May 4th, 2008

Поход в Красную Горку

Итак, мой план посетить форт "Красная горка" все же увенчался успехом. Это было эпическое приключение. На электричку до Калище мы с Марианной опоздали, и нам пришлось ехать до Ломоносова.Но по счастливой случайности, прямо около вокзала мы перехватили маршрутку до Краснофлотска. Это была удача, но меня тревожил пограничный контроль, который два года назад сорвал мое автомобильное путешествие. Добрые попутчки посоветовали нам сказать, что мы едем на кладбище в Лебяжие, но это не потребовалось. Проверка документов была более чем халтурной. К тому же я принял некоторые меры чтобы сойти за аборигена и не вызывать подозрений.



В таком виде, я походил то ли на волхва, то ли на чухонского старца, некогда обычного в тех местах.

Маршрутка доставила нас прямо к мемориальному комплексу где похоронены участники подавлений мятежей в "Красной Горке" и Кронштадте, погибшие на подорвавшихся на минных полях эсминцах в 1918 г.(?) г. , а так же защитники форта в Второй мировой войне.





"Красная горка" место более чем живописное, прежде всего благодаря высокому берегу, который редко можно увидеть на Финском заливе.




Сам форт находится левее от комплекса. Он частично окружен колючкой с грозными надписями:






Но разве дурацкие надписи и колючка остановит "руссо турсито"?!




В итоге мы достигли цели нашего путешествия. Конечно все очень запущенно, как всегда много мусора и грязи но очертания форта различимы даже для такого любителя как я. А вот и главный приз:




This is a power of mother Russia! :-))))

И вот еще:





Бункер:




И на камнях растут подснежники:


 

Обратный путь прошел без приключений. Гранычары к нам в автобус даже не заглядывали. Доехав до Ораниенбаума мы сели на паром в Кронштадт и из крепости русских моряков вернулись по дамбе в Питер. Кстати на дамбе сейчас ведутся активные работы, и она постепенно приобретает божеский вид. 

Маленький демшизик :-)))

Интересно, этот Михаил Берг сам то верит во что пишет? Если да, то я искренне желаю, чтобы его детишки приняли участие в этой "конкуренции", а их первым конкурентом стал  папаша Берг. 

"...Все остальные права на самом деле вытекают из права убивать - легитимно носить оружие и применять его в рамках разрешенных процедур (которыми, в частности, является война), защита других смежных прав (скажем, семьи и собственности), приведение в исполнение тех или иных приговоров разных юридических инстанций.

...По той же причине подростки в Америке чем дальше, тем больше берут в руки оружие и убивают. В принципе, почти то же самое делают мальчики или девочки, когда суют в рот сигарету, - они символически присваивают себе право быть взрослым. А то, что в Америке эта символическая конкуренция - убийство подростками сверстников и учителей - случается чаще, чем в других местах, говорит не о деградации общества, а о продвинутости Америки в процессе либерализации."

Пятая колонка // Гусарская баллада

Михаил Берг ("Дело" 28/4/2008)

Антонио Грамши о «Еврейском вопросе»

Эту статью я написал несколько лет тому назад, и случайно нашел перебирая старые записи. Надо ее доработать и опубликовать, да все руки не доходят...

Антонио Грамши о «Еврейском вопросе». По материалам переписки с Татьяной Шухт.

 

К сожалению, приходится констатировать, что работы выдающегося итальянского мыслителя Антонио Грамши до сих пор не нашли пути к российскому читателю.  В советское время чиновники от идеологии видели в Грамши предвестника «новой левой», «еврокоммунизма» или теоретика «особого западного марксизма»* (стр.133).  После реставрации 1990-х годов,  Грамши опять угодил в нашем отечестве в список еретиков, но на этот раз как кровожадный марксист-революционер.   Таким образом, русскоязычный читатель должен до сих пор должен довольствоваться крохами от богатейшего литературного и научного наследия Грамши. Что говорить, если до сих пор самым полным собранием работ Грамши на русском языке является трёхтомное, полное купюр издание «Тюремных тетрадей» увидевшее  свет  в далёком 1959 году!  

 

Между тем в нашу эпоху, когда оживают самые страшные призраки 19-20 века,  когда  варварское  неравенство, концлагеря, колониализм и дикий национализм  становится  нормой в так называемых «цивилизованных» странах, стоит обратить внимание на замечания итальянского философа, жившего и работавшего в Европе «эпохи диктаторов». Мысли Грамши могут быть сегодня, куда более актуальны чем это кажется.* *

 

Одной из таких важных тем, до сих остававшихся вне сферы внимания исследователей, являются взгляды Грамши на еврейской вопрос. Эта проблема была затронута Грамши в переписке с сестрой его жены - Татьяной Шухт. Как известно в 1922 году, работая в Советской России, Антонио Грамши женился на Юлии Аполлоновне Шухт. Отец Юлии Шухт, Аполлон Александрович в годы царизма был вынужден эмигрировать из России и долгие годы  жить   в Италии. Лишь после февральской революции семья Шухтов вернулась в Россию, но Татьяна Шухт осталась в Риме.  Татьяна познакомилась и подружилась с мужем своей сестры в 1924 году, а когда в 1926 году Грамши был арестован и заточен в тюрьму, Татьяна Шухт приложила немало усилий для помощи узнику. Она стала постоянным корреспондентом Грамши в годы его заключения, а после смерти философа, Татьяна сохранила его важнейшее литературное наследие – «Тюремные тетради». К сожалению, по объективным причинам, упомянутым в начале этой статьи мы не располагаем опубликованным  письмами Татьяны Шухт к Антонио Грамши, что заметно усложнило нашу работу по написанию этой статьи. 

 

Впервые Грамши затронул тему еврейского вопроса в своём письме Татьяне Шухт от 13 сентября 1931 года. (Стр. 167)  Его внимание привлёк положительный отзыв Татьяна Шухт об австрийском фильме «Два мира», где выдвигался тезис о существование двух миров – еврейского и христианского. Грамши написал в ответ Татьяне, что его «крайне удивили»   её высказывания, поскольку по его словам «такой образ мыслей подстать какому-нибудь черносотенцу, или американскому куклуксклановцу, или немцу – приверженцу свастики». Грамши не без иронии приводит эпизод своего общения с антисемитские настроенной жительницей Вены и выражает сомнения, что он как нееврей принадлежит к одному миру с этой дамой.  

 

 Ответа на это письмо по видимому не последовало и 28 сентября Грамши снова пишет Татьяне: «...мне неприятно, что ты до сих пор не написала мне о своём отношение к еврейскому вопросу и к «двум мирам», и неприятно, что подобная чушь могла взбрести тебе в голову...». Грамши далее замечает, что антисемитизм как массовое явление уже не существует в Италии. Евреи давно являются членами всех общественных классов и не отличаются от итальянцев.  Редкие проявления антисемитизма не находят отклика в массах. (Как пример редких антисемитских эксцессов  Грамши приводит дело директора «Коммерческого банка»  Теплица и мало популярное правое издание «Ривиста ди Милано»).

 

Это письмо Татьяна Шухт не оставила без ответа, что послужило началу нового витка полемики.  Из письма Грамши от 5 октября 1931 видно, что Татьяна несколько скорректировала свою точку зрения о «двух мирах», высказав по-видимому мнение об неких общих чертах присущих всем евреям.  Грамши был встревожен. В своём ответе он заметил, что, несмотря на внешнюю безобидность, речь идёт «об идеологии, которая в какой-то мере сродни идеологии черносотенцев». (Стр. 176.) Далее он продолжал, «...в отношение тебя всё это мне кажется  настолько невероятным, что если бы я не попытался окончательно вывести тебя из заблуждения, я считал бы что не люблю тебя».  Согласно логике Грамши представления о человеческих сообществах как о разных мирах восходят к временам архаики, к крестьянской пословице: «Жен и быков надо выбирать из своей деревни».  По мере прогресса цивилизации эти «миры» приходят в соприкосновение друг с другом, нивелируются и постепенно исчезают, что в конечно итоге должно привести к унификации человеческого рода.  Все сообщества – группы, партии или секты стремятся найти свой конформизм с окружающим миром. Евреи не исключение. Особенности евреев - это следствия долгого пребывания евреев в гетто, в отрыве от европейского сообщества, но эмансипация и ассимиляция, начавшаяся после 1848 года постепенно нивелирует эти отличия. Грамши так же отмечает отличия между самими евреями, по его словам «английский еврей не имеет почти ничего общего с евреем из Галиции». (Стр. 178. )

 

Грамши выступает и против тезиса о существовании общей «еврейской идеологии». В этом плане он приводит пример Махатмы Ганди как «идеолога индусов». Грамши замечает, что в древности индусы были воинственным народом, и лишь монгольское, а затем и английское завоевание привели к возникновению доктрины Ганди о ненасилии. Грамши пишет, что культурная, языковая, экономическая и государственная разобщенность не способствовали развитию агрессивности у евреев, хотя при определённых социально-экономических условиях она может возникнуть вновь, ведь евреи-банкиры участвуют в агрессивных действиях капиталистических государств. Стр. 178. (Грамши видимо не знал о том, что в Древнем Мире евреи часто выступали в роли наёмников, иначе бы он вполне мог бы привести этот пример. К сожалению Грамши, не дожил до появления другого примера, подтверждавшего его позицию – государства Израиль.  А.К.)    

 

12 октября Грамши пишет ещё одно письмо Татьяне Шухт, где он анализирует позицию своей оппонентки. Он замечает, что в её подходе к еврейскому вопросу (через призму особого «еврейского мира» - А.К.)  есть разные аспекты. Грамши пишет: «Вначале ты высказала точку зрения, которая вела прямо к антисемитизму; затем встала на позицию которая под стать еврейским националистам и сионистам, и наконец точку зрения, которую могли бы разделять престарелые раввины, противившиеся уничтожению гетто, ибо они считали, что если эти изолированные территориальные общины перестанут существовать, то произойдёт вырождение «расы»...»  ( стр. 179 )

 

Далее Грамши приводит классическую цитату из Маркса, о том, что еврейский вопрос перестал существовать с тех пор как христианский мир ассимилировал сущность еврейства – торгашество, или иначе говоря как пишет Грамши, «еврейский вопрос будет решен тогда, когда произойдет эмансипация Европы от торгашества, то есть от еврейства во всех его проявлениях. По-моему это единственно правильная постановка в целом, не считая, разумеется, признания права за еврейскими общинами на культурную автономию (язык, школ и т.д.), а также на национальную автономию в том случае, если какой-то еврейской общине удалось бы при тех или иных обстоятельствах поселится на определенной территории». (Стр. 179-180)   Разговоры же об особой еврейской расе Грамши считает «мистикой дурного пошиба, пригодной для сионистки настроенной мелкой еврейской интеллигенции».   

 

Грамши так же объясняет Татьяне Шухт происхождение фантастических представлений о евреях. Он пишет, что на Сардинии термин «иудей» никак не связывается с конкретными евреями современности. Там считается что это либо «дурной христианин» либо название злодеев желавших смерти Иисуса.  С другой стороны, мифы об евреях являются плодом деятельности официальной пропаганды и церкви. Грамши цитирует рассказ еврея-комиссара служившего в казачий дивизии во время польской войны (Уж не об Ицхаке Бабеле идёт здесь речь? – А.К.)  который привёл пример как поражались его сослуживцы тому, что он еврей и отнюдь не похож на сказочного монстра какими описывали евреев попы в церквях. (стр. 180)

 

Подытоживая тему, Грамши пишет, что «расовая проблема интересует меня лишь в рамках антропологии и изучения доисторической эпохи», и что он не намерен и далее продолжать спор на тему различий между евреями и прочими людьми.

 

Несмотря на это заявления Грамши вновь упомянул еврейский вопрос в письме от 2 ноября. Он советовал Татьяне если она желает ознакомится с научной точкой зрения на положения евреев ознакомится с работами профессоров Ливио Ливи и Р. Баки, специалистов по проблемам народонаселения.  Грамши приводит мнение профессора Баки, что в большинстве стран мира евреи постепенно ассимилируется. Исключением является компактное ядро евреев в Восточной Европе и Рим, где гетто просуществовало до 1870 года, и где еврейской ассимиляции препятствует Ватикан. 

 

Из писем Грамши к Татьяне Шухт мы можем прийти к выводу, что Антонио Грамши придерживался классического марксистского подхода к еврейскому вопросу. Для него не было сомнений в том, что евреев ждёт неизбежная ассимиляция, поскольку экономическая роль сыгранная евреями в средневековье уже исчерпана и нет экономической основы для еврейской изоляции. Грамши так же категорически отрицает наличие у евреев каких либо особых   черт объединяющих всё мировое еврейство, а все особенности евреев он считал временным и постепенно исчезающим фактором.

 

На наш взгляд позиция Татьяны Шухт по еврейскому вопросу взывает не меньший интерес, чем взгляды Грамши. Ведь концепция «двух миров» была более чем типична для русской интеллигенции 20 века, которая так и не смогла отойти от идеи еврейской «особенности» и «исключительности». Изменялись лишь подходы к этой концепции, если в начале столетия евреи рассматривались как исчадия ада ( И. Бунин, Ю. Готье)  , то со второй половины века интеллигенция стала выискивать особые еврейские местечковые добродетели (Б. Стругацкие) и воспевать чудеса сионизма.  Здесь уместно привести высказывание современного публициста и историка Михаила Магида, который заметил, что утверждение о том, что евреи обладают некими присущими только им положительные

характеристиками это та же форма антисемитизма.

 

А. К.

 

*Весьма любопытно знать, что бы сказал Грамши,  марксист и революционер, по поводу «еврокоммунизма» ИКП. Может бы он заметил, что «позиционная война» итальянских коммунистов больше напоминала «странную войну» 1940 года, с аналогичным финалом.

 

** Перед тем как я начал писать эту статью имели место выступления молодежи «цветных» пригородов Парижа, а когда я её заканчивал в Австралии прошли арабские погромы. Не стоит упускать из виду, что сегодня даже либеральная пресса с энтузиазмом распространяет расистские стереотипы об арабах. Приведёт ли это к новому Холокосту в Европе? В эпоху Джорджа Буша, Ариэля Шарона и Владимира Путина этот вопрос остаётся открытым.