October 19th, 2012

Пятничное. Как умирали архитекторы Петербурга


Порой у меня складывается впечатление, что жители Петербурга-Петрограда-Ленинграда-Питера довольно критично оценивали градостроительную деятельность великих архитекторов-скульпторов творивших в городе на Неве. Иначе зачем творцы городского фольклора приписали и без того несчастным творческим людям страшный и противоестественный конец? Начнем по порядку.

Жан-Батист Леблон (1679-1719 гг). Создатель генерального плана Петербурга внезапно умирает в 1719 году при УЖАСНЫХ и ТАИНСТВЕННЫХ обстоятельствах. Легенда гласит, что зловредный Меншиков оклеветал Леблона в глазах Петра, сказав, что архитектор приказал вырубить в Петергофе деревья с трудом выращенные царем. Петр пришел в неистовство и жестоко оскорбил француза словом и действием. Потрясенный оскорблением Леблон слег в постель и умер от унижения и позора.

Александр Филиппович Кокоринов (1726-1772 гг). Архитектор здания Академии художеств. Задерганный, больной и затравленный врагами Кокоринов якобы повесился на чердаке построенной им Академии. Дух Кокоринова до сих бродит по зданию и не может найти успокоения.

Андрей Никифорович Воронихин (1759-1814 гг) Строитель Казанского собора. Отравлен завистниками. Даже неинтересно.

Петр Карлович Клодт (1805-1867 гг) А вот с знаменитым скульптором-анималистом, который по словам Николая Павловича «делал коней лучше чем жеребец, все получилось очень красиво. По слухам, «доброжелатели» сообщили ему, что у двух из четырех коней, которые скульптор поставил на Аничковом мосту нет языков. Клодт был реалистом и префекционистом и увидев свою недоработку, стал задумываться, сторониться друзей, заболел и умер.

Монферран Огюст Рикар (1786-1858 гг) И строитель Исаакиевского собора умер от огорчения. ВРАГИ и ЗАВИСТНИКИ во время освещения храма обратили внимание царя, что изображенные на фронтоне святые преклоняют голову перед Исакием Далматинским (святому которому посвящен собор), а стоящий с моделью собора Монферран – нет. Государь принял информацию к сведению и проходя мимо Монферрана проигнорировал гордеца. Результат – огорчение, болезнь, безвременная кончина.

Томишко Антоний Осипович (1851-1900 гг) Все предыдущие байки бледнеют на фоне страшной смерти архитектора тюрьмы «Кресты». Закончив строительство он якобы неудачно выразился во время доклада царю: «Я для Вас тюрьму построил». «Не для меня, а для себя» - ответил разгневанный царь и приказал замуровать несчастного зодчего в тысячной камере тюрьмы, чтобы навеки сохранить ее секрет.

Только в советское время архитекторы наконец то стали умирать своей смертью, за исключением А.И. Гегелло (1891-1965 гг), Н.А. Троцкого (1895-1940 гг) и А.А. Оля (1883-1958 гг). Их немедленно расстреляли после постройки в 1932 году «Большого дома» на Неве, дабы сохранить его жуткие тайны.