, где тогда существовал высокий налог на подобные «предметы роскоши». В магазине на Загородном проспекте я купил видеоплеер, и контрабандой повез его обратно в Иерусалим.
Здесь надо сказать, что политикой к тому времени я сознательно не интересовался. Последним моим сознательным политическим шагом было вступление в комсомол, кажется в 1990 году. Кажется после меня в нашей школе никто в комсомол больше не вступал. «Демократов» я ненавидел всем сердцем, но в колоннах тогдашних коммунистов я видел больше националистов и нехороших сталинистов, что было неприемлемо для мальчика из хорошей русско-еврейской семьи. После августа 1991 я вообще перестал смотреть телевизор и интересоваться новостями.
Лишь изредка до меня доходили слухи о страшной инфляции, всеобщем общнищание, хаосе в российской власти. Это лишь вызывало у меня горько-злобную ухмылку: «Хотели капитализма? – жрите». Но в тот сентябрь политика снова стала прорыватся в мой мир. Сначала она появилась на экране телевизора – в невзоровской программе «600 секунд», которую я стал смотреть по возвращению в Ленинград. Невзоров как известно был стороником Верховного совета и через его короткие десятиминутки я стал постепенно осозновать драматичность сложившейся ситуации. Проходя по Невскому около Гостиного двора я видел людей с плакатами в поддержку «Белого дома». Суть конфликта в целом продолжала оставаться за гранью моего понимания. Обе стороны были мне одинаково неприятны. Здесь следует заметить, что о сторонниках парламента я мог судить практически только из репортажей ельцинского ТВ (за исключением вышеуказанной невзоровской передачи).
За три дня до моего возвращения в Израиль разразился кризис. Всю ночь с третьего на четвертое октября мы с мамой смотрели телевизор. Местный пятый канал призывал к спокойствию. По правительственному каналу показали перекошенную от ужаса рожу Гайдара. Впрочем физиономии журналистов были не лучше. Мама ждала эвакуации иностранцев и надеялась, что за нами пришлют бронетранспортер. Я не питал подобных иллюзий. Бронетранспортеры в городе были заняты под другие дела – в ту ночь они охраняли питерский телецентр, куда пришли протестовать студенты. Интересно, что об этой демонстрации известно очень мало, хотя о ней упоминает госпожа Белла Куркова. В одном из своих интервью она пишет, как демократическая журналистика испытывала слабость в желудке в ту ночь, пока добрый Анатолий Саныч не послал войска не ее защиту.
А на следующее утро по всем каналам пошли репортажи расстрела парламента и интерес к новостям у меня снова пропал на долгие годы…

Что говорить, верно сказал старина Павел: "Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по- младенчески рассуждал..."
Subscribe

  • Технологии на службе Господа

    Как я уже писал несколько дней назад протестантская церковь Св. Анны уже полностью огламурилась и превратилась в лофт. Но на втором этаже там…

  • О вирусе

    С грустью посмотрев на календарь я обнаружил, что год назад я обещал гостям свозить их в Нарву и Тарту. Ага. Как же. Сегодня шутки про…

  • Пломбир, СССР и Свобода

    Когда я ностальгирую о СССР, я не вспоминаю о вкусном и дешевом пломбире, который так травмировал сознание либеральной интеллигенции. Ностальгия…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

  • Технологии на службе Господа

    Как я уже писал несколько дней назад протестантская церковь Св. Анны уже полностью огламурилась и превратилась в лофт. Но на втором этаже там…

  • О вирусе

    С грустью посмотрев на календарь я обнаружил, что год назад я обещал гостям свозить их в Нарву и Тарту. Ага. Как же. Сегодня шутки про…

  • Пломбир, СССР и Свобода

    Когда я ностальгирую о СССР, я не вспоминаю о вкусном и дешевом пломбире, который так травмировал сознание либеральной интеллигенции. Ностальгия…