April 26th, 2014

Дворцовые перевороты в России. Революции без революций

Image Hosted by PiXS.ru

Аффтор решил продаться Кремлю и написать для Рабкора. Хотя здесь я изложил тему несколько лучше.

Семнадцатый век стал для Московского государства эпохой тяжелейшего социального и политического кризиса. Фактически со времен царствования Бориса Годунова в стране шла перманентная гражданская война. Лишь Петр I, действую диктаторскими и даже революционными методами, смог коренным образом преобразовать политическую надстройку общества. В своем стремление создать «регулярное полицейское государство»* царь выкорчевывал остатки сословного представительства и местного самоуправления, превратил церковь в придаток полицейско-бюрократической машины, жестоко подавил городские и казачьи восстания, террором усмирил знать и придворную оппозицию, не пощадив даже родного сына. За утверждение абсолютизма Россия заплатила десятками, а может быть и сотнями тысяч жизней. На несколько десятилетий практически умолкла русская публицистика и гуманитарная литература. Низы и верхи общества сковал страх перед Преображенским приказом, фискалами, церковной инквизицией. Десятки тысяч людей бежали за границу или на окраины государства.

Страна была «усмирена», но теперь противоречия раздирали обновленную правящую верхушку, чей состав изменился за годы петровских реформ. Все факторы, ранее стабилизировавшие отношения между различными группировками боярской аристократии, дворянства, служилых людей, будь то законы, семейные связи или обычаи, были разорваны или ослаблены. Появились новые влиятельные кланы, участвовавшие в борьбе за власть: «птенцы гнезда петрова», поднявшиеся из низов, европейские эмигранты и наконец, гвардейцы, игравшие при первом императоре не только военную, но и политическую роль своеобразных «комиссаров».
Collapse )

Российский Джоффри

Image Hosted by PiXS.ru


Заканчивая статью про дворцовые «революции» в России в XVIII веке, я обратил внимание, что Петр II почти вылитый Джофри Баратеон, молодой и противный поц.

Посудите сами. Папочка с мамочкой Алексея друг-друга не любили, а спиногрыза сделали потому что «так надо». Впрочем, Петр Алексеевич, в отличие от Джоффри, жертвой инцеста,  все-таки не был...

С детства на мальчика все слегка забили, поэтому отрок воспитывался двумя няньками-алкоголичками, которые подсадил на винцо и внука Петра Великого. Когда же юности мятежный пришла Алексеевечу пора, к нему представили  учителей. Чему они учили надежу-наследника неизвестно, но по итогам финального экзамена выяснилось, что Петр плохо говорит по-русски, кое-как шпрехает по-немецки и на латыни и почему-то виртуозно ругается по-татарски.

Дальше, после смерти Петра I, Петрушу младшего на какое-то время оттирает от трона толстозадая Екатерина Скавронская. За сим следуют два года запоя и оргий и в 1727 году, бывшая прачка играет в ящик. На первый план выдвигается Хранитель Севера, герцог Ингерманландский, князь Меньщиков, дружбан покойного Петра I (а некоторые говорят, что и не только дружбан)

Collapse )