?

Log in

No account? Create an account
Добро пожаловать в мой блог!

Два замечания для новых посетителей.

Прошу избегать хамства, и личных нападок. После революции можете своего оппонента расстрелять, но до славной поры массовых расстрелов, ограничьтесь занесением сабжа в маленькую черную книжечку для памяти. А для грубиянов – бан, увы месье, бан.
Френд-политика. К сожалению, чукча писатель, а не читатель. Далеко не всегда удается прочесть все хорошее и интересное, что есть в ЖЖ. Поэтому, я редко добавляю новые блоги в ленту друзей. Но если кто-то хочет видеть меня «взаимным другом», напишите в личку, и все сбудется ;)


http://haspar-arnery.livejournal.com/261333.htmlСвернуть )

Моя рецензия на книгу Андре Влчека

Мы познакомились с американским левым публицистом и режиссером Андре Влчеком в сентябре 2012 года, когда он после долгого перерыва приехал посетить Ленинград – город своего детства. Мы долго ходили по улицам и разговаривали о пребывании Че Гевары в Праге, о культуре коррупции в Кении и о влиянии родственников Обамы на геноцид индонезийских китайцев. Знания о положении в странах Африки и Юго-Восточной Азии были у Андре поистине необъятными, поскольку за свою жизнь он посетил самые опасные и уделенные уголки этих континентов.

В чем-то наши позиции совпадали, в чем-то мы расходились во мнениях – но наши жизненные пути были во многом схожими. Мы оба были ленинградцами, оба оказались в подростковом возрасте за границей, где столкнулись с жестким социальным прессингом и циничным расизмом буржуазного общества. Оба испытали искушения условного Запада, но в итоге смогли найти верную дорогу.

И вот теперь я рад представить читателям очередную книгу Андре Влчека – сборник статей с красноречивым названием: «Это не то, что вам полагается читать».

Как мне кажется, эти тексты по настоящему важны для современного марксистского понимания развития Таиланда, Индонезии, Камбоджи и других стран Тихоокеанского региона, превратившихся сейчас в сборочный цех планеты. Именно туда выносится промышленность из Европы и Америки, а рабочие трудятся в рабских условиях, вполне сравнимых с Англией XIX века. И если вы хотите увидеть настоящий, «нормальный» капитализм, скрытый за фасадом богатых стран – тогда книга Влчека непременно должна лежать у вас на столе.

Сборник «Это не то, что вам полагается читать» дает ответ на важный вопрос – почему в регионе, который стал сегодня местом концентрации мирового пролетариата, не наблюдается подъема революционного движения? В XIX веке говорили, что Америка заимствует самые передовые европейские технологии, а Россия перенимает самые передовые европейские идеи. Сегодня же в Азию и Африку сбрасывают как устаревшие технологии, так и архаичные идеи – что, кстати, во многом касается и постсоветской периферии. А независимая мысль десятилетиями выкорчевывалась в этом регионе путем террора и промывкой мозгов.

В результате этого мы читаем в книге Андре Влчека про нищих индонезийских женщин, стирающих белье в канавах с нечистотами, но мнящих себя «средним классом», и об исламистах, которые верят, что сегодня у власти в Кабуле до сих пор находится «коммунистическое» правительство: «США пришли в Афганистан воевать с Талибаном, а не с коммунизмом. Это правительство все равно является марионеточным режимом России», – говорят эти люди. А это так похоже на радикальных украинских националистов, которые считали российским агентом даже Петра Порошенко. Или на русских капустнобородых правых, уверенных, что Кремлем заправляют представители конспирологической «мировой закулисы», а вовсе не правящий класс туземных капиталистов.

Альтернативой западному империализму Андре видит страны Бушевой «Оси Зла» – Китай, Сирию, Венесуэлу, Россию. Безусловно, он идеализирует мотивы российского и китайского руководства, которые не противостоят империалистическому давлению, а просто пытаются интегрироваться в мировую капиталистическую систему, на приемлемых условиях для своих коррумпированных правящих элит. Однако, читая Влчека, я вспоминаю герцога Альбу: узнав о том, что Испанская католическая империя намерена аннексировать Португалию, он заметил – «а где мы тогда будем искать спасения от гнева нашего короля?». Если весь мир станет вотчиной Американской и Европейской империй, то где же будут искать спасения западные диссиденты и инакомыслящие – такие как Сноуден или Ассанж? Кто помешает окочательно затравить Оливера Стоуна, Ноама Хомского, Роджера Уотерса, или Майкла Мура? Проживая в «свободных» странах, где RT или Press TV зачастую являются единственной альтернативой собственному корпоративно-государственному мейнстриму, левые оппозиционеры активно вслушиваются в голоса с Востока. И отнюдь не потому, что они любят Путина.

Книги Андре Влчека, несомненно, будут востребованы в странах бывшего СССР, а их распространение надо только приветствовать. Я надеюсь, что нынешнее издание «Это не то, что вам полагается читать» – только начало, и русскоязычные читатели в ближайшем будущем познакомятся с другими книгами нашего соотечественника, который имеет смелость смотреть на мир своими глазами.

http://liva.com.ua/eto-ne-to-chto-vam-polagaetsya-chitat.html

Системный фактор



В свое время рецензирую работу Стива Коткина "Рабочие Сталина" я обратил внимание на то, что людоедский трудовой кодекс конца 1930-х годов, сводился на нет, фактором всеобщей занятости и зависимости администрации от рабочих в вопросах выполнения плана.
Будешь слишком сильно давить на работяг, так они все разбегутся, а перед уходом напишут на тебя бумагу в НКВД, что ты троцкист и правый уклонист.

Аналогичная ситуация была и с "крепостным" крестьянством, которое массами уходило в города, зная, что "с Магнитки выдачи нет". Есть, паспорт в деревне, нет паспорта, не важно. В городе выдавали.

Подобная картина нарисовалась когда я писал статью про Антисемитизм в СССР. Наткнутся на начальника или декана антисемита или ксенофоба можно было легко, но система была заточена на продвижение людей, а не на их дискриминацию и маргинализации. Не принимали в один ВУЗ? Принимали в другой, а потом когда в прежнем учреждение менялось руководство ты возвращался туда с щитом и на коне.

Можно напомнить и ситуацию с национальными меньшинствами. Например в Израиле эмигранты из СНГ воют от зависти (зависть это вообще главная черта "рыночного человека") говоря о пособиях эмигрантам из Эфиопии, но полностью игнорируют тот факт, что несмотря на все льготы эмигранты из этой африканской страны остаются самыми бедными израильтянами. Никакие льготы и "позитивная дискриминация" не способна радикально изменить уровень жизни афроамериканцев. С другой стороны в Болгарии или Венгрии тебе постоянно начинают рассказывать о "цыганской проблеме" - криминал, асоциальные элементы и т.д. Когда спрашиваешь была ли такая проблема до 1991 года, то ответ всегда - "нет, они же на заводах все работали, а потом заводы закрыли и понеслось..."

Одним словом без коренной перестройки экономики и общества, на том принципе, что в выигрыше всегда остается человек труда, все наши "вечные" национальные и социальные проблемы так и останутся вечными.

Французские богемные парочки любят подбирать валяющихся на дороге симпатичных иностранцев, а затем использовать их как любимых домашних зверюшек и секс-игрушки. Это мы уже знаем еще по фильму Бертрано Бертолучи «Мечтатели». Теперь в фильме израильского режиссера Надава Лапида в лапы юных буржуа, Эмиля и Каролины попадает их сверстник из Израиля - Йоав.

История, которая привела Йоава в Париж, примечательна, хотя и не уникальна. Как мы знаем, ключ к израильской идентичности это еврейская самоненависть. Быть евреем порой доходно и почетно, порой смертельно опасно, но всегда непросто. Заложенное в еврейскую культуру стремление к знаниям, стремление быть лучшим это тяжелое психологическая нагрузка, от которой в периоды кризиса хочется освободиться как от непосильной ноши. Подобно тому, как хороший мальчик вынужденный сидеть у окна и забрить уроки завидует хулиганам бегающим по улице с мячом, так и евреев порой охватывает неукротимое чувство самоотрицания, желание быть как все.

И сионизм удовлетворяет эту потребность – отправляясь в Палестину, будущие израильтяне радикально порывают со своим языком, культурой, ментальностью. В Израиле «галутные» ценности подвергаются осмеянию, а на их место выдвигаются диаметрально противоположные израильские добродетели – грубость, культ силы, невежество, легендарная «хуцпа». Когда пользователи рунета дивятся проклятиям, которыми новоиспеченные израильтяне поливают «совок» и «рашку» следует понимать, что прежде всего эти несчастные люди проклинают самих себя.

Однако, в эту игру можно сыграть и по-другому. Разумеется, абсолютное большинство израильтян, малообразованных, запуганных и находящиеся под постоянным прессом пропаганды верят, что они живут «в самой безопасной для евреев стране», что здесь они спаслись от ассимиляции, что только в Израиле (ну или еще в США) можно достичь материального благополучия.

Исключением является небольшой образованное меньшинство, преимущественно из обеспеченных слоев, имеющих доступ к частным учителям, расположенным в Тель-Авив, Иерусалиме и Хайфе культурным центрам. Они достаточно хорошо знают прошлое свое страны и понимают, что официальная история Израиля и сионизма это такой же миф как «Краткий курс» Сталина. Они знают, что Израиль обречен, и весь круговорот насилия и интриг это лишь попытка оттянуть неизбежный драматический финал. Путешествуя по миру, они видят, что евреи во всех странах живут гораздо богаче и безопаснее чем израильтяне. Выросшие в унылых городах застроенных блочными домами, они испытывают шок, прикасаясь к памятникам мировой культуры. Им не нравится служба в армии на оккупированных землях и превращение Израиля в «Государство Галахи». И в како-то момент у этих людей пропадает желания быть израильтянами.

Любопытно, что они не хотят вернуться, к корням, стать евреями. Нет, они мечтают превратится в американцев, канадцев, французов. Йоав, главный герой картины Лапида, типичный пример такого персонажа. Он родился в знатной по израильским меркам семье, чьи предки эмигрировали в Палестину еще до Второй мировой войны. Он хорошо знает, что Израиль обречен, говоря «я переживу эту страну». Пройдя через психологический кризис во время военной службы, он бежит во Францию.

В отчаянно попытке бежать себя, герой фильма отказывается говорить на иврите, прерывает общение с семьей и проводит дни блуждая по Парижу зубря французские слова. Но происхождение не отпускает Йоава.

Франции он не интересен в качестве француза. Израильтяне нужны западу лишь в качестве карикатурных экспертов по безопасности, вроде Эррана Морада из фильма Саши Барона Коэна. Герой находит сначала работу в компании по безопасности, в окружение типичных израильтян, бравирующих свой идентичностью и провоцирующих парижан на конфликты. Когда же Йоав отказывается принять навязанную ему роль, он оказывается на улице. У художницы Зои Черкасской-Нидаль есть картина «Алия», где эмиграция из СНГ изображена в виде голой блондинки стоящей в локтеколенной позе. В фильме Лапида в такой же позиции оказывается израильтянин.

В итоге попытка бегства заканчивается неудачей. Йоав осознает, что является только игрушкой в руках своих пересыщенных друзей. Фантастическая Франция, в которую он бежал оказалась пустой оболочкой. В финале он возвращается домой со словами вы «посылаете меня на смерть».


Некоторое время назад я написал несколько небольших эссе для альманах "На святой земле" . Сейчас этот проект ищет нового редактора, и если кто-то готов взять на себя этот нелегкий и неблагодарный труд, то рекомендую ему обратится к Влад Ривлин (Vlad Rivlin)

Ну а Вашему вниманию я представляю один из моих текстов, для данного журнала.



И были они смуглы и рыжеволосы

«И были они смуглые и золотоглазые»
Рей Бредбери

- Я поведу тебя в музей – сказала Халилу сестра. – Сегодня день Накбы и Героизма.

В этот нежаркий майский день Халилу не хотелись идти ни в какой музей. В его планах значился гироскутер, море и возможно, если очень повезет, вечерняя прогулка с Захирой вдоль пардеса. Но отсутствие в музее в такой день, конечно, будет заметно. Учитель скажет об этом директору, директор – родителем, вообщем, надо было идти…

Музей НАКБЫ в Маджале располагался в самом центре города, на проспекте Ясера Арафата, между театром и больницей, там, где магистраль устремлялась с холма к синеющему внизу Средиземному морю. Музей был невелик, и внешне напоминал типичную палестинскую деревню, устроенную на склоне холма. Постройки окружали оливы, а каждый дом был посвящен десятилетию борьбы палестинцев с израильским владычеством.

Вместе с одноклассниками Халил шел из дома в дом, от десятилетия к десятилетию, и слушал рассказ про историю своего народа, о приплывших из-за моря жестоких колонистах, которые больше века огнем и мечем пытались покорить и изгнать палестинцев. Голограммы транслировали портреты героев – Жоржа Хабаша, Лейлы Халед, Ахед Тамими, видеокадры с разгонами демонстраций и ковровыми бомбардировками. Но сегодня Халила интересовали не они. Его взгляд привлекали образы врага.

Израильтяне, кто они? Закованные с головы до ног в доспехи фигуры волокут арестованных подростков. На их головах шлемы с забралами, в которых отражаются лица жертв. Агенты спецслужб в балаклавах. Темные, зловещие силуэты на заднем плане. «Лица, где их лица?» - думал Халид. Не первый раз его интересовал этот вопрос. Когда-то он даже задал его наставнику, и тот улыбнувшись ответил, что задача музея показать, что палестинцы вели борьбу прежде всего против людоедских идей колониализма, расизма и империализма, в которых нет ничего человеческого. Конечно, когда он будет старше, он легко сможет найти в книгах и в Интернете все изображения, которые сочтет нужным увидеть. «Даже израильтян?» - Спросил Халид – «Даже израильтян» - улыбнулся наставник.

Мысль посмотреть на врагов не оставляла Халида и по возвращению домой. Он уже собирался развернуть планшет и войти в сеть, как снизу раздался призывный свист и мальчик вспомнил о своих обязательствах перед Захирой. «Картинки никуда не убегут. Я посмотрю их завтра. Или послезавтра. Или зимой, когда пойдут дожди, и я буду сидеть дома. Иншалла». Захлопнув планшет Халид выскочил за дверь, и кубарем скатившись по лестнице, побежал на улицу к подружке.
….Несколько лет назад, забравшись в шкаф в спальне родителей, Халид нашел коробку с бумагами на незнакомом языке. Наверное, если бы Халид знал русский, он бы смог прочитать приглашение семье Поляковых приехать на постоянное место жительства в Государство Израиль, удостоверение к медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» и переписку Сары Соломоновны Цинклер из Ленинграда с уехавшими в Ашкелон внуками. Но Халид не знал этого языка и просто сложил бумаги обратно в коробку, закрыл ее и убрал подальше в шкаф.

Только "Сезон" это конечно 40-ее годы, а не 30-ее

"Красная сеть"



В эпоху маккартизма аналогом "Протоколов сиониских мудрецов" служила книга "Красная сеть: "Кто есть кто" и пособие по радикализму для патриотов". Ее автором была домохозяйка из Чикаго Элизабет Диллинг, гражданская активистка и доставляющая личность.

Все началось с того, что ее муж завел любовницу. Вместе с мамой, Элизабет нагрянула к изменщику и немного постреляв в лучших ковбойских традициях из револьвера, оштрафовала паскуду на 100 тыс. вечнозеленых.

Но это была присказка, дальше мисис Диллинг задумалась о судьбах Америки, КОТОРАЯ ГИБЛА (ибо Великая Депрессия на дворе). На этой почве ее состояние крайне обострилось и в 1931 году врачи посоветовали ей поехать попутешествовать.

Любопытно, что Элизабет Диллинг направилась не в какую то там Ниццу, а в самый АД - в советскую Россию, откуда на амеркианскуюземли ползли идеи всеобщей занятости, бесплатной медицины и расового равенства. (Правда перед этим схождением на ДНO она добилась аудиенции у папы и заблаговременно исповедовалась в грехах)

Ее описание ЭТОЙ СТРАНЫ для современного обитателя фейсбучка неинтересно - грязь, беспризорники, от огруцов болит живот, все это мы читаем каждый день в постах успешных израильских и амеркианских програмистов, ведущих вечную войну с ненавистным совком. Но была и пара пикантных моментов. Так один еврей показал ей карту оккупации США, где названия городов были русифицированы. Но еще страшне было "сексуальное равенство". Элизавет была до глубины души шокирована огромным нудистским пляжем под Москвой. Страшнее его были только ясли, общие кухни в домах-комуннах и право женщин на аборты.

На обратном пути Диллинг заехала в Рейх и ..." Германский народ при Гитлере доволен и счастлив... Не верьте россказням, отрицающим великое благо, которое сотворил для своей страны этот человек ... Лично я возношу богу молитвы за сопротивление, которое Германия оказывает коммунизму..."

К чести авторши этой фразы, заметим, что после войны в 1954 году Диллинг пересмотрела отношение к Гитлеру и заявила, что последний был евреем на содержание мирового еврейства.

В конце 1930-хх годов Диллинг решила открыть глаза Америке на ПРАВДУ и стала ездить по стране с лекциями об ужасах коммунизма, а потом решила написать ТАЛМУД где все враги будут названы поименно. Для этого она пошла на нечеловеческий подвиг, читая день и ночь коммунистические брошюры.

К моменту завершения "Красной сети", Элизабет е---нулась окончательно и как-то войдя в лекторий Чикагского университета с ходу заявила аудитории - "Вы все морские свинки Сталина". В каталог советских агентов в США помимо таинствоенного Николай Ленина, вошли умершие амеркианские революционеры Фрунзе и Луначарский, а так же Махатма Ганди и Рабиндранат Тагор. Но спустя десять лет труд подвижницы пришелся ко двору. Ведь и "Протоколы ..." тоже не сразу оценили.

"Красный Нуар Голливуда" (в моем вольном изложение)

Конец игры


Дорогие друзья, настала пора возвращаться в реальный мир. Сериал «Игра престолов» наконец подошел к концу – после восьми лет триумфального шествия по планете. На основе серии книг Джорджа Мартина «Песнь льда и пламени» было создано захватывающее постмодернистское шоу, где поначалу не было хороших или плохих героев, не было никакой морали и общественных интересов. Сюжет книги, а так же первых сезонов сериал по сути дела являлся интригой ради интриги – и этой чистоте жанра позавидовал бы сам его основатель Никколо Макиавелли.

Отдадим должное автору – Мартин мастерски показал столкновение противоположных интересов противоборствующих феодальных кланов и отдельных лиц, сражающихся за власть, богатство или за собственное физическое выживание. Неудивительно, что миллионы людей, включая автора этих строк, не без удовольствия потребляли эту очередную разновидность опиума для народа. Однако этот постмодернистский праздник жизни не мог продолжаться вечно.

Конечно, здесь сыграли роль и чисто технически моменты. Последние тома саги Мартина сложно было читать без толкового словаря персонажей, списка населенных пунктов и родовых древ крупнейших родов. Интрига пожрала саму себя. Похоже, что и сам автор запутался в хитросплетении своих сюжетов. Его последний роман «Ветра зимы» так и не дописан, и учитывая возраст творца, трудно рассчитывать, что сага вообще когда-нибудь будет завершена. Хотя в этом случае ее, скорее всего, продадут по сходной цене другим авторам – в качестве коммерчески перспективной франшизы.

ЕЧитать дальше...Свернуть )

Дураки и Змей горыныч




Конфликт в Екатеринбурге, разгоревшийся вокруг строительства храма Святой Екатерины на территории городского сквера, еще раз напомнил нам о двух главных проблемах российской власти.

Первая проблема заключается в том, что в условиях вялотекущего экономического кризиса правительство не имеет возможности контролировать ситуацию в регионах. У Кремля есть средства для поддержания более-менее приемлемого уровня жизни в Москве и покрытия убытков олигархов, но для территории за МКАДом предлагается только одна и хорошо известная формула – «денег нет, но вы держитесь».

Ситуация усугубляется тем, что уровень компетенции провинциальных чиновников не слишком изменился со времен блаженной памяти государя императора Николая Павловича. Именно из провинции мы еженедельно получаем новости о безумных уголовных делах и идиотских заявлениях депутатов. Эти люди способны вполне успешно решать личные финансовые вопросы, но бессильны перед реальными проблемами, которые стоят перед обитателями их уделов, умудряясь постоянно умножать их количество.

Читать дальше...Свернуть )

Мандат неба истекает






В Древнем Китае считалось, что стихийные бедствия и катастрофы являются предзнаменованиями утраты «Мандата Неба» или, проще говоря, легитимности правящей династии. Надо сказать, что многие из этих катастроф были неслучайны — наводнения на китайских реках часто случались после того, как администрация демонстрировала свою неэффективность в обслуживании рукотворных дамб и плотин.

Можно вспомнить, что и падению СССР предшествовала череда техногенных катастроф — авария на Чернобыльской АЭС, взрыв трубопровода, пожар в Библиотеке Академии Наук. В школах даже был сложен стишок:

Перестройка важный фактор,
Сразу грохнули реактор, потопили пароход,
Пропустили самолет,
А какая-то свинья с рельс спускает поезда…

Дети правда не знали, что «свиньей» была советская бюрократическая машина, которая на тот момент работала на холостых оборотах.

Сегодня по всему миру в огне снова гибнут памятники. Горит Национальный музей Бразилии, библиотека ИНИОН РАН, Успенская церковь в Карелии, и наконец, Собор Парижской Богоматери. И почти за каждым случаем мы видим издержки капиталистического хозяйствования — «оптимизация» на охране, пожарной безопасности, ремонтных работах.

Памятники культуры и архитектуры давно уже утратили свое значение сами по себе и превратились в станки для печати денег. Когда загорелся Нотр-Дам, газеты написали о пожаре в «крупнейшей туристической достопримечательности» Франции. Святыни и заповедники нещадно эксплуатируются для получения прибыли — так, например, фонтаны Петергофа, некогда включаемые только по торжественным дням, сегодня работают без перерыва для нескончаемого туристического потока (750 руб иностранец, 450 — гражданин РФ). Несложно догадаться, как это влияет на техническое состояние шедевров, возводимых веками.

Впрочем, для альтернативно одаренных, для катастрофы в Париже есть более простые объяснения. Близкая к власти журналистка Ксения Собчак объяснила пожар «крысами, бомжами и радикальной толерантностью». Вероятно, в детства папа не давал ей читать «Собора Парижской богоматери» Виктора Гюго, где вокруг знаменитого храма бродила цыганка Эсмеральда с козой и бомж Квазимодо. Дикари лепечут, что «никто не плакал о храмах Донбасса, или когда французская авиация бомбила Сирию». Их скудным умишкам не дано понять, что через 1000 лет французской авиации не будет, но было бы желательно, чтобы Нотр-Дам сохранился как достояние всего человечества.

Впрочем, альтернативно одаренным мы и так уделяем слишком много внимания. Реакция большинства граждан России была куда более адекватной. Ведь мы, бывшие советские граждане, были воспитаны не только на российско-советской культуре, но и на мировой литературе. Именно Гаврош Виктора Гюго был первым и любимым героем детства многих читателей этих страх. Нам, «совкам», не чужд и «сумрачный тевтонских гений», и «острый галльский смысл». Именно мы, трудящиеся, унаследуем все эти шедевры, созданные предшествующими поколениями. А сейчас наша задача в том, чтобы сберечь остатки цивилизации, могущей погибнуть под руинами рушащегося капитализма.

http://1917.com/XML/A494ClRA3GG2z58xNaNbEiPT+xQ.xml

Profile

haspar_arnery
haspar_arnery

Latest Month

Сентябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Terri McAllister